В Петропавловске-Камчатском 16:20, 28 Февраля, воскресенье
ночью -6°C
днем -1°C
ветер 7,5 м/с
Завтра 01 Марта
-7 ... -2°C
ветер 6,4 м/с

Бой с тенью

Новостные ленты российских информагентств дружно рапортуют: «На Кубани объявлена война «спайсам», «Жители Кирова вышли на борьбу со «спайсами» и т.д. Это – ответ на прокатившуюся по стране волну смертей и отравлений синтетическими наркотиками. Откровенно говоря, ситуация удивляет. Нет, не увлечение молодежи курительными смесями. А то, что потребовались большие человеческие жертвы, чтобы о проблеме (назревавшей давно и наконец вздувшейся огромным нарывом) «вдруг» заговорили на всех уровнях – от телеканалов и региональных властей до высших государственных чиновников.

В Камчатском крае синтетические наркотики попали в поле зрения правоохранительных органов давно – как только они появились на нашем «черном рынке». Было это в 2010 году. С тех пор УФСКН России по Камчатскому краю (Госнаркоконтроль), не переставая, бьет тревогу. По нескольким направлениям борьбы с новым злом камчатские наркополицейские стали передовиками. Токсичные порошки изымались оперативной службой еще до того, как официально признавались наркотиками; сразу пошла интенсивная профилактическая работа – в учебных заведениях и на страницах газет подробно рассказывали о вреде «синтетики». Более того, был подготовлен законопроект, который может вывести смертоносные порошки из поля легальных веществ и навсегда загнать в один ряд со всеми наркотиками. Но этот законопроект завяз в стадии разработки.

Почему же всей стране только сегодня стало очевидно то, что Камчатский край уже давно увидел и чему даже научился более-менее эффективно противостоять? И есть ли у общества шансы на успех в борьбе с наркотиками, коварнее которых еще не было в истории человечества? Ответы на эти вопросы мы ищем с помощью начальника отделения межведомственного взаимодействия УФСКН России по Камчатскому краю Сергея ЦЫСЬ.

 

Официальной статистики не было

 

- То, что произошло в Сургуте, Кирове, Дагестане, далеко не первые случаи отравлений синтетическими наркотиками. Год назад на Первом канале была программа, в которой говорили о проблеме, о потере целого поколения, показывали, как люди впадают в безумие, - рассказывает Сергей Цысь. – Сообщали, что ФСКН России предлагает ввести временный запрет на эти вещества. Но идея захлебнулась. Почему? Думаю, одна из причин – не было документального подтверждения причины смертей и отравлений. Вещества все время меняются, а утвержденных методик определения их следов в тканях умершего человека нет. Судмедэксперты не имеют права давать официальные заключения, что смерть наступила именно из-за употребления наркотика, и пишут: острая сердечная недостаточность.

Также и с психозами. Говорят, что «синтетика» приводит к страшным психозам, но документально подтвердить это было невозможно, потому что тесты не определяли наличие того или иного вещества в крови.

Вот и получается: наркотики есть, психозы есть, люди гибнут, а статистики нет. А раз нет официальной статистики, то проблема скрыта от власти, от законодателей, от Москвы.

 

- Но в Камчатском крае ваша служба вела мониторинг смертей, есть данные…

- Строго говоря, данные эти неофициальные, без заключения судмедэксперта все это косвенные признаки. Мы лишь говорим: вот факты, и они показывают, что наркотики способствовали смерти этого человека.

Мы ведем мониторинг с 2011 года, когда впервые был зафиксирован факт смерти при приеме этих веществ: остались приспособления и даже сама смесь. Потом за 5 месяцев еще 4 человека погибли при схожих обстоятельствах от сердечной недостаточности. Это нас насторожило, мы стали отслеживать все смерти от этой причины, когда гибли люди от 18 до 35 лет, не имевшие ранее проблем с сердцем. И увидели, что в 2010-2012 годах умирали примерно по 11-12 человек, до 2010-го – 3-4 в год, а в 2013 – уже 36. Кто-то из этих людей попадал в наше поле зрения при жизни, по некоторым мы точно знали, что они покурили и умерли. Но наших данных, увы, недостаточно, чтобы дать основу для законодательных нормативных актов. А в Минздраве статистики нет. Поэтому проблема зависла в пустоте.

 

- Есть ли какие-то подвижки в этой ситуации?

- Да. Во-первых, краевой наркологический диспансер сейчас может обнаружить до 70 процентов синтетических наркотиков в биологических средах человека. Во-вторых, бюро судмедэкспертизы, наконец, получило методики, будет определять «синтетику» в тканях трупов. За первый месяц такой работы следы новых веществ были выявлены в телах 4 умерших.

 

Эксперимент по превращению в зомби

 

- Сергей Александрович, в чем главная опасность синтетических наркотиков?

- Все наркотики когда-то создавались как лекарства – например, для снятия боли, некоторые как психотропное оружие, чтобы солдаты не уставали на поле боя, но все проходили клинические испытания на людях. Медики знают, к каким последствиям приводят наркотики, как примерно с ними бороться.

А особенность этих веществ в том, что все изменения в их химической структуре и формуле направлены не на улучшение качества, а на то, чтобы уйти от уголовной ответственности. И как изменения действуют на головной мозг, на сердце или другие органы – никто не изучает.

Первые смеси, «Спайсы» (сейчас это название стало нарицательным, самих «Спайсов» уже нет), по воздействию были схожи с натуральным каннабисом, но чем больше модифицировались эти порошки, тем дальше они становились от прообраза и тем хуже воздействовали на организм. Потом пошли другие разновидности – их очень, очень много. И они безмерно далеки от исходного. Начались суициды, смерти, выбрасывания из окон.

 

- Озвучены цифры: всего за полмесяца почти 800 человек отравились, 25 погибли. Трагедии со смертельными случаями произошли в Кирове, Сургуте, Владимире, Новосибирске, Нефтекамске. Случаи отравления были в Москве, Смоленске, Нижнем Новгороде, Кировской области, Чувашии и т.д. Регионы поднялись на борьбу. Но не с ветряными ли мельницами?

- Надо четко понимать: тех, кто употребляет смеси, эти случаи не остановят. Наркоманы уверены, что у них-то надежный и проверенный поставщик с безопасным товаром. Их больное сознание не в силах увидеть опасность. Эти случаи могут подействовать лишь на тех, кто едва попробовал, и удержать тех, кто еще не прикасался к «спайсам».

К тому же надо учитывать, что на любой территории в обороте постоянно находятся 4-5 видов разной «синтетики», среди них и те, что уже внесены в перечень запрещенных наркотиков, и совсем новые.

 

- На высшем государственном уровне заговорили о том, что необходимо ввести временный запрет на продажу курительных смесей и ограничить рекламу «спайсов». На мой взгляд, проблемы это не решит. Я знаю, что камчатский наркоконтроль разрабатывал свои предложения по борьбе с новыми видами синтетических наркотиков. Расскажите об этих мерах и о ситуации в крае.

- Введение временного запрета на оборот новых видов синтетических наркотиков даст правоохранительным органам правовые основания для изъятия веществ фактически с момента их появления на криминальном рынке, что не мешает также признавать их аналогами наркотиков, внесенных в перечень запрещенных.

А ситуация на Камчатке всегда отличалась от других регионов, и сегодня тоже имеет особые черты. До появления «спайсов» более 90 процентов наркопотребителей на полуострове употребляли наркотики каннабисной группы, а новые вещества были их синтетическими аналогами. В других регионах, где марихуана более доступна, где сформирован обширный криминальный рынок героина, заметить нарастающую угрозу было сложнее. На Камчатке же, где наркотики привозные, «синтетика» быстро вытеснила почти все остальное. Поэтому мы столкнулись с проблемой гораздо более жестко, чем наши коллеги на материке, сразу увидели ее смертоносную опасность, и было принято решение бороться любыми законными методами, даже если они требуют колоссальных затрат времени и средств.

Мы первые стали изымать все новые вещества еще до того, как они вносились в перечень запрещенных. Несколько месяцев наша оперативная служба работала только на изъятия – еще не знали, что дальше с этими легальными веществами делать. Приходили их владельцы, требовали вернуть, нанимали адвокатов из столиц, приносили справки, что это не наркотики. А мы слали порошки на исследования: в Хабаровск, в Москву, в Пермскую фармацевтическую академию. И дождались, что полгода спустя эти вещества внесли в перечень. Потом мы убедились, что лучший вариант – признание новой «синтетики» аналогом уже известного наркотика.

Неудобство в том, что сейчас регион должен сам отсылать изъятые вещества на исследования, даже если в соседнем регионе это же вещество уже признано аналогом наркотика. Мы предлагаем объявлять единожды исследованное вещество аналогом на всей территории России, тогда оно автоматически попадет под запрет. Будут убиты сразу два зайца: потерян смысл производства новых веществ и обеспечена неотвратимость уголовного наказания за торговлю.

Именно в этом суть законопроекта, который подготовило наше управление. Но камчатские законодатели уже дважды заворачивали предложение, указывая на недоработки и не предлагая каких-либо вариантов их устранения.

В целом по России картина такая: в 2010 году доля синтетических веществ составляла около 1 процента среди всех изъятых наркотиков. С каждым годом эта доля росла на 25-30 процентов. В 2013 году «синтетики» было изъято 1.900 кг, а героина – 2.200 кг. В 2014 году произошел резкий скачок: за 9 месяцев изъятие синтетических наркотиков выросло на 186 (!) процентов, составило 2.900 кг, и впервые в истории превысило изъятие героина.

На Камчатке, напротив, мы видим снижение. В 2013 году в крае изъяли 19 кг синтетических наркотиков, а в этом – 5 кг. В 3 с лишним раза меньше! И наркологи свидетельствуют, что стало меньше отравлений – раньше были месяцы, когда в неделю по 2-3 человека привозили с отравлениями, набиралось по 40-50 за год. Снизилось и число несовершеннолетних, попавших в наркодиспансер по этой причине. В 2013 году их было 13, в этом – 4. Хотелось бы верить, что это результат нашей комплексной работы.

 

- В заключение замечу, что людям, по большому счету, не важно – внесено вещество в перечень запрещенных или нет. Они видят, что это наркотик, и считают, что правоохранительные органы должны их защитить от напасти.

Законодатели, дайте для этого инструменты, не ждите, пока вымрет или обезумеет поколение молодых ребят!

 

Эмма КИНАС

 

Наркотики есть, психозы есть, люди гибнут, а статистики нет. А раз нет официальной статистики, то проблема скрыта от власти, от законодателей, от Москвы.

 

За первый месяц работы по новым методикам следы новых веществ были выявлены в телах 4 умерших.

 

Мы предлагаем объявлять единожды исследованное новое вещество аналогом запрещенного наркотика на всей территории России, тогда оно автоматически попадет под запрет.

2141

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых