Еженедельная краевая газета
Выходит с 11 октября 2006 года
01 Декабря, среда
ночью -11°C
днем 1°C
ветер 7.2 м/с
Завтра 02 Декабря
-2 ... 7°C
ветер 10.6 м/с

Казаки на Камчатке

16:50
762

В 2021 году исполняется 30 лет с начала возрождения на Камчатке казачества и его традиций. Об истоках и части современной истории казачества на полуострове в своей статье «Казаки на Камчатке» повествует атаман Отдельного Камчатского казачьего округа, казачий полковник Николай БЯНКИН. Газета печатает статью в сокращенном варианте.

История исследования Камчатки началась в 1646 году, когда группа казаков под начальством Семена Дежнева и Федота Попова на двух кочах обогнула крайнюю северо-восточную оконечность азиатского материка (впоследствии названную мысом Дежнева) и вышла в Берингово море. Берегов Камчатки они не достигли, но видели очертания какой-то земли и не могли ее достичь из-за сильных штормов и непогоды.

Первым исследователем Камчатки является атаман Владимир Атласов. В 1697 году он во главе отряда из 55 казаков предпринимает поход на Камчатку. Официальным актом присоединения Камчатки к России является памятный деревянный крест в устье реки Крестовой недалеко от города Ключи. На кресте выжжена надпись: «1697 году июля 13 поставил сей крест пятидесятник Владимир Атласов со товарищи 55 человек». После путешествия Атласова по Камчатке значительно уточнились очертания полуострова, и Камчатка стала изображаться на картах правильно. С 13 июля 1697 года Северная землица Камчатка стала форпостом России на Дальнем Востоке и на протяжении 300 лет является окном в Азиатско-Тихоокеанский регион.

Огромную роль в освоении и присоединении Сибири и всего Дальнего Востока к России сыграли русские казаки, которые, породнившись с местным населением, вобрав в себя их национальные особенности, образовали этническую группу людей-гуранов, челдонов, камчадалов и т. п.

Еще в начале XIX века Григорий Иванович Лангсдорф в июле 1804 года, впервые ступивший на землю Камчатки, сообщал, что «первая потребность для сей страны состоит в том, чтобы более заселить оную и иметь добрых землепашцев, ремесленников и промышленников... Камчатку следует снабжать всем необходимым, развивая торговлю с Японией и Китаем, а не везти туда товары из европейской части России через Сибирь».

Исторический спор

В Николаевской России в Петербурге часть политиков прозападного толка (Ф. Вронченко – министр финансов, граф В.Н. Панин, канцлер России К. Нессельроде) считали, что дальневосточные земли не нужны Российской империи. Вторая группа политиков – сторонники освоения Дальнего Востока, такие как князь Меньшиков, братья Перовские, граф П.П. Киселев, а также Г.И. Лангсдорф – академик, который дважды побывал на Камчатке.

Опыт Николая Муравьева-Амурского показал, что самые подвижные войска в России – казачьи, которые с успехом могут воевать, держать границу и работать на матушке зеле. Это показала и Кавказская война, и война в Персии. Вот почему губернатор Восточной Сибири был сторонником освоения, заселения Сибири, Дальнего Востока и окончательного закрепления в границах Российской империи этих земель через организацию формирования казачьих частей и закрепления их на границах в Забайкалье, в Приамурье, а также в районе реки Уссури и на Камчатке. Но самое главное – то, что Муравьев-Амурский огромное значение придавал камчатскому краю, который находился на самом севере империи.

В 1849 году Муравьев-Амурский, находясь на Камчатке, провел рекогносцировку незамерзающей Авачинской губы и Петропавловской гавани, выбрал место для будущих батарей. Для защиты побережья была необходима военно-морская артиллерия.

Воинственные заявления Великобритании и Франции были восприняты Муравьевым практическими делами. Он отправляет в Петропавловск-Камчатский военный транспорт «Двина» под командованием капитан-лейтенанта Васильева, который доставил в порт 350 солдат-сибиряков, среди которых было 100 казаков. Главной причиной посылки сибирских казаков на Камчатку было их закрепление на постоянное жительство и охрану рыбных ресурсов и морской границы от американских китобоев и английских судов.

Такова была политика генерал-губернатора Восточной Сибири Н.Н. Муравьева-Амурского в отношении Камчатки, которая входила непосредственно в Восточную Сибирь административно.

Провал англо-французской авантюры

Грянула война. В Крыму Россия потерпела неудачу. А вот на дальневосточном театре военных действий была иная картина. Здесь Россия поставила на место захватчиков. И Англия – владычица морей навсегда распрощалась с надеждой завладеть Авачинской губой.

Англо-французская авантюра позорно провалилась. Эскадре из шести судов русские ядра нанесли такие серьезные повреждения, что лишь благодаря хорошей погоде им удалось достичь берегов Канады и Америки.

Академик Е. Тарпе назвал победу камчатского гарнизона «лучом солнца» в масштабе Крымской войны 1854–1856 годов. А камчатский военный губернатор В.С. Завоико – адмирал российского флота вошел в военную историю как блестящий организатор победы Петропавловского боя, рекогносцировку которого сделал еще в 1849 году Н.Н. Муравьев-Амурский.

Камчатские казаки встретили английский десант – 700 штыков, с северной стороны Никольской сопки к ним присоединились флотский экипаж и местные жители. В жесточайшем бою англичане были разбиты.

Радостнее всего Петропавловская победа была встречена у населения Восточной Сибири, которые собрали 2,5 тыс. рублей, 300 голов крупного рогатого скота, а кочевые эвенки пригнали в подарок защитникам Петропавловска 400 оленей. Сибирь заботилась, чтобы ее защитники-камчатцы не терпели нужды в продовольствии и снаряжении.

В этом непременная заслуга Николая Муравьева-Амурского, который понимал, что «граница породила казачество, а казаки создали Россию». Особенно это подходит казакам русского северо-востока, которые «создали» Россию на северо-востоке страны, а потом на протяжении столетий охраняли ее границу.

«Все умрем, а не сдадимся»

Вторым этапом истории камчатского казачества является оборона Камчатки в период русско-японской войны 1904–1905 годов. Если в 1854 году Петропавловск-Камчатский защищал гарнизон из солдат, матросов, казаков, имея фрегат «Аврора» и военный корабль «Двина» при 68 орудиях, то теперь военные силы всей Камчатки состояли всего из полусотни казаков.

Депеша о начале войны дошла до Петропавловска-Камчатского через три месяца – 22 апреля 1904 года. 23 апреля 1904 года собрался сход, на котором было принято решение дать решительный отпор врагу и организовать отряды. Старики, участники боев 1854 года с англо-французской эскадрой, говорили: «Все умрем, а не сдадимся... Если японцы высадятся в устьях рек, дальше они не пройдут: перестреляем в кустах».

Начальником обороны западного побережья Камчатки назначается Максим Иванович Сотников, человек из старого казачьего рода. Его деятельность на западном побережье началась с организации дружин. Всего здесь было организовано четыре пеших и одна конная дружины: Тигильская – численностью 100 человек, Ичинская – 66 человек, Облуковинская – 40 человек, Большерецкая – 72 человека, конная – 18 человек. Командиром Тигильской дружины был назначен казак Павел Юшин, Ичинской и Облуковинской – Михаил Корякин. Конной дружиной командовал казак Нагорный. Ее назначением была связь между дружинами, оперативное прибытие в места высадки японцев и организация первого сопротивления и уничтожения десанта.

На восточном побережье была организована Усть-Камчатская дружина в составе 110 человек. Всего в дружинах Камчатки насчитывалось 475 человек.

Дружины комплектовались в основном из местного населения – потомков казаков первого этапа, пришедших на Камчатку в середине ХVII, конце ХVII – начале XVIII веков. Эти дружины обладали умением стрелять, знанием родных мест и привычкой к походной жизни. Эти качества в условиях партизанской войны превращали их в грозную силу для японцев. Уже в мае 1904 года началась высадка японцев на берег.

Первая схватка произошла на реке Большой, где дружинники под командованием казака Селиванова на ботах атаковали японскую шхуну и сожгли ее. Во второй половине мая были уничтожены еще четыре шхуны на реках Колпаковой, Облуковиной. 28 июня Сотников, еще собирая в Голыгине свой отряд, спустился на ботах к морю и в устье реки Опалы уничтожил японскую шхуну с ее командой. 30 мая в устье Озерной с 4 шхун высадился прибывший с о. Шумшу вооруженный десант лейтенанта Гундзи численностью 150 солдат с двумя орудиями. Ближайшим к месту высадки было село Явино, расположенное в 15 км к месту от Озерной. Следующее село Голыгино располагалось в 60 км южнее, и в глубине полуострова населенных пунктов не было.

В материалах, присланных из томского архива, имеются любопытные сведения о Гундзи – лейтенанте военно-морского флота Японии. Сечи Гундзи до 1903 года служил приказчиком Камчатского торгово-промышленного общества, занимаясь в основном шпионской деятельностью. В конце сентября 1903 года Сечи Гундзи уже в мундире японского флотского офицера проехал вдоль западного побережья Камчатки, когда русское охранное судно ушло от камчатских берегов, и побывал в селениях Явино, Голыгино, Колпаково. Гундзи был хорошо знаком с Камчаткой, знал полную беззащитность этой земли и полагал, что не встретит здесь никакого сопротивления.

Планы Гундзи скромными не были. Он собирался прочно закрепиться в районе Озерной – Явино; используя успехи японцев, распространить зону захвата на север; постараться привлечь на свою сторону кое-кого из местного населения и дать основание своему правительству козырять на мирных переговорах фактическим владением Камчаткой. Но его первым и последним успехом был захват Явино.

Это небольшое село из 16 дворов и маленькой часовней располагалось на восточном берегу Явинского озера. На колокольне часовни развевался японский флаг. На столбе была прибита доска с многоговорящей надписью: «Эта земля принадлежит Японии. Командир японского войска Сечи Гундзи».

Сотников расположил свой лагерь в семи километрах от японского лагеря. Отряд Сотникова состоял из 88 человек. 13 июля в лагерь японцев были отправлены в разведку староста села Явино Игнатьев и дружинник Ивановский из села Паратунка. Они прошли в лагерь и убедили Гундзи, что жители Явина готовы покориться японским властям и просят его прийти к ним. Можно только представить состояние гордого самурая, когда его привели в лагерь Сотникова. Потеря главного организатора захвата Камчатки обезглавила десант, лишила наступательного духа и в корне изменила военную обстановку на западном побережье Камчатки. 15 июля ночью отряд Сотникова окружил японцев, и к утру разгром отряда был завершен. На реке Иче 17 июля казаки Нагорный и Корякин со своими отрядами сожгли восемь шхун и двести японцев погибли в бою. Крупное столкновение было в бухте Карага на севере Камчатки, где японцы предприняли высадку десанта, спаслось только несколько японцев. По сведениям, полученным русским консулом в Японии, за время японцы потеряли на Камчатке 40 шхун, 500 человек личного состава. В бою у Озерной, в устье реки Опалы, в бухте Карага на острове Медном потери «самураев» составили 700 человек личного состава морской пехоты Страны восходящего солнца. Главным итогом боев боевых дружин Камчатки с японцами явилось сохранение ее в составе России во время русско-японской войны 1904–1905 гг.

Эти и другие факты героизма наших предков обязывают нас, наследников славной истории и традиций защитников Камчатки во время боев 1854 года в Петропавловске и обороне Камчатки в русско-японскую войну 1904–1905 годов, участников десанта 1945 года, вспомнить о них и воздать должное их памяти. А нам, камчатским казакам, – быть хранителями славных традиций наших потомков и продолжать заниматься становлением казачества на государственную службу, службу по защите национальных интересов России на Дальнем Востоке и конкретно на Камчатке.

Нет комментариев. Ваш будет первым!