Читайте нас в социальных сетях:
Еженедельная краевая газета
Выходит с 11 октября 2006 года
26 Января, среда
Ясная погода
ночью -15°C
днем -8°C
ветер 2.8 м/с
Завтра 27 Января
Облачно
-13 ... -6°C
ветер 6.7 м/с

Продолжение нашей жизни

11:10
67

В который раз я поражаюсь талантливости корякского народа. Нельзя и представить себе, чтобы на общем празднике кто-то сидел в уголке и не выходил в общий круг, отнекиваясь: дескать, не умею. Любой парень или девушка, выросшие в национальном селе, знают и свою родовую мелодию, и танцы, которые исполняли их родители, бабушки, дедушки под призывные удары бубна.

Толя Айгин, родившийся 60 лет тому назад в семье охотников и оленеводов, всё детство и юность активно сопротивлялся зову крови. Его мама, Валентина Николаевна, из рода, в котором танцевали все, достаточно вспомнить её прославленную сестру Нину Николаевну Милгичил, создательницу фольклорного ансамбля «Факел». Младший брат Юра пошёл по материнской линии и с удовольствием принимал участие в сельской самодеятельности. А Толя рос настоящим сыном тундры, пропадая на рыбалке, зарабатывая первые деньги пастухом, рыбаком, и никогда даже не представлял себя танцором. Его мечтой был большой спорт. Рано вытянувшийся и окрепший от постоянных физических нагрузок парень был надеждой манильской сборной – он отлично бегал, прыгал, стрелял, играл в командные виды спорта. К концу 8 класса он выполнил норматив кандидата в мастера спорта и планировал позже поступить в Институт физкультуры и обязательно попасть на Олимпиаду в Москву. На Олимпиаду он попал, но об этом чуть позже.

Летом 1979 года в Манилы приехал невысокий, интеллигентного вида мужчина. Это был Александр Васильевич Гиль, который подбирал артистов для новой программы ансамбля «Мэнго». Изначально он заинтересовался младшим братом Анатолия, Юрой, который тут же заявил, что не поедет никуда без брата. Осенью братьям Айгиным и их другу Сергею Иа пришёл вызов в Палану. Полный сомнений, наш герой отправился в путь. Дорога пролегала через Петропавловск-Камчатский, где будущих артистов просматривали на предмет их профессиональной пригодности. Несмотря на то, что Толя не знал никаких корякских движений, его сочли перспективным, делая ставку на выносливость, прыгучесть и хорошую фактуру. Юра Айгин к тому времени махнул рукой на карьеру артиста и пошёл учиться в СПТУ, поэтому в «Мэнго» взяли Айгина-старшего и Сергея Иа.

С первых же дней работы в ансамбле Толя понял, что значит быть профессиональным артистом. Весь коллектив выехал в Подмосковье, где на базе одного из пансионатов готовил программу специально для Олимпиады-80 в Москве. С утра до ночи молодёжь – Толя, Сергей, Лиза Долган постигали азы хореографии, учили основные движения, сами танцы, принёсшие мэнговцам мировую славу. Каждую свободную минуту они посвящали репетициям и тренажу. Несмотря на то, что организм спортсмена был привычен к нагрузкам, поначалу было очень тяжело – ведь классическая хореография, которой по несколько часов в день занимались северные артисты, требует работы и напряжения совсем других групп мышц. Но потихоньку дело сдвинулось с места, Айгину стали поручать заметные роли в больших постановках. Немаловажным было и то, что за молодёжью были закреплены наставники из числа ветеранов «Мэнго». У Толи таким куратором был замечательный артист Александр Мохнаткин, который уделял много внимания артистическому наполнению роли. Вспомните, как ярко и эмоционально он изображал своих героев во время исполнения знаменитых сценок! Таких же эмоций Александр добивался и от Анатолия, заставляя переживать и осмысливать каждый шаг на сцене.

И вот настал 1980 год. Сбылась мечта паренька из манильской тундры – он попал на Олимпиаду, на всемирный праздник, его видят тысячи людей, и он дарит им радость. Сразу после закрытия соревнований коллектив «Мэнго» вылетел на Чукотку для участия в съёмках фильма «Когда уходят киты». Каждый день, проведённый в ансамбле, на репетициях с Александром Гилем, был настоящей школой для Толи Айгина – он открывал себя, открывал мир вокруг. В первые дни работы Гиль обещал ему: «Ты увидишь весь мир». И обещание сбылось – в составе «Мэнго» он побывал во множестве стран, выступал на одной сцене с такими мэтрами российской и мировой культуры, как ансамбль «Берёзка», хор имени Пятницкого, Кубанский казачий хор, ансамбль Игоря Моисеева. И если в первые годы работы Толя сомневался в своём выборе, умудрившись даже сбежать на два года ради службы в армии, то к концу 80-х годов он стал настоящим артистом, чувствующим и понимающим сцену.

Потом были сумбурные 90-е, когда «Мэнго», потеряв своего создателя, просто пытался выжить. Пытались выжить в эти годы безденежья, неустроенности и его артисты. Многие ушли – нужно было кормить семью, подводило здоровье. Уходил, возвращался и снова уходил Анатолий Айгин, пока врачи не поставили его перед тяжёлым выбором – или спокойная работа без постоянных физических нагрузок, или инвалидность. Прошло несколько лет. Давний друг Анатолия, Иосиф Жуков, попросил его помочь, поставить на ноги молодой ансамбль «Ангт». И всё вернулось на круги своя. Айгин, вернувшись на сцену, почувствовал себя настоящим творцом. Ради этого он, не постыдившись возраста, пошёл учиться – закончил Паланское педучилище по классу «Преподаватель хореографии», затем – Арктический институт культуры и искусства.

Сегодня Анатолий Айгин – признанный мастер корякской культуры, его имя, наряду с именами И. Жукова, Н. Лазарева, Д. Яганова составляет славу «Мэнго». Сын Анатолий пошёл по стопам отца и тоже занимается хореографией. Айгин-старший работает с самыми маленькими, с теми, кто ещё не задумывается о сложности жизни, о неудачах, его воспитанники учатся любить и понимать движения, рождённые самой природой. Они – продолжение жизни Анатолия Айгина, продолжение жизни нашей Корякии.

Т. КОСЫГИНА.

Материал опубликован в газете "Народовластие", №100 от 15.12.2021 г.

Продолжение нашей жизни 0

Делитесь новостями Камчатки в социальных сетях:

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.