В Петропавловске-Камчатском 08:49, 04 Марта, четверг
ночью -11°C
днем -5°C
ветер 10,8 м/с
Завтра 05 Марта
-9 ... -1°C
ветер 5 м/с

Разведка боем

Владимир Георгиевич ТУРОВВ 20-х числах сентября 1944 года 28-я армия, в состав которой входила 55-я гвардейская стрелковая дивизия (55-я гв. с.д.), начала марш с территории Польши на север, в Прибалтику, и вошла в состав 3-го Белорусского фронта.

Фронтом командовал генерал армии дважды Герой Советского Союза Иван Черняховский. Это был самый молодой командующий фронтом. Ему было всего 38 лет. Забегая вперед, скажу, что в феврале 1945 года Черняховский был смертельно ранен от разрыва артиллеристского снаряда и погиб. С этого момента фронтом стал командовать начальник генерального штаба маршал Василевский.

В ночь 21 октября 1944 года 55-я гв. с.д. пересекла бывшую границу СССР с Германией и вступила на территорию Восточной Пруссии, которая издавна служила Германии главным форпостом, с которого германские агрессоры намеревались осуществить план захвата и порабощения народов всей Восточной Европы.

На территории Восточной Пруссии начались ожесточенные бои. 24 октября 1944 года 55-я гв. с.д. вышла к каналу Тиса, что примерно в 25 км восточнее г. Гумбиннена. Здесь у противника начиналась сильно укрепленная оборонительная полоса. Она строилась еще до войны.

Естественно, во время наступательных боев у нас были потери. Но главное, личный состав устал и нуждался в отдыхе. Командование 28-й армией и фронтом это понимало. Поэтому был получен приказ всему фронту перейти к долговременной обороне. Необходимо было тщательно подготовиться, чтобы прорвать эту оборону и в дальнейшем вести наступательные бои. Наступление планировалось начать в марте 1945-го.

В это время на западе, в Арденнах, войска наших союзников попали в тяжелое положение, несли большие потери в людях и технике, могли быть полностью уничтожены немецко-фашистскими войсками. В связи с таким положением к верховному главнокомандующему маршалу Сталину обратился Черчилль с просьбой начать наступление на западном направлении. Чтобы немецкое командование сняло с фронта часть своих войск, и тем самым ослабить ударные силы против союзников.

Такой возможности у советских войск в данный момент не было. Тем не менее Сталин пошел навстречу просьбе Черчилля. Вот почему вместо запланированного наступления в начале марта наступление 3-го Белорусского фронта началось 13 января 1945 года.

Чего нельзя сказать о наших союзниках. Второй фронт они открыли летом 1944 года, когда по договоренности должны были сделать это в 1942 году.

Перед наступлением каждая армия фронта проводила разведку боем. Такую разведку проводила и наша 28-я армия на участке обороны нашего 162-го гвардейского стрелкового полка. Проводила здесь, потому, что нейтральная полоса между нашей обороной и противником здесь была самой короткой.

Цель разведки боем: определить группировку противника, установить систему огня на переднем крае и в глубине обороны, в том числе количество дотов и дзотов. Кроме того, установить характер инженерных сооружений, в том числе минных полей и проволочных заграждений. А также захватить пленных и документы.

Чтобы ввести противника в заблуждение о характере боя, командование 28-й армии решило применить в артиллеристской подготовке две «Катюши».

Солдаты противника уже знали, что «Катюши» первыми открывают артподготовку при больших наступлениях советских войск. А при больших наступлениях артподготовка длится не менее часа. И большинство солдат противника укрываются от огня в блиндажах и во второй траншее. Здесь они надеются укрыться и переждать время артиллеристской подготовки. На переднем крае, в первой траншее, остаются только наблюдатели. Так произошло и на этот раз.

8 января 1945 года командиров подразделений, которые будут участвовать в разведке боем, собрали на командном пункте 168-го гвардейского стрелкового полка (168-го гв. с.п.). Начальник штаба полка Леонид Болдырев зачитал приказ о том, что 10 января 1945 года с территории обороны полка будет проведена разведка боем. В ней будут участвовать: штрафная рота от 28-й армии, взвод разведки, 2 взвода автоматчиков и взвод саперов. Поддерживать будут: вся полковая артиллерия и дивизион от артиллеристского полка дивизии. В приказе было все подробно расписано о предстоящем бое.

На этом совещании все присутствующие обратили внимание на немолодого человека в звании майора. На груди его гимнастерки имелось несколько орденов и медалей. Это был командир штрафной роты.

Владимир Георгиевич ТУРОВ…На совещании присутствовал и командир 55-й гв. с.д., Герой Советского Союза генерал-майор Адам Турчинский. В заключение он сказал, что командование дивизии и 168-го гв. с.п. сделает все возможное для огневой поддержки этой операции.

Мы готовились к этому бою очень тщательно. Малейшие ошибки были недопустимы. Ведь от результатов этого боя во многом будет зависеть в дальнейшем успех наступления нашего полка, дивизии и всей 28-й армии.

И вот наступило 10 января 1945 года, 9 часов утра. Первой «заиграла» «Катюша», «заговорили» сотни орудий и минометов. Передний край обороны противника заволокло сплошным дымом и снежной пылью. Под прикрытием артиллеристского огня мы бросились в проделанные саперами проходы, преодолели нейтральную полосу и ворвались в первую траншею противника.

Артиллерия – бог войны, как ее называли тогда, сделала свое дело. Траншея, огневые позиции, блиндажи в основном были разрушены. На дне траншеи, в некоторых местах, лежали убитые солдаты, которые, видимо, не успели убежать, чтобы укрыться от разрывов снарядов.

Кстати, сам я несколько раз побывал под обстрелом артиллерии противника и знаю, как тяжело от него укрыться и переждать. Но однажды, случайно, я оказался под обстрелом своей артиллерии. И это было в 10 раз мощнее и страшнее…

Группы захвата сразу бросились на поиск пленных. Ориентироваться в чужой обороне тяжело, найти и захватить пленного непросто. В любую минуту из-за угла траншеи или блиндажа можно было получить очередь из автомата или взрыв от гранаты. Тем не менее в одном из блиндажей удалось захватить двух солдат противника. Один из них, когда его проводили мимо меня, постоянно повторял: «Их австрия, их австрия». Тем самым он хотел сказать, что он не немец, а австриец, боясь, что его убьют.

Еще одного пленного захватили разведчики. Решительно действовала и штрафная рота, которая захватила двух пленных, в том числе офицера.

Конечно, немецкое командование поняло, что это не общее наступление советских войск, а лишь разведка боем. И бросило против нас автоматчиков. Но задачу мы уже выполнили, стали отходить. Да, нам намного легче было действовать в начале боя, в захвате пленных, когда противник еще не знал, какой вид боя происходит. И куда тяжелее стало при отходе. Сзади ведут огонь автоматчики. А когда мы с пленными начали преодолевать нейтральную полосу, противник открыл сильный артиллеристский и минометный огонь. Можете себе представить, что значить пробежать расстояние 300 метров под разрывами снарядов и мин? В этот момент мы и понесли потери. Чтобы спасти пленных солдат от осколков, наши солдаты накрывали их своими телами. Один из наших солдат был тяжело ранен, но спас от смерти пленного. Ведь, собственно, ради этих пленных и проводилась разведка боем.

И при отходе большую роль вновь сыграла наша артиллерия, которая подавляла артиллерию, минометы и автоматы противника. Благодаря ей многие наши солдаты остались в живых, потери оказались минимальными.

И вот мы подбегаем к нашей обороне. Несмотря на разрывы снарядов и мин, из траншеи навстречу нам выбегают наши солдаты, сержанты, офицеры, такие родные и близкие. Они отбирают у нас автоматы, подхватывают под руки, помогают быстрее добраться до траншеи.

Итак, задача, стоявшая перед нами, была выполнена. Она сыграла колоссальную роль в будущем наступлении всей 28-й армии.

И еще. Осталось в памяти сказанное командиром 55-й гв. с.д. генерал-майором Адамом Турчинским. Он выполнил данное им обещание, а это – не один десяток сохраненных жизней.

13 января 1945 года 3-й Белорусский фронт перешел в наступление.

После прорыва обороны противника 55-я гв. с.д. участвовала в боях за города Гумбиннен, Фридланд, Прейсиш-Айлау.

За участие в боях за эти города я получил три благодарности от верховного главнокомандующего маршала Советского Союза Иосифа Сталина. После боев в Восточной Пруссии 55-я гв. с.д. была переброшена под Берлин, где участвовала в боях до Победы. А после 9 мая была переброшена в Чехословакию и освобождала столицу, Прагу. Но в этих боях мне участвовать не пришлось, так как 14 марта 1945 года в Восточной Пруссии я был в третий раз ранен, и встретил Победу в Казани.

 

Владимир Георгиевич ТУРОВ, участник Великой Отечественной войны, инвалид ВОВ 2-й группы, награжденный многочисленными орденами и медалями, давно знаком нашим читателям. Сегодня, накануне Дня великой Победы, он вспоминает об одной из военных операций на территории Восточной Пруссии, в которой сам принимал непосредственное участие.

 

Штрафники: кто они?

Штрафные роты создавались при армиях в количестве от 5 до 10, по 150-200 человек в каждой роте. Состояли они из рядовых, бывших сержантов и старшин. Штрафные батальоны создавались при фронтах – от 1 до 3 батальонов, по 800 человек в каждом, из бывших офицеров.

За что люди попадали в штрафные роты и батальоны? Возьмем рядовых и сержантов: струсил в бою, уснул на посту в боевом охранении, потерял затвор от винтовки, ушел в самоволку в боевой обстановке, вступил в пререкание со старшим по званию или совершил другие недостойные воина поступки в военное время. Среди офицерского состава: невыполнение боевого приказа старшего по званию, рукоприкладство, трусость в бою, пьянство и т.д.

Военный трибунал своим решением отправлял некоторых провинившихся искупать вину в штрафные роты и батальоны. Но самое важное вот что: все они были наши, советские люди. И в штрафных ротах, и в батальонах они были одеты, обуты и вооружены как положено рядовому солдату на фронте. А не так, как показали в фильме «Штрафбат», где штрафники – это сплошь уголовники, в том числе и командир батальона, и что только он один этим батальоном командовал.

В батальоне – 800 человек, и состоит он из 3 стрелковых рот, а в каждой роте по 3 взвода, в каждом из которых имеется командир. Следовательно, в батальоне 13 офицеров, вместе с командиром батальона. И все эти командиры – не уголовники, а офицеры Советской армии.

В фильме показывают, что все штрафники были в рваной одежде и обуви, а кто и босиком, вооружены чем попало, и их как стадо овец гонят под огонь пулемета из танка противника. Просто какой-то садизм.

Другие тем временем говорят и пишут о том, что Победу одержали не миллионы наших солдат и офицеров, сотни тысяч танков, самолетов, артиллерии, а штрафники, репрессированные. Но разве могли штрафники одержать даже самую маленькую победу, будучи раздетыми, разутыми и кое-как вооруженными?

Если бы телевидение показало документальную хронику действий штрафников в годы войны, многое встало бы на свои места.

 

 

 

4065

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых