Еженедельная краевая газета
Выходит с 11 октября 2006 года
О газете
В Петропавловске-Камчатском 06:04, 25 Октября, понедельник
ночью -2°C
днем 5°C
ветер 6.1 м/с
Завтра 26 Октября
0 ... 7°C
ветер 3.9 м/с

Остановить огонь – и выжить

04:15
586

Тушить пожары в камчатских лесах – опасная работа

Наш земляк Сергей Попов в прошлом имел немало интересных увлечений, среди которых фигурировал и экстремальный туризм. Но в последние годы товарищи не пытаются затянуть его даже просто посидеть «в лесок с костерком и шашлыком». Лучший отдых для Сергея - дом, семья, любимый диван с телевизором.

И леса, и огня в его жизни хватает с излишком. С 2010 года Сергей Попов тушит лесные пожары по всей Камчатке. Его профессия - десантник-пожарный. И хотя нынешняя должность Сергея Станиславовича звучит солидно и убедительно - начальник Петропавловского авиаотделения КГАУ «Охрана камчатских лесов» - борется с огнём он наравне со своими подчинёнными, рискуя жизнью, порой без выходных.

Почему горят леса

Лесные пожары на Камчатке случались всегда, но сейчас север полуострова стал гореть чаще. Одни учёные говорят об изменении климата, другие настаивают на некоем цикле солнечной активности, но результат один: если раньше десантники-пожарные выезжали в северные районы раз за лето, то в последние годы работают по несколько раз за сезон. По всей России пожары начали смещаться в арктические регионы, чего раньше не бывало.

Порой леса полыхают и поближе: в 2010 году сильно горели окрестности Елизова и Петропавловска, населённая дачниками 5-я стройка. Кстати, именно тогда камчатскую лесоохрану плотно обеспечили наземной техникой. С тех пор на этих территориях выдающихся пожаров не происходило, но тракторы, бульдозеры, вездеходы и другое оборудование необходимо для тушения лесных пожаров повсюду.

Как говорят специалисты, девять из десяти пожаров вокруг Петропавловска и Елизова возникают по вине людей. Вопреки запретам и угрозе ответственности – вплоть до уголовной, камчатцы жгут траву на дачах, выжигают покосы, не тушат костры, разбрасывают окурки.

Среди причин возгораний лесов на других территориях официально называют сухие грозы. Но сам Сергей грозу без дождя никогда не видел.

«Грозовой разряд имеет разветвлённую структуру, - объясняет Сергей Попов. - В место, куда ударила молния, прольётся дождь, но если упала загоревшаяся от разряда ветка, будет беда, и дело в особенностях наших лесов. В Мильковском районе есть настолько густые ельники, что даже от самого проливного дождя намокают только верхушки деревьев. Если гроза попадает в такую ёлку, а под ней – десятки сантиметров сухой опавшей иглы, начинается тихое тление. И только через несколько дней после прохождения грозового фронта пожар переходит в верховой. В этом году грозовые фронты отслеживали. Как только они прошли, начали гореть леса вокруг Парени, Оклана, Таловки, вплоть до Ачайвайяма».

Ещё на камчатском севере причиной пожаров в лесу нередко становятся вездеходы. На этих незаменимых в глубинке машинах должен быть установлен искрогаситель, что бывает не всегда. Кроме того, движущийся ГТТ часто выплёвывает из глушителя горящее масло, и маленькой капли, упавшей на сухой ягель, хватает для возникновения большого огня.

За Петропавловским авиаотделением лесоохраны закреплено два района - Елизовский и Усть-Большерецкий, с авиазоной около полутора миллионов гектаров. А на деле сотрудники отделения приходят на помощь по всей Камчатке. Выезжают в Быстринский, Мильковский, в северные Пенжинский, Тигильский, Олюторский районы.

«В прошлом году крупный пожар тушили возле посёлка Таежный в Мильковском районе, большой огонь с высокой скоростью приближался к населённому пункту, - вспоминает Сергей. - Тогда пришлось привлекать на подмогу федеральный резерв - ребят из Омска и Хабаровска, а также серьёзную технику - Бе-200 (самолёт-танкер для тушения пожара на 12 тонн воды). Густые ельники и жара за 30 градусов не способствовали быстрой победе над огнём. Тогда же горели леса возле Анавгая (это зона ответственности Петропавловского, Мильковского, Быстринского авиаотделений) и Эссо (Быстринское, Мильковское, Козыревское).

Часто приходится слышать о том, что власти принимают специальные решения о тушении тех или иных лесных пожаров. Значит ли это, что бороться с огнём в лесах нужно не всегда и не везде?

Как рассказал Сергей, действует система зонирования. Первая - наземная зона для обнаружения возгорания. Она небольшая - 44 тысячи гектаров в Елизовском районе, включает 5-ю стройку, посёлок Сосновка, окрестности города. Здесь осуществляется патрулирование на машинах в зависимости от класса погоды, и если загорелось - сразу тушат. Вторая - зона авиационного обнаружения наземного тушения. Здесь при сухой жаркой погоде летает патрульная авиация, и при обнаружении возгорания выезжают пожарные машины, бульдозеры, вездеходы. Третья - зона, где пожары и находят, и тушат с помощью авиации - вертолёта МИ-8 с водосливным устройством, но и без наземной техники чаще всего бывает не обойтись.

А все леса севернее Эссо - это так называемая зона контроля, где решение о тушении принимает краевая комиссия по чрезвычайным ситуациям. Такие решения принимаются в случаях, когда создаётся угроза населенным пунктам, экономическим либо оборонным объектам. Если КЧС решает тушить пожар на севере Камчатки, на место выезжают силы Петропавловского, Мильковского либо Быстринского авиаотделений, а иногда и всех авиаотделений, вместе взятых.

Малыми силами и большим умением

Силы пожарных лесоохраны жёстко ограничены. Их в десятки раз меньше, чем должно быть. Штат заполнен, но он не дотягивает до нормативов даже по закреплённым участкам: всего 24 пожарных десантника на всю Камчатку при необходимом минимуме 55 человек. И это без Корякского округа, за которым лесные пожарные вообще не закреплены. В Лесном кодексе РФ, принятом в 2007 году, законодатели отдали эти полномочия регионам – как, разумеется, и финансирование. В итоге по всей России штат лесных пожарных пришлось свести к минимуму.

Для тушения пожаров на труднодоступном севере Камчатки приходится добираться вертолётом, порой – не одним бортом, которые арендуются у бизнеса. Добравшимся до горящих районов десантникам-пожарным подкрепления ждать неоткуда. Им дают только привлечённых добровольцев - необученных людей из местного населения, желающих подработать. На ответственные участки таких не поставить - люди просто сгорят. Но работа для них есть всегда - копать, пилить, подносить.

Так было, когда нынешним летом пришлось тушить крупный пожар возле села Парень в Пенжинском районе. Только 9 профессионалов (8 - десантный состав и лётчик-наблюдатель) и от 10 до 14 наёмных помощников из села Манилы. А поле деятельности - почти 20 тысяч гектаров леса в пламени и угроза населённому пункту.

«Огонь распространялся с высокой скоростью. По прибытии 30 июня уже горело почти 7 тысяч гектаров тундры и кедрача, пожар наступал на посёлок», - вспоминает недавние события Сергей Попов.

На этом пожаре был задействован вертолёт МИ-8 с водосливным устройством. С борта пожарный десант высаживается по определённым точкам, по инструкции - не ближе 100 метров от кромки огня. Главная задача - затормозить распространение пламени, ведь скорость его очень серьёзная, за день может пройти в сторону деревни до 8 км. Если есть возможность подготовить площадку для посадки вертолёта, пожарные просто высаживаются. Если нет - спускаются с помощью специального шнура с высоты 40 метров, как это пришлось делать возле Парени.

Сразу по прилёту пожар обследуется. Главное - установить его направление и спланировать тушение.

Чтобы угомонить небольшой пожар, достаточно залить водой участок возгорания. Но с пожарами, подобными этому, вода является лишь вспомогательным средством. Периметр пожара возле Парени на конец тушения составлял около 50 км. Силами 9 пожарных и десятка привлечённых справиться с таким с помощью воды просто нереально.

С большим и быстро распространяющимся огнём борются по принципу «клин клином» - встречным пламенем. В арсенале пожарных десантников - зажигательные аппараты, заправляемые смесью бензина и масла.

«Выбирается расстояние - от сотни метров до нескольких километров, - рассказывает Сергей Попов. - Выбирается опорная полоса, которой может служить дорога, река, болото. От неё и делается отжиг, он же - встречный пал. Навстречу движущемуся пожару пускается другой. Встречаясь, пожары «схлопываются» и поглощают друг друга.

Удивительно, но рассчитывать на помощь природы в виде дождя можно не всегда. На крупных пожарах огонь создаёт свой климат, с областью высокого давления, поэтому дождь может лить вокруг, а на большой пожар не попадать. Мощные конвекционные потоки выносят высокие температуры с дымом на 3-5 тысяч метров, дождю туда не зайти.

Одно из первостепенных мероприятий на лесном пожаре - правильно определиться с расположением лагеря десантников. «Люди работают по 12 часов в сутки, поэтому важно хорошо отдохнуть, не допустить задымления и не сгореть из-за подкравшегося огня», - говорит Сергей.

При тушении возле Парени для лагеря выбрали остров посреди реки. Он же служил вертолётной площадкой, там же наполняли водосливную ёмкость, которую грузили на вертолёт.

На пожаре часто меняется ветер, и дымом накрывает так, что и в респираторах дышать становится нечем. Но несчастных случаев, связанных с огнём, в лесоохране на памяти Сергея не случалось. В 2016 году десантник погиб не от огня и дыма: его сбило водосливным устройством, спускаемым с вертолёта. К сожалению, пожары не всегда обходятся без нештатных ситуаций. Но медиков брать с собой не положено, приходится довольствоваться содержимым аптечки. Благо, что для отважных мастеров опасного дела даже самые большие пожары обходятся сбитыми ногтями и ссадинами.

Есть смельчаки?

«Пожароопасный сезон на Камчатке обычно начинается 1 мая и длится до 1 ноября, но фактически тушить леса приходится до наступления сильных морозов, - рассказывает Сергей. - График десантника-пожарного в этот период непредсказуем. Только на одном пожаре порой приходится работать в течение месяца. Так было в 2016 году, когда на пожаре в Усть-Хайрюзове мы работали 28 дней. Сутки я отдохнул дома – и на две недели вновь улетел. В этом году ситуация попроще, но впереди пол-августа и сентябрь».

Вне пожароопасного сезона у десантников тоже немало обязанностей. Они создают дороги противопожарного назначения, проводят санитарные рубки, обслуживают оборудование.

Стать пожарным десантником имеет право любой гражданин от 18 до 60 лет. Но приходят, как правило, молодые люди: после 35-40 лет на эту опасную профессию добровольцев не находится.

Каждый год из Хабаровска приезжает инструктор и учит новичков спускаться с вертолёта, а также подтверждает квалификацию десантника-пожарного опытным работникам. Самые смелые и мужественные остаются в профессии на долгие годы.

Мария ШУПЕНИК

Остановить огонь – и выжить 0Остановить огонь – и выжить 1Остановить огонь – и выжить 2
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.