Еженедельная краевая газета
Выходит с 11 октября 2006 года
О газете
В Петропавловске-Камчатском 00:11, 22 Октября, пятница
ночью -4°C
днем 4°C
ветер 4.2 м/с
Завтра 23 Октября
-1 ... 5°C
ветер 2.8 м/с

​Алексей КАЗАКОВ: «Для театра не так уж важно – золотой у него потолок или гнилой»

16:50
1037

Беседовала Мария ШУПЕНИК

Камчатский театр кукол начал писать очередную страницу своей истории с приходом нового художественного руководителя. Им стал актер драматического театра и кино, магистр Высшего театрального училища им. М.С. Щепкина Алексей КАЗАКОВ, который официально вступил в должность худрука 1 сентября. Его кандидатуру поддержала конкурсная комиссия по итогам отбора, который проводился минувшей весной.

«Наш кукольный театральный дом нужно заявлять по всей России, чтобы все знали: там, где начинается Россия, начинается театр», – считает Алексей Казаков. Остался позади период безвластия и растерянности театрального коллектива, связанный с уходом Зиновия Ефимовича Кужелева. А что впереди ожидает эту сцену и ее зрителей – в нашей беседе в новым худруком.

– Алексей Викторович, невозможно уйти от вопроса об этапах вашей творческой биографии, ведь ее события формируют личность художника.

– Да, и в ней есть место промыслу. Ведь до поступления в 1991 году в ВТУ им. М.С. Щепкина я успел поработать актером в театре кукол Сергея Владимировича Образцова. А потом вдруг оказывается, через 30 лет я вернулся в театр кукол с багажом накопленного опыта. Наверное, если театр меня впустил в свой мир еще совсем зеленым, даже не абитуриентом, сегодня нужно отдавать долги? Мы часто не понимаем, зачем и к чему случается то или иное событие, куда это вырулит, а потом круг замыкается. Поступление в Щепкинское училище на курс Юрия Соломина – конечно, знаковая веха моей жизни. После окончания училища с подачи мастера я в составе пяти выпускников с курса уехал в Русский драматический театр Литвы в Вильнюсе. Молодым артистам всегда трудно найти работу, а в 1995 году с работой было особенно сложно. Мы поехали, наигрались и вернулись. Важный этап – мой выход на сцену в качестве поющего артиста в рок-операх и мюзиклах под живой бэнд. Когда работаешь с такими мэтрами, как Стас Намин и группа «Цветы», это накладывает ответственность, под которую ты сначала прогибаешься, а потом приобретаешь незаменимые навыки. Знаковая ступень и веха – работа в театре «Откровение» центра культуры «Сцена» в Москве, я здесь встал на руководящую и режиссерскую стезю.

– Камчатский театр кукол – новая дверь, которая открылась перед вами. Куда она ведет?

– Наперед никогда не знаешь, просто заходишь в эти двери. 1 сентября я приземлился на Камчатке. Так начался 31-й год моей профессиональной театральной деятельности, 30-летний цикл закрылся, и открылся другой. Я напитываюсь новыми знакомствами, ощущениями от работы, и очень интересно, куда приведет эта дорога. Но направление движения задано и понятно.

– Что подтолкнуло вас к участию в конкурсе на должность худрука?

– В Москве особо не было известно о том, что министерство культуры Камчатки объявило такой конкурс. Я не искал этой работы, не стучался в эти двери. Меня нашли и предложили принять участие в конкурсе. На тот момент я не вполне четко ощущал, зачем мне это нужно, однако согласился прислать документы. Я ведь ничего не знал о театральной жизни Камчатки и о ситуации в театре кукол. Во все перипетии я, по сути, вникаю только сейчас. Удалось пройти все этапы конкурса, на один из которых я предоставил концепцию развития театра, и в итоге мне прислали протокол голосования, из которого следовало, что я стал победителем. И, честно говоря, не понимал, радоваться мне или озаботиться этой ситуацией.

– Просто не верится, что вы совсем не имели представления о месте, в которое направляетесь и в каких условиях придется работать. Помещение нашего театра кукол – совсем не подарок.

– После приезда сюда мне часто приходится слышать от жителей Камчатки, что здание хромое, кривое, протекает и никакого искусства здесь быть не может. Это мнение людей, которые действительно переживают, но вместе с тем не очень понимают, что протекающая крыша – не повод прекратить заниматься театром. Понимаете, есть площадной театр, актеры в кибитках до сих пор колесят по Европе. Великий Вячеслав Полунин создал фестиваль «Корабль дураков», куда приглашал уличные театры. И такие театры, например, на знаменитом Авиньонском театральном фестивале – практически основная часть конкурсных программ. Я к тому, что для театра не так уж важно, золотой у него потолок или гнилой. Да, лет сто этому зданию уже есть. Но, поверьте, в России есть театры областного значения, которые ютятся и в двухсотлетних зданиях, и их приходится бесконечно латать. Наше помещение – не самая большая проблема. Тем более что есть и свет в конце тоннеля.

– Что вы знали о Камчатке до прибытия к нам?

– Практически ничего. Только подав документы на конкурс, начал просматривать фотографии красивых мест. Благо на Камчатке много талантливых людей, которые умело фиксируют все великолепие местной природы, любят и ценят свою малую родину. Потом я узнал о великой, без преувеличения, истории Камчатки, о героической обороне Петропавловска 1854 года, когда всего около тысячи рядовых жителей и один фрегат «Аврора» отстояли эту землю от англо-французской эскадры, на многочисленных кораблях которой было до 10 тысяч бойцов. С таким историческим фундаментом, при всех нынешних трудностях Камчатки, оттоке населения, я уверен, что жизнь здесь наладится и продолжится. Насколько она будет благополучна, зависит от каждого, а теперь и от меня.

– Какой оказалась ваша встреча с Камчатским театром кукол? Не появилось ли ощущения, что придется разгребать большой ворох проблем?

– Дело в том, что уход Зиновия Ефимовича Кужелева, который был настоящей душой этого театра, руководил им с 1981 года, без сомнения, для всех стал колоссальной утратой. Это не могло не внести в настроение коллектива и в повседневную деятельность некоторую сумятицу. Так происходит в любом творческом коллективе, где мастер ушел, не оставив преемника, или затянулся приход нового человека в качестве руководителя, на которого можно положиться. В результате то, с чем я столкнулся, – абсолютно рабочая ситуация. Радует, что и встретившая меня труппа, и административный состав нацелены на работу, на наведение порядка и выстраивание четкой работы и конкретных творческих планов. Для артиста очень важна определенность. Театр – это сложный механизм из огромного количества деталей, который должен бесперебойно функционировать. Тогда актеры могут с удовольствием погружаться в творчество, публика это видит, приходит, и возникает та самая магия, которой от нас все ждут.

– Не потерял ли театр кадры в период безвластия?

– Все актеры в строю, и это для театра самое главное. Как и то, что высочайший уровень нашей труппы не вызывает сомнений: Зиновий Ефимович не набирал случайных людей. И работа не останавливается. Мы успешно приняли у себя Приморский театр кукол из Владивостока. За три дня около 900 зрителей посмотрели спектакли коллег. И наша труппа с хорошим настроением съездила с гастролями на Командорские острова. Мы уже утвердили конкретные даты по выпуску новых спектаклей на предстоящий театральный сезон. Надеюсь, все это дает коллективу рабочий настрой и, как следствие, радость от движения вперед.

– Довольны ли вы уровнем материально-технического обеспечения театра?

– Камчатский театр кукол входит во все федеральные программы наравне с другими региональными театрами, и определенное центром финансирование доходит до нас в полной мере. Вопрос только в том, что цены здесь другие, и не все можно купить здесь, на месте. Но это текущая работа. Финансирования для работы театра вполне достаточно. Мало того, министерство культуры Камчатского края буквально сегодня запросило у нас смету на закупку выездного светового оборудования, чтобы мы могли полноценно представлять спектакли на любой площадке.

– В чем ваше видение дальнейшего развития театра кукол на Камчатке?

– Для меня важно, чтобы театр кукол, который ориентирован в первую очередь на детей, нес со сцены традиционные ценности – добро, тепло, обаяние персонажей. Понимаете, Сергей Владимирович Образцов экспериментировал по тем временам весьма радикально и смело, но все базировалось на идее добра, просвещения и окультуривания зрителя. У людей важно вызывать положительные эмоции, с которыми в нашей жизни в целом сегодня плоховато. Интернет, телевидение, эксперименты в театре – везде идет некая постмодернистская рефлексия.

– А ведь многие ожидали от вас и этого тоже.

– Возможно, вы говорите об определенной части профессиональных зрителей. Но, например, вышедший в прошлом году спектакль «Мнимые» – это современная форма прочтения Мольера. Пожалуйста, приходите, смотрите! Я говорю не о том, что не надо «Гамлета» или «Макбета» пытаться сделать в кукольном варианте. Наоборот, надо. Речь о том, что идея каждого спектакля должна быть нацелена не на расщепление души и разума человека, а на их гармонизацию. Эксперименты важны, особенно для взрослой части публики. Но со сцены должно транслироваться не деструктивное начало, вызывающее у человека оторопь и оцепенение, а понятные и ожидаемые ценности современного человека.

– Переезд в новое, современное здание наверняка станет абсолютно новой страницей в истории театра, не менее знаковой, чем приход нового худрука.

– Я читал скептические посты камчатских блогеров на эту тему. Мол, а знает ли этот мечтатель, что построить театр обещают с 2013 года, и уже давно все украли, поэтому ничего не будет. Отвечаю всем. Дорогие мои, понимаю, ваши сомнения, возможно, возникли не на пустом месте, ведь многое действительно пошло не по плану, сроки нарушились. Но любой театр не может не жить надеждой, театр в принципе – это иллюзия, а театр кукол – творческая иллюзия в высочайшей степени. За ней вы к нам и приходите. Так почему вы отказываете нам в праве иметь собственные иллюзии? Ну а если наша мечта осуществится, скептики вновь найдут недостатки. Но знайте: на самом деле это будет ярчайшее событие для всех горожан, для всего Камчатского края и, не побоюсь произнести, для всей театральной России. Подобных площадок регионального уровня сегодня в стране одна-две. И вдруг получить такое здание, с такими возможностями – колоссальный, невероятный подарок! Сроки сдачи объекта определены на федеральном уровне, в ходе визита на Камчатку председателя Правительства РФ Михаила Мишустина. А значит, за выполнение графика спросят серьезно, что внушает здоровый оптимизм.

– Какие технические возможности будут для работы в новом здании?

– По проекту на сцене должно быть полноценное мультимедийное обеспечение. Там два зала – один на 250 мест, а также зал-трансформер на 100 мест. При этом имеются огромные площади в двухуровневом фойе – открытые площадки, которые тоже должны быть заняты представлениями различных форм, в том числе беби-театром.

Конечно, потребуется увеличить штат всех сотрудников, в том числе и труппу театра, и это предусмотрено министерством культуры края. Но на данном этапе расширяться нет смысла, это просто не позволят сделать имеющиеся площади.

– Как планы на переезд отражаются на творческой деятельности театра?

– К этому празднику мы обязаны готовиться. Это не просто переезд. В строящемся здании – 9 тысяч квадратных метров, в нынешнем – одна тысяча. От нас будут ждать, что, въехав, мы займем все пространство, наполним его творчески, в нем сразу закипит жизнь. Представьте, какого масштаба проекты мы должны готовить уже сейчас внутри наших скромных площадей. Уже сейчас очень важно наращивать репертуар, привлекать творческих людей, развивать новые начала, и мы это делаем. А это потянет за собой другую репертуарную политику. Зрители увидят не только кукольные спектакли, но и другие театральные и музыкальные формы еще на этапе нашей деятельности в старых стенах театра. Это будет задел, обкатка, чтобы мы оказались готовы к переезду. В европейских театрах уже давно наряду с куклами на сцене работают драматические артисты, проводятся эксперименты со светом и не только. И когда зритель увидит в нашем репертуаре что-то помимо кукольных спектаклей, не нужно пугаться и думать, что мы переформатируемся в некое варьете. Нет, мы собираемся стать многоплановыми и многовекторными, насытить театр новыми проектами, и с этим ярким солидным багажом войти в жизнь на новой сцене.

Справка

Творческий путь Алексея Казакова начался в Государственном академическом центральном театре кукол им. С.В. Образцова. В театральной сфере Алексей Казаков уже 25 лет, из них 12 лет занимает руководящие должности. Под его руководством в театрах Москвы и других городов России поставлено более 25 спектаклей. Актер сыграл более 20 ролей в художественных фильмах, в числе которых проекты Андрона Кончаловского и Карена Шахназарова.

В настоящее время Камчатский театр кукол расположен на улице Максутова в Петропавловске-Камчатском. Новое просторное здание строится на проспекте Циолковского в микрорайоне Горизонт. Под строительство отведен земельный участок площадью 1,6 гектара.

Почти 10 лет камчатцы ждали нового современного здания театра в краевом центре. Конкурс на разработку проекта объявили еще в 2010 году, а через 4 года в основание будущего объекта культуры заложили первый камень. Тогда театр обещали достроить в 2017 году, но из-за отсутствия значительной части средств завершение строительства пришлось отложить еще на несколько лет.

Проблему удалось решить благодаря поддержке со стороны федерального центра. Камчатка будет претендовать на ежегодное финансирование в течение трех лет: 397,5 млн рублей в 2022 году, 416,2 млн в 2023 году и 443,6 млн рублей в 2024 году. Принять первых зрителей в театре планируют в 2024 году.

​Алексей КАЗАКОВ: «Для театра не так уж важно – золотой у него потолок или гнилой» 0​Алексей КАЗАКОВ: «Для театра не так уж важно – золотой у него потолок или гнилой» 1​Алексей КАЗАКОВ: «Для театра не так уж важно – золотой у него потолок или гнилой» 2​Алексей КАЗАКОВ: «Для театра не так уж важно – золотой у него потолок или гнилой» 3​Алексей КАЗАКОВ: «Для театра не так уж важно – золотой у него потолок или гнилой» 4​Алексей КАЗАКОВ: «Для театра не так уж важно – золотой у него потолок или гнилой» 5
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.