В Петропавловске-Камчатском 19:11, 27 Сентября, воскресенье
ночью 3°C
днем 13°C
ветер 3,3 м/с
Завтра 28 Сентября
7 ... 11°C
ветер 9,2 м/с

Туберкулёз: самая «горячая точка» - холодный камчатский север

Андрей ГромовБорьба с опасным и распространенным заболеванием – туберкулезом, давно побежденным в цивилизованном мире, в России и на Камчатке актуальности по-прежнему не теряет. Наряду с ВИЧ в России  туберкулез считается чумой 21-го века. Специалисты Камчатского краевого противотуберкулезного диспансера ценят даже небольшие победы, поскольку достаются они ценой колоссальных усилий.

Прошлый, 2014 год принес показатели не совсем оптимистичные, однако незначительное снижение заболеваемости произошло: на 5,6 процента относительно 2013 года. Всего зарегистрировано 284 впервые выявленных  больных туберкулезом.

А самой «горячей точкой» по численности заболевших остается холодный камчатский север – Корякия. О том, с какими показателями завершила прошлый год наша фтизиатрическая служба, мы беседуем с главным врачом Камчатского краевого противотуберкулезного диспансера Андреем ГРОМОВЫМ.

 

— Андрей Валентинович, почему Корякия вновь оказалась в лидерах?

— Действительно, если в целом по краю идет планомерное снижение заболеваемости, то конкретно в Корякском округе проблема нарастает. Если раньше заболеваемость по КО была выше чем в целом по краю в 6 раз, то сегодня она превышает общекраевой показатель почти в 8 раз. Заболеваемость на 11,6 процента выше уровня 2013 года. Учитывая, что в Корякии проживает около 18 тысяч населения, а на остальной территории края около 300 тысяч, и треть случаев заболеваемости приходится на Корякский округ, это очень много. При этом подавляющее число заболевших – представители коренного населения.

 

— С чем связана столь опасная тенденция?

— Прежде всего, мы стали выявлять больше больных, поскольку очень много внимания уделяем камчатскому северу. Эти территории посещает все больше выездных бригад — как по линии правительства края, так и наши специалисты самостоятельно туда выезжают. А это означает, что рост заболеваемости в округе мы в ближайшее время должны остановить и добиться снижения. 

 

— Заболевший выявлен, и что с ним происходит дальше?

— Впервые выявленных мы стараемся госпитализировать в ближайшие противотуберкулезные диспансеры Корякского округа: Олюторский, Карагинский и Паланский. Помимо диспансеров, в Пенжинском и Тигильском районах работают районные фтизиатры, которые также участвуют в выявлении, диагностике и лечении туберкулеза на своих территориях. 

 

— Выезжая в Корякский округ, специалисты отмечают положительные изменения в жизни населения? Например, люди стали работать и зарабатывать, лучше питаться и меньше употреблять алкоголь?

— К сожалению, видимых нашему глазу улучшений там не происходит, по-прежнему уровень и качество жизни очень низкий. Мировой опыт доказывает, что туберкулез – болезнь социальная. Бороться с ней сугубо медицинскими методами – занятие малоэффективное, но пока именно этим мы, врачи, и занимаемся.

Кроме того, низок культурный уровень большинства этих больных, они не выказывают активного стремления лечиться, зачастую избегая медпомощи. Воздействовать на них кнутом – такой возможности законодательство нам не предоставляет. Действуем пряником – больным, которые лечатся амбулаторно, выдаем продуктовые наборы на 700 рублей. В них входят тушенка, сгущенка, крупы, масло, что является для этих малообеспеченных людей хорошим подспорьем. Тем более что в повседневности питаются они плохо,  а это тоже является негативным фактором, влияющим на эффективность лечения.

 

— А насколько, с вашей точки зрения, было бы эффективным принудительное лечение, которое законодательство сегодня не разрешает?

— На конференциях и симпозиумах по туберкулезу эта тема поднимается достаточно часто. По большому счету, врачи едины в том мнении, что принудительное лечение менее эффективно, чем социальная стимуляция. Конечно, людей нужно мотивировать лечиться, особенно когда это касается низкосоциальных, подверженных алкоголизму групп населения. Однако существенная часть больных все равно уклоняется от лечения и нуждается в услугах закрытых стационаров. Ведь не забывайте, они заражают здоровое население.

В Республике Беларусь законодательно утверждены стационары закрытого типа. Причем в них больные проходят лечение именно до полного выздоровления, а это не менее года, а то и 2 лет. Такая практика вместе с тем заставляет людей призадуматься, добровольно им пить таблетки или за закрытыми решетками.

 

— А каков опыт более дальнего и цивилизованного зарубежья?

— Если говорить о странах Европы, США и др., там и менталитет, и качество жизни иные, а потому и туберкулез как заболевание практически полностью побежден. У нас же на высоком государственном уровне некоторые представители пытаются убеждать нас, врачей, что туберкулез – это проблема сугубо медицинская, а вовсе не социальная. Однако мы прекрасно знаем свою статистику: в подавляющем большинстве болеют бедные и неблагополучные слои населения. И как только в стране очередные потрясения, кривая заболеваемости туберкулезом резко ползет вверх. Думаю, что и нынешний экономический кризис может негативно отразиться  на показателях заболеваемости.

 

— Как у нас обстоят дела со смертностью от туберкулеза?

— За прошлый год нам удалось добиться ее снижения на 20 процентов по сравнению с 2013 годом.

С чем это связано? Раньше в том же Корякском округе, когда человек умирал, медицинские работники, имея информацию о том, что он когда-то болел туберкулезом, ставили это заболевание причиной смерти. Сегодня мы таких ситуаций не допускаем, разбирается каждый случай смерти. К этим ситуациям стали щепетильно относиться во всех регионах, тем более что смертность от туберкулеза теперь входит в показатели работы губернаторов.

Конечно, улучшилось и лечение. Хронические больные получают профилактическое лечение, часть их мы оперируем, и для всех категорий заболевших увеличиваем хирургическое лечение. Причем из года в год оно у нас набирает темпы.

 

— За счет чего?

— На протяжении 6 лет диспансер не располагал лицензией на проведение операций, только в 2012 году лицензия была получена, и тогда же операции были возобновлены.

А в марте прошлого года из Омска к нам прибыл кандидат медицинских наук, хирург Роман Кимович Валитов, который в качестве  заведующего возглавил легочно-хирургическое  отделение нашего диспансера.  Сегодня оперируется гораздо больше больных чем ранее, когда специалиста подобного уровня мы не имели. Появились шансы у больных с тяжелыми, запущенными формами туберкулеза. Ранее для операций они отправлялись в Новосибирск, но возможности были ограничены. Сейчас мы выполняем и часть высокотехнологичных операций, и радикальных операций. Наращивая хирургическую активность, мы будем добиваться успешного выздоровления все большего числа пациентов.

 

— Насколько важно появление такого специалиста в диспансере?

— Это трудно переоценить. Как хирург я уверен, что одними таблетками лечить туберкулез во многих случаях бесполезно. В среднем по России подвергаются оперативному вмешательству около 5-6 процентов больных туберкулезом. При потребности в 15-20 процентов. На Камчатке же хирургическая активность составляет до 8,7 процента, и этот показатель мы будем продолжать наращивать. 150 пациентов в год мы уже сегодня смело можем оперировать. Часть больных с наиболее сложными случаями продолжим отправлять в Новосибирский институт туберкулеза, в прошлом году направили туда 10 больных, несколько человек уже и в этом году.

 

— Хирургическое вмешательство – это самый эффективный метод лечения?

— В случаях когда имеются к этому показания, однозначно да. Но после операции больной должен минимум полгода принимать противотуберкулезные препараты, потому что туберкулезная палочка остается и в лимфоузлах, в невидимых глазу мелких очагах, которые невозможно оперировать. То есть лечение туберкулеза всегда должно быть комплексным. Это и соблюдение здорового образа жизни, и определенная диета, и санаторно-курортное лечение.

 

— Как обстоят дела с последним?

— В нашей практике оно занимает далеко не последнее место. После операций, после положительных исходов медикаментозной терапии мы стараемся отправлять больных в санатории. К счастью, в нашей стране этих санаториев достаточное количество, нам никто не отказывает в приеме больных. Лечение в санаториях бесплатное, больным оплачивается и проезд. Санаторно-курортным лечением у нас охватывается до 10 процентов больных.  География санаториев достаточно широка – это Подмосковье, Алтайский край, Башкортостан, ряд других регионов.   Хотелось бы, чтобы в этом списке появился и Крым.

 

— Насколько остра ситуация с детской заболеваемостью туберкулезом?

— И здесь мы добились хороших показателей – детская заболеваемость уменьшилась на 35 процентов по сравнению с 2013 годом. Всего выявлено в 2014 году 19 маленьких пациентов и подростков, в 2013 их было 29.

 

— Что этому способствовало?

— Прежде всего, активная работа врачей на протяжении предыдущих лет. Немаловажный фактор – появился Диаскинтест как замена туберкулиновой диагностики в виде пробы Манту. Это позволяет тесту четко дифференцировать поствакцинальную аллергию от инфекционного процесса, обеспечивая отсутствие ложноположительных реакций благодаря практически 100-процентной специфичности. Поэтому кожная проба с Диаскинтестом, в отличие от пробы Манту, является маркером активности туберкулезной инфекции, и положительная реакция свидетельствует о наличии либо туберкулеза, либо латентной туберкулезной инфекции с высоким риском развития заболевания, что является показанием для проведения превентивной химиотерапии.

В конце 2014 года был подписан новый приказ  Минздрава №951 «Об утверждении методических рекомендаций по диагностике и лечению туберкулеза органов дыхания», согласно которому   обследование детского населения, начиная с 8 лет, будет проводиться Диаскинтестом. Ранее этот тест мы применяли только в противотуберкулезных учреждениях. Вместе с тем туберкулиновая диагностика с пробой Манту пока остается от 1 года до 7 лет. Возможно, в будущем Диаскинтест полностью ее заменит, особенно если мы откажемся от ревакцинации БЦЖ в 7 лет.

 

— А не опасно ли отказываться от ревакцинации БЦЖ, учитывая общее неблагополучие с заболеваемостью туберкулезом?

— Разумеется, это станет возможным, когда мы победим туберкулез в нашей стране, и показатели заболеваемости будут сопоставимы с показателями развитых стран Европы и Америки.

 

Мария ВЛАДИМИРОВА

3149

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых