В Петропавловске-Камчатском 02:55, 23 Сентября, среда
ночью 6°C
днем 13°C
ветер 3,6 м/с
Завтра 24 Сентября
3 ... 12°C
ветер 3,1 м/с

А всё-таки она хлебная!

Гастарбайтеры – в законодательной ловушке: одни спешно бегут на родину, другие штурмуют кабинеты миграционной службы, третьи без пяти минут нелегалы. Но всем нужна работа на Камчатке.

Классный повар Фарход Джураев – узбек. Работает в Петропавловске уже 9 лет и всем был доволен, пока не началось падение рубля. Сейчас повар в раздумьях – не сменить ли место работы на Турцию или Китай? Но у сотен его земляков, готовых трудиться за рубли, заботы посерьезнее. Новый закон об иностранцах в России вступил в силу так стремительно, что мигранты не успевают оформить законное пребывание в стране. Беда – так называет ситуацию председатель узбекской диаспоры на Камчатке и опасается, что люди от безысходности пойдут на воровство.

В новом году первые три заявления от иностранцев, желающих работать в России, были приняты в УФМС по Камчатскому краю только 22 января. Сотни приезжих из Средней Азии штурмуют кабинеты миграционной службы и просят разъяснений. Многие вынуждены срочно покидать Камчатку, иначе им грозит статус нелегалов с последующим закрытием въезда в страну (сейчас он может достигать 10 лет). Представители власти, бизнеса, национальных землячеств и УФМС садятся за круглый стол. Что случилось?

При ближайшем рассмотрении проблемы оказывается, что она кроется не в курсе валют (ослабление рубля может выгнать из России меньшинство мигрантов, которые владеют ценными профессиями и привыкли щедро содержать свои семьи на родине), и даже не в новых правилах трудоустройства (есть сложности, но для тех, кому позарез нужна работа, они преодолимы). Проблема в том, что новые правила свалились на голову гастарбайтерам неожиданно для них, люди не способны были самостоятельно вникнуть в новый закон и оказались не готовы выполнить его требования.

 

Нелегалов станет больше?

 

Как рассказал председатель узбекской общины «Ислом» Азамжон Мамажанов, зная, что будет принят новый закон, многие мигранты приехали на Камчатку в конце года, специально, чтобы оформить документы привычным старым способом:

— Никто не предупреждал людей, и документы принимали до последнего, до 25 декабря. А 12 января всех поставили перед фактом,– говорит Азамжон Акрамович.

Факт таков: патенты, оформленные в 2014 году, прекратят действовать, самое позднее, в марте 2015 года, и то лишь в случае, если иностранец успел заплатить налог за январь-март 2015 года до 31 декабря 2014 года.

Люди понимают, что за оставшееся время законного пребывания на территории России они просто не успеют оформить новый патент. Только на получение сертификата о сдаче экзамена требуется месяц. Нужно пройти медкомиссию – 4 диспансера, получить медицинскую страховку. И подать документы за 10 рабочих дней до окончания срока нахождения в стране, иначе заявление просто не примут.

– Теперь людям грозят штрафы, депортация, закрытие въезда в страну,– говорит Азамжон Мамажанов. – Те, кто сдал в декабре документы на патент, только в конце января дождались первого экзамена, а ответ придет еще через месяц – они автоматически становятся нелегалами! Вот куда им деваться? Не успели копейку заработать, уже вылетать надо. А на что? Думаю, около трети смогут это сделать, а остальные окажутся нелегалами поневоле. Среди них есть такие, кто, спасаясь от нищеты, продал у себя в деревне скотину, чтобы наскрести на билет в одну сторону! Что им теперь делать? Каждую минуту у меня звонит телефон, люди поджидают возле дома, просят помощи, но всем помочь деньгами мы не в силах. Боюсь, воровать начнут – жить-то им на что-то надо. Такая беда! Чиновники сами создали криминальную ситуацию! Нужно было сделать переходный период, хотя бы полгода, чтобы люди успели все оформить, как положено.

Но в России – такая традиция: сначала принять закон, а потом думать, как его выполнять. Благо, в данном случае думать придется в основном иностранцам.

 

Перемены в целом положительные  

 

Итак, что изменилось в миграционном законодательстве? Квоты, которые устанавливались Правительством РФ и на основании которых выдавались разрешения на работу, ушли в прошлое. Теперь иностранцам из ближнего зарубежья будут выдавать патенты. Наличие патента дает на определенный срок право работать как у физического лица, так и на предприятиях и в организациях. Чтобы получить патент, с 1 января 2015 года иностранец, прибывший в Россию в безвизовом порядке, должен выполнить ряд требований. В частности сдать обязательный экзамен по русскому языку, истории России и основам законодательства, а также пройти медкомиссию, предъявить договор добровольного медицинского страхования либо договор, заключенный с медицинской организацией, о предоставлении платных медицинских услуг. Для подготовки пакета документов и подачи заявления на получение патента закон отводит 30 дней.

Получив патент, в течение 2 месяцев иностранец обязан трудоустроиться и представить в миграционную службу копию трудового договора. Работодатель, со своей стороны, должен в течение 3 дней уведомить УФМС о том, что взял на работу иностранца. За каждый месяц работы по патенту мигрант платит авансом в казну (в нашем случае – Камчатского края) 1568 руб. 40 коп.

Законодатели считают, что эти нововведения помогут вывести трудовых мигрантов из теневой экономики и упорядочить ситуацию с нелегальной миграцией. Представители бизнеса встретили изменения в целом положительно: не надо больше беспокоиться о квотах, о медицинском обслуживании и о быте иностранцев – все это отныне лежит на их плечах. Так что главные трудности составляет переходный период. Точнее, его отсутствие.

 

Кому нужны рабочие руки

 

Начальник отдела по вопросам трудовой миграции, вынужденных и добровольных переселенцев УФМС по Камчатскому краю Олеся Федорцова рассказала, что с начала января в коридорах миграционной службы – столпотворение, все хотят подать документы, особенно те, кто заканчивал школу в СССР, до 1991 года. Документ об образовании освобождает их от сдачи обязательного экзамена. Все просят: «Посчитай, посчитай!» – не могут понять, когда истекает срок их законного пребывания в России. 20 января для иностранных рабочих в актовом зале УФМС провели семинар, подробно объяснили все новшества. Разъяснений от УФМС попросила и «принимающая сторона»: 22 января состоялся круглый стол, в котором участвовали представители агентства по занятости населения, минздрава, бизнес-сообщества, общественных организаций. Главные барьеры, стоящие сегодня на пути трудоустройства мигрантов,– это 30-дневный срок на оформление документов, экзамен и медицинское страхование. Экзамен принимает только КамГУ им. Витуса Беринга, но выдавать сертификаты он не уполномочен. Эти документы печатаются в Москве и рассылаются оттуда по всей России. Ждать их приходится от трех недель до месяца (!). С медицинской страховкой тоже не все гладко: нет единой цены, нет понимания, сколько должен стоить полис для мигранта, не было списка медучреждений, с которыми можно было бы заключить договор об оказании платных услуг.

— Закон был подписан в ноябре, вступил в силу 1 января – был весь декабрь, чтобы подготовиться к новым правилам, возможно, организовать подготовительные курсы для иностранцев. На мой взгляд, этим мог бы озаботиться бизнес, которому так нужны рабочие руки,– говорит Олеся Федорцова. – Но предприниматели встревожились только сейчас, когда иностранцы вынуждены выезжать из страны.

Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Камчатском крае Вадим Повзнер настроен оптимистично:

— Бизнес не паникует,– говорит он. – Бизнес это вообще такие люди, которые во всех трудных ситуациях видят возможности или ищут их. Сейчас предлагаем разные меры: наделить полномочиями выдачи сертификата КамГУ или хотя бы вуз в ДВФО, представители землячеств думают, что стоит летать в Москву с документами и там получать сертификаты сдавших экзамен, чтобы не было дефицита времени. На базе краевой библиотеки открывается консультационный пункт для иностранцев.

По общим прикидкам, для того, чтобы получить патент, нужно иметь в кармане не меньше 30 тыс. рублей. Они понадобятся на то, чтобы внести авансовый платеж (обычно за 3 месяца) – около 5 тыс. руб., оплатить экзамен – 7840 руб., медкомиссию – 4-5 тыс., купить медицинскую страховку (тут суммы разные, от 2 до 4 тыс. руб.). Набегает больше 20 тыс. руб. Добавьте проживание и скромное питание – минимум 30 тыс. руб. По словам Азамжона Мамажанова, в прошлом году, оформляя документы, можно было уложиться в 7 тыс. руб.

Работающие мигранты исправно пополняют бюджет края. Как рассказала Олеся Федорцова, только от платежей за патенты в 2014 году в краевую казну поступило более 42 млн руб. В нынешнем году, когда патенты стали единственным разрешением на работу, ожидают поступления 109 млн руб.

— И это еще у нас самый дешевый патент в России,– уточняет О. Федорцова. – В Якутии, например, он стоит около 7 тыс. рублей.

По данным УФМС, ежегодно в Камчатском крае трудятся 7-8 тысяч иностранцев из ближнего зарубежья. Большинство заняты в строительстве, обработке и торговле. А вот работать в сельском хозяйстве мигранты не хотят.

 

Все не уедут

 

Повар Фарход Джураев (которого в России зовут Федор) – из тех, кого нововведения не затронули. Он работает на Камчатке уже 9 лет, у него есть вид на жительство, и гораздо больше его волнует ослабление рубля. Семья Джураева в Узбекистане считается зажиточной. Детям уже куплены квартиры, есть автомобили, айфоны и прочие атрибуты достатка. Ради этого Фарход и его жена работают без выходных, раз в год по очереди улетая на родину в короткий отпуск. Сейчас Фарход пребывает в растерянности:

— Многие знакомые земляки уже уехали, потому что мы зависим от доллара,– говорит он. – Мы домой, родителям, на содержание детей отправляем доллары. Раньше на 100 тысяч рублей могли 3 тысячи купить, а теперь меньше двух. А для того, чтобы обеспечить нормальный уровень жизни у нас на родине, нужно хотя бы по 400 долларов на члена семьи отсылать. Вот такая арифметика.

По словам Фархода, его земляки отправляются на заработки в Китай, Турцию, Корею и Арабские Эмираты.

— Жена говорит: поехали тоже, а я люблю Камчатку, мне здесь нравится. Но что делать? Вот предложил мне предприниматель хорошую работу, но начался кризис, и он заморозил бизнес. Давай, мол, подождем до лучших времен. А когда они наступят? – вздыхает Фарход-Федя. – Жалко, конечно. Россия нам почти как родина. И, знаете, уедут самые квалифицированные специалисты, которые уверены в своих силах, так сказать, ценные кадры. Но далеко не все. Потому что в Узбекистане и за такие деньги работу не найти. А чтобы что-то свое там начать, надо огромные расходы понести, связи наладить – это и время, и деньги.

Уедут не все – это общее мнение. Потому что, несмотря на новшества и трудности, на снижение заработка в пересчете на доллары, работа в России все же есть. Понесут расходы и без того бедные иностранцы, постараются подготовиться к экзамену и снова приедут – ради куска хлеба.

А станет ли больше нелегалов и сколько денег придется потратить на их выдворение, мы узнаем довольно скоро.

 

Эмма КИНАС

3326

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых