Читайте нас в социальных сетях:
Еженедельная краевая газета
Выходит с 11 октября 2006 года
26 Января, среда
Переменная облачность
ночью -15°C
днем -7°C
ветер 2.5 м/с
Завтра 27 Января
Облачно
-13 ... -6°C
ветер 6.1 м/с

Светлана КРЕМЕР: «Доктора устали ходить в «скафандрах» и работать без отпусков»

07:10
874

Детская поликлиника № 1 переживала разные времена, но в последние годы стала признанным лидером качества предоставления услуг маленьким пациентам, на что особенно повлияла возможность дистанционной записи на приём, которую здесь внедрили первыми.

Медучреждению пришлось оперативно адаптироваться к работе в условиях пандемии. Получилось настолько хорошо, насколько было возможно в столь экстремальной ситуации. Это заслуга всего сплочённого коллектива под руководством главного врача Светланы Кремер.

Светлана Владимировна о здоровье детей знает, пожалуй, всё. А наша беседа началась с самой обсуждаемой сегодня темы – прививок от коронавируса.

Об агрессивном ковиде и беспечных антипрививочниках

- Светлана Владимировна, чем ещё, помимо распространённых интернет-страшилок, можно объяснить активное нежелание людей вакцинироваться?

-Это чистой воды невежество и мракобесие. Наше общество жёстко ограничено в знании основ медицины и интересуется, пожалуй, всем, кроме того, чем в первую очередь должно интересоваться: собственным здоровьем. И не всегда хочет брать на себя ответственность за своё здоровье.

По моим оценкам, процентов 50-60 переболевших не готовы делать прививку, основываясь на том, что болели в лёгкой форме. Эта категория людей продолжает отрицать опасность заболевания, ведь с ними ничего не случилось! А на то, что вирус ведёт себя все агрессивнее, они не обращают внимания. В моём коллективе сотрудник (не из числа медработников) категорически отказывался вакцинироваться, хотя сам похоронил близкого родственника, скончавшегося от ковида. То есть, даже пережив такое горе, люди не приходят к необходимости себя поберечь.

- Объявление на Камчатке обязательной вакцинации – это выход?

- Безусловно, выход. Ведь власти и Роспотребнадзор на Камчатке не сразу решились на этот шаг, а долго полагались на здравомыслие и способность людей правильно понять ситуацию и вакцинироваться при отсутствии медицинских противопоказаний, подойти к этой простой медицинской процедуре осознанно. Как минимум – испугаться, побояться заразить близких, получить в семье трагедию. И первое время спрос на вакцинацию был высокий, люди записывались, сформировалась очередь. Видимо, это была наиболее ответственная часть общества. А большинство опасности не осознавало. Другие успокоились по мере спада заболеваемости. Но наступила третья волна, когда заболеваемость интенсивно нарастала, взрослые стали страдать более серьёзно, начали страдать дети. В стационарах, которые должны оказывать плановую помощь, открывались ковидные госпитали. Врачи, которые должны лечить другие патологии, перепрофилировались, шли в госпитали и спасали пациентов. В такой ситуации осознание у людей должно наступить, но оно по сей день не наступило.

Сейчас, несмотря на спад, ковид и у взрослых, и у детей регистрируется ежедневно. И хотя количество выписывающихся сейчас преобладает над количеством заразившихся, ситуация для медиков остается напряжённой. Такая мера, как обязательная вакцинация, конечно, непопулярна, но это единственный шанс спасти здоровье людей.

Наш коллектив устал ходить в масках, защитных экранах и «скафандрах». Уже хочется вернуться в то время, когда люди могли видеть наши глаза и улыбки. Но на протяжении почти двух лет мы живём в жёстком режиме и не можем расслабиться, потому что ни разу не дошли до нулевой заболеваемости, за каждым снижением идёт волна прироста. Сейчас болеют дети четырнадцати дней от роду. В эту волну были пневмонии у детей до года.

- То есть в третью волну дети стали заражаться и болеть чаще?

- Да, заметно чаще. Агрессивность мутировавшего вируса характерна тем, что сильно сократился инкубационный период: с момента заражения до развития тяжёлой пневмонии может пройти 3-4 дня.Вирус стал более контагиозным, поражает большее число контактных лиц и имеет более тяжёлую симптоматику. А специфического лечения для детей нет, только симптоматическое. Поднялась температура – снимаем, назначаем «Арбидол», «Грипферон». Начались бактериальные осложнения – назначаем антибиотики. Современные специализированные препараты для лечения ковида применимы только к взрослым.

Если в прошлую волну дети почти не температурили, заболевание проходило по типу лёгкого ОРВИ, сейчас температура до 39 держится по нескольку дней. У детей стал более долгим процесс восстановления. Есть маленькие пациенты, длительно лихорадящие, до трёх месяцев имеющие температуру более 37 градусов, хотя вирус у них уже лабораторно не выделяется.

Нельзя недооценивать и коварство вируса, ведь его мишенью является центральная нервная система. Не случайно страдают зрение, обоняние, теряются вкусовые ощущения. Страдают когнитивные функции – память, мышление, интеллект. Вирус широко паразитирует на нервных тканях головного мозга. Дыхательные органы, сердце, сосуды – тоже мишени коронавируса.

- Насколько часто встречается среди детей постковидный синдром?

- Думаю, он распространён у детей не меньше, чем у взрослых. Просто дети не всегда могут выразить свои ощущения. Должны быть очень наблюдательными и внимательными родители, которые заметят изменения в ребёнке. Взрослый понимает, что с ним происходит, и говорит врачу, что стал утомляем, апатичен, ухудшилась память, а ребёнок это не всегда способен осознать.

- Нуждаются ли дети, перенёсшие ковид, в медицинской реабилитации?

- Безусловно, и мы работаем в этом направлении. У нас есть два клинических психолога, которые помогают детям восстановиться. А в следующем году мы готовы ещё более широко внедрить этот вид реабилитации. С начала пандемии по нашей поликлинике переболело 4987 детей. До 20 процентов детей от общего числа зарегистрированных переболевших должны пройти реабилитацию. Это среднестатистический показатель, на который мы ориентируемся.

- Стало ли медикам вашей поликлиники легче в период летних каникул?

- Да, снижение количества организованных детских коллективов немного ослабило напряжённость. Школы закрыты, не все детские сады работают. Инфицирование происходит главным образом в домашних, семейных очагах. Но проявилась другая проблема, связанная с поведением родителей. В первую и вторую волну они понимали опасность и необходимость лечить детей. Сейчас мы сталкиваемся с непростыми ситуациями. Когда домой к пациенту приезжает бригада врачей для взятия мазка, для доставки лекарств, ребёнка часто не находят дома или нам не открывают двери. Зачастую, даже зная, что у ребёнка положительный анализ, семья улетает в отпуск. Нередко отказываются от взятия мазка у ребёнка именно на ковид, но соглашаются на анализ на другие инфекции. Мы понимаем, почему это происходит. С диагнозом ОРВИ малыш будет на больничном 5-7 дней, а ковид – это ограничения по труду и по передвижению для всей семьи. Такое поведение, конечно, усугубило рост инфекции в третью волну, создало непосильную нагрузку для всех без исключения лечебных организаций Камчатки.

Особенно обидно было за наших врачей, которым говорили: вы специально выявляете у нас ковид, чтобы на нас зарабатывать деньги. А мои доктора второй год работают без полноценных отпусков, и это в основном женщины, у которых такие же дети. Но всё же большинство пациентов благодарны нашим медикам.

Чем ещё болеют дети на Камчатке

- В этот сложный период стали ли люди чаще отказываться от вакцинации против других инфекций?

- К моему приятному удивлению, когда весной прошлого годанарастала заболеваемость ковидом и мы переживали, что из-за ограничений не сможем охватитьвсех прививками в соответствии с национальным календарём, в светлых промежутках эпидемии родители вели себя очень грамотно, приводили детей, и провала вакцинации не случилось. Более того, в этих промежутках мы старались провести и диспансеризацию, и профосмотры с максимальным вовлечением детей. Радует, что родители не потеряли здравомыслия в этом вопросе. От полиомиелита, кори,дифтерии, гепатита большинство наших детей защищены. С другой стороны, 10-12 процентов «вечных» отказников от прививок – это стабильная статистика. Это допустимый процент, хотя и очень высокий. При этом отказники подходят к вакцинации выборочно: готовы привить ребёнка, например, от полиомиелита, но не хотят прививать от кори. Но гораздо больший процент отказывается вакцинировать детей от сезонного гриппа. И очень напряжённо стали относиться к вакцинации от туберкулёзной инфекции, хотя Камчатка относится к числу неблагополучных территорий по туберкулёзу.

Но есть родители, которые используют не только весь спектр обязательной вакцинации, но и прививают детей дополнительно: от менингита, ветряной оспы, клещевого энцефалита.

- Это платные прививки?

-Законодательно они не относятся к бесплатным, поскольку не входят в национальный календарь прививок. Родители были готовы привить детей от этих заболеваний, поэтому наша поликлиника заказывала такие вакцины. Но я категорически против платной вакцинации детей, и мы исследовали резервы, которые дают краевые программы. И уже второй год отдельными партиями закупаем препараты за счет бюджетных средств, а о появлении той или иной вакцины информируемчерез наш сайт.

- От каких заболеваний дети в последние годы стали страдать чаще?

- На первом месте у детей всегда были ОРВИ – заболевания верхних дыхательных путей. Такие дети всегда находятся в группе риска по ковиду, который проникает в организм именно через органы дыхания и поражает в первую очередь их.

По результатам проведённых профосмотров среди старшеклассников выяснилось, что у детей часто стали страдать органы зрения, участились заболевания опорно-двигательного аппарата. Скорее всего, это говорит о том, что у детей неправильно сформирован режим труда и отдыха: в школу онипришли здоровыми, а патологии возникли ближе к её окончанию. Молодому поколению сейчас интереснее сидеть в гаджетах, чем бегать на улице. Конечно, значительно усилилась учебная нагрузка. И условия обучения тоже вызывают немало вопросов. Например, не могут быть все парты одного уровня, а должны соответствовать как минимум росту каждого ребенка.

Для Камчатки характерны частые генетические врожденные аномалии, органические поражения нервной системы у малышей.

В регионе есть врач-генетик, генетический центр, объёмы обследований. Но дети всё чаще рождаются с генетическими патологиями. Более того, в рамках программы обязательного медицинского страхования проводятся скрининги на генетические заболевания и на стадии беременности мамы, и на стадии, когда ребёнок еще находится в роддоме. Но, к сожалению, скрининги проводятся на пять врождённых наследственных заболеваний, а за границей – на двадцать. Поэтому спектр скринингов надо увеличивать. Но прежде всего будущие родители должны пройти генетические обследования перед зачатием ребёнка. В цивилизованном обществе это обычная практика, нормальное поведение молодой пары, которая планирует рождение ребёнка.

- Значит, камчатцы недостаточно пользуются услугами генетического центра?

- Да, и более того, когда я вижу детей с врождёнными наследственными заболеваниями и беседую с мамами, некоторые из них говорят, что даже если и знали бы, что ребёнок появится на свет таким, всё равно родили бы. Для отдельных родителей инвалидность детей – средство к существованию, к паразитированию.

- Насколько сегодня страдает психическое здоровье детей?

- В этом плане вызывает тревогу состояние дошколят и учеников младших классов. Здесь дело в упущениях взрослых – возможно, из-за понижения родительского инстинкта и социальной ответственности. Родителям проще углубляться в гаджеты, чем заниматься с детьми. Они спохватываются, когда ребёнку пора идти в сад, в школу, а у него малый словарный запас, а некоторые не говорят вовсе, имея выраженную задержку психомоторного развития. Удивляться нечему: если интеллектуального ребёнка поместить в джунгли, из него вырастет Маугли. Все это я вижу, когда иду по поликлинике. Типична ситуация, когда ребёнок ползает по полу, залезает в цветы, на пеленальные столики, а мама погружена в свою реальность. И напротив – если с ребёнком занимаются, психолог и невролог сразу видят, что его развитие соответствует возрасту, а может даже опережать.

Мы понимаем, насколько плотно многие сегодня заняты работой. Но посвятите ребёнку все остальное время! А всё, что зависит от нас, докторов, мы обязательно сделаем.

- Случаются ли нервные срывы у школьников на почве всевозможных тестирований и экзаменов?

-Такой проблемы мы не видим, проводя медицинское сопровождение аттестаций и итоговых экзаменов. Они показывают, что дети достаточно подготовлены к этим процедурам, хотя элементы волнения, конечно, присутствуют. Но родители переживают гораздо сильнее.

Вместе с тем мы наблюдаем высокое распространение пагубных привычек среди старшеклассников. На этот предмет большое исследование провёл Камчатский центр медицинской профилактики и здоровья, и по завершении аналитической работы мы увидим, как это выглядит в цифрах. Полагаю, что картина может оказаться безрадостной. Кроме того, станет ясно, сколько подростков имеет избыточную массу тела, какими заболеваниями они страдают. При этом важно понимать, что здоровье детей, отношение к вредным привычкам большей частью исходит из семьи и зависит от того, насколько взрослые в семье внимательны друг к другу и к своему здоровью.

Почему уезжают врачи

- Как поликлиника адаптировалась к работе в условиях пандемии?

- С начала распространения инфекции нам пришлось оперативно решать несколько задач. Первая – не допустить заражения детей. С этой целью мы максимально перешли на посещение пациентов на дому, усилили службу неотложной медицинской помощи. И когда возникает подъём ОРВИ в совокупности с ковидом, работает допятнадцати таких бригад. Это половина состава всех работающих в поликлинике врачей-педиатров.

Для детей, не страдающих острыми инфекциями, а имеющих хронические заболевания, а также для малышей до месяца, была выделена отдельная служба патронажа, работники которой не контактировали с больными острыми инфекциями. Они передвигались на отдельных машинах, имели отдельные кабинеты.

Оставшиеся немногочисленные доктора работали на приёме. Конечно, страдал основной – территориальный – принцип, в соответствии с которым каждый ребёнок прикреплён к своему врачу. Но столь малыми силами обеспечить это было физически невозможно.

- Сейчас ситуация налаживается?

- Да, на сегодняшний день у нас работают четыре врача в бригадах неотложной помощи, остальные доктора ведут приёмы маленьких пациентов. С учётом летнего периода часть врачей находится в отпусках – впервые за два года изнурительной работы. Возникающие вопросы решаем в оперативном порядке. Например, когда дети отправлялись в лагеря, мы открывали несколько кабинетов, чтобы не создавать скоплений людей, работали бактерицидные лампы – и всё делалось для того, чтобы не допустить инфицирования. И, конечно, жёстко требуем соблюдения масочного режима.

В поликлинике ведётся ежедневный мониторинг по числу обратившихся, по заболеваниям, чтобы понимать, какие службы усилить, как перенаправить потоки пациентов. Нам удалось создать для себя алгоритм действий на каждую ситуацию, что позволяет коллективу оперативно реагировать на любые изменения.

Если у нас под наблюдением стоит до 50 детей по ковиду, работают три бригады неотложной помощи. Если идёт рост, усиливаем «неотложку». На сегодня (14 августа – ред.) нами наблюдается 122 ребёнка с коронавирусом.

Добавлю, что тестирование на ковид у нас налажено как хорошие часы. Если сегодня у ребёнка забрали анализ – уже завтра семье сообщат результаты.При положительном результате сообщат, что на следующий день обязательно приедет бригада врачей, осмотрит ребёнка, даст рекомендации и привезёт лекарства.

- Насколько просто попасть на плановые приёмы, особенно к «узким» специалистам?

- В эту волну приёмы вели все специалисты. Если в первую волну были закрыты приёмы для хронических больных, то даже в пиковый период третьей волны все службы действовали в доступном режиме.

Напомню, что наша поликлиника стала первой из внедривших дистанционную запись на приём. Эту планку мы стараемся держать, и 80 процентов приёмов проходят по записи через интернет, через колл-центр.

- Испытывает ли поликлиника проблему с врачебными кадрами?

- Да, обеспеченность врачами у нас составляет 69 процентов. Для Камчатки это высокий уровень, но дефицит даже одного специалиста ощутим. В этом году от нас уехали два отработавших потри года невролога, два офтальмолога, УЗИолог. Мы пока не восполнили эти потери. Остались один невролог и один офтальмолог. Ждём приезда другого специалиста.

Возрастные врачи выходит на пенсию, а молодые уезжают, отработав три года. И опытные приглашённые врачи тоже покидают Камчатку, отработав, как правило, не более трёх лет. Выпускники медвузов на Камчатку редко возвращаются: при мне приехал только один доктор. Чаще приезжают с других территорий, в поликлинике работают доктора со всей страны.

- Что заставляет врачей уезжать?

- На первом месте – отсутствие служебной квартиры. Пять врачей мы потеряли именно из-за этого. Доктора снимают квартиры и получают компенсацию из краевого бюджета за их аренду. Но специалист никогда не останется, не «зацепится», не имея постоянного очага, и, соответственно, возможности спокойно планировать свою жизнь. Сейчас двенадцать докторов поликлиники стоят в очереди на получение служебных квартир. А в ближайшие дни к нам прилетает педиатр с двумя детьми, которая пополнит эту очередь. Пока не будет жилья для врачей, пока не будет приоритетного приёма детей докторов в детсады, школы, пока не будут увеличены подъёмные – мы так и будем жить, теряя кадры даже при том, что зарплата врачей в нашей поликлинике достойная.

Беседовала Мария ШУПЕНИК.

Светлана КРЕМЕР: «Доктора устали ходить в «скафандрах» и работать без отпусков» 0Светлана КРЕМЕР: «Доктора устали ходить в «скафандрах» и работать без отпусков» 1

Делитесь новостями Камчатки в социальных сетях:

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.