17 Мая, вторник
Облачно с небольшим дождем
ночью 1°C
днем 8°C
ветер 3.1 м/с
Завтра, 18 Мая
Облачно
1 ... 12°C
ветер 3.3 м/с

С ручкой и блокнотом (Александр ТОЛКАЧЁВ и Александра КЛЮЧНИКОВА)

18:30
3086

На прошлой неделе журналистское сообщество отметило свой профессиональный праздник. Ежегодно с 1991 года по указу первого президента нашей страны 13 января отмечается День российской печати. Дата выбрана не случайно, 26 декабря 1702 года вышел указ Петра I об учреждении газеты для «извещения оной о заграничных и внутренних происшествиях...», а уже 13 января 1703 года вышел первый номер «Ведомостей». С этого времени ведёт свой исторический отсчёт российская пресса. В этот день принято поздравлять не только сотрудников редакций печатных СМИ, но и творческих работников теле- и радиокомпаний, а также интернет-изданий.

В профессиональный праздник российской прессы с ветеранами корякской журналистики А. Б. ТОЛКАЧЁВЫМ и А. Я. КЛЮЧНИКОВОЙ встретился наш корреспондент. А поводом послужил не только профессиональный праздник, но и вручение им удостоверений о вступлении в Союз журналистов России.

- Приятное событие состоялось в канун Нового года. Вы получили удостоверения о вступлении в профессиональный Союз. Насколько долгожданным и радостным это событие стало для Вас, Александр Борисович?

- Первый раз я вступил в Союз журналистов в1985 году, работая в пенжинской районной газете «Полярная звезда». Тогда это был огромнейший профессиональный Союз, т.е. Союз журналистов СССР. Удостоверение и значок этой организации у меня хранятся до сих пор. А в 90-е годы, когда уже работал в Палане, к нам из области приезжал журналист Владимир Ефимов, он в КГТРК собрал всех журналистов столицы Корякии, и решался вопрос о вступлении или переоформлении бывших членов Союза журналистов СССР в члены Союза России. Он забрал наши заявления, и на долгие годы всё затихло. Только в прошлом году удалось, наконец-то, всю процедуру вступления пройти заново. Тоже, правда, не быстро всё происходило, но финал был радостным – нам сначала по телефону коллеги из Петропавловска-Камчатского сообщили эту весть, а затем уже пришли документы.

Чувствовать себя членом большой творческой семьи очень приятно. Сейчас уже нас четыре человека из округа, вступивших в Союз журналистов России, поэтому надо решать вопрос о создании отделения регионального Союза в Корякском округе. Со временем ряды профессионального Союза смогут пополнять новые кадры, и им будет проще решать вопросы,которые возникают в журналистской деятельности. Во времена Корякского автономного округа была попытка создать такое отделение на севере Камчатки. Тогда в администрации КАО первым вице-губернатором была Н. И. Солодякова, она собрала журналистов со всего округа, и в тот момент решались разные вопросы по работе СМИ. Как раз был подходящий случай для решения вопроса о создании профессиональной журналистской организации на территории округа, но он, к большому сожалению,был почему-то упущен, не включили в повестку дня. Сейчас эту возможность уже нельзя упускать, количество членов позволяет нам создать паланскую ячейку, а со временем, думаю, появятся они и в районах округа. Но это уже дальнейшая работа, которой общими усилиями надо заниматься.

- А у Вас, Александра Яковлевна, какие были впечатления от этого события?

- Событие, действительно, долгожданное и очень радостное для меня. Но я уже давно на пенсии, поэтому эмоции не те, как это было бы во время трудовых будней. Когда я работала, мы часто ездили в командировки. Думаю, что удостоверение Союза журналистов больше в помощь действующим коллегам, которые готовят материалы для печати, часто выезжают для сбора информации по разным населённым пунктам. Даже не могу ничего сказать по поводу того, помогает, или нет корреспондентам удостоверение Союза. В последние годы, когда я работала и писала для газеты, серьёзными темами не могла даже заняться, так как нужно было выезжать в командировки. Когда появилась возможность съездить в Воямполку по проблемам вылова рыбы, то сделали всё, чтобы я туда не поехала, а своего транспорта у редакции нет. Вот и получается, что могли бы осветить актуальные темы, но не можем выехать на место, чтобы разобраться в ситуации.

- Александра Яковлевна, Вы и в советский период поработали в СМИ,и в демократические времена. Когда, всё-таки, было легче готовить для публикации статьи, поднимающие проблемы, –до или после 91 года?

- Если поднять старые подшивки газет, то можно обратить внимание на то, что критические публикации печатались, и довольно часто. Тогда мы не так много писали очерков и зарисовок, это для души, а большая часть материалов касалась каких-то проблем. Мы всё время были в разъездах и постоянно находили негативные моменты в сёлах округа, в отраслях. Читатели тоже подсказывали подобные темы, и редакция направляла корреспондента в командировку, чтобы разобраться с ситуацией на месте. Была популярной тогда рубрика «По письмам читателей». Даже журналистские расследования проводили, они не были такими профессиональными, как у органов внутренних дел, но свой нос мы совали куда угодно. Рядовые корреспонденты ничего на себе не ощущали за публикацию критических материалов, но главным редакторам доставалось от партийного руководства. Ещё как доставалось – на всех коврах пропесочивали.

- Все статьи в то время публиковались? Не было такого, чтобы по каким-то причинам материал снимали с номера из-за критики, допустим?

- Я такого не припомню. Работала в разных СМИ– и на радио, и в газете. Везде готовила материалы на острые темы, и ни разу никто ничего не снял ни с эфира, ни с публикации на страницах газеты. Эзопов язык нам помогал порой, находили варианты. У меня лично много раз были журналистские расследования. Однажды по Лесновской школе пришлось задействовать все структуры – районный отдел образования, окружной, партийные и советские органы. Вопрос решился положительно. По Таловской школе вмешался окружком КПСС. После наших публикаций они ещё свои проверки устраивали, и если факты находили подтверждение, то принимали серьёзные меры, дело доходило до увольнений. Например, в Таловке был уволен директор средней школы, о котором до этого я подготовила критический материал.

Нам и наши читатели помогали, особенно в командировках. Мы встречались не только с руководителями, но и с простыми работниками и жителями. Как раз последние давали много интересных тем, в том числе и проблемных. Вот и приходилось на месте по нескольку раз ходить к руководителю, выясняя разные моменты. Всё требовало проверки и перепроверки. Журналист должен был убедиться, соответствует информация действительности, или нет.

- Следует понимать,что в советский период, о котором говорит Александра Яковлевна, все периодические издания были органом райкома, окружкома, областного комитета коммунистической партии. Они были рупором партийных органов, и если вышел критический материал, то реакция следовала молниеносная. Иногда журналистские материалы были в помощь, и корреспондентов благодарили за то, что они вскрывали те или иные проблемы общества или хозяйствующих структур. Работая в районной газете, мы много освещали работу колхозов и совхозов. Я приходил в сельхозуправление и брал сводку по сбору урожая, и уже по ней было видно, кто в передовиках, а кто отстаёт. А почему отстаёт? Вот как раз журналисты ехали туда, в то хозяйство, и выясняли. И не всегда журналистов только ругали за критические материалы. Бывало и хвалили, ведь они помогали найти причины в каких-то проблемах. Главные редактора в то время были ещё и членами бюро соответствующих органов, и если он подписывал материал в печать, то брал ответственность на себя и на журналисте не отрывался за статью, которая могла не понравиться партийной верхушке. Я не помню таких фактов, чтобы в округе кого-то из моих коллег уволили за критику. Оно и понятно – тогда все проходили хорошую журналистскую школу и были настоящими профессионалами, не было повода их выгнать с работы.

- Часто удавалось выезжать в командировки?

- Да, командировки были постоянными – один корреспондент возвращался, другой тут же выезжал.Ездили по оленеводческим хозяйствам, в рыболовецкие бригады, к геологам,с агиткультбригадой, с медотрядами. Все районы были задействованы. Тогда и с транспортом было проще, вертолёты и самолёты летали постоянно, регулярных рейсов по округу много было.

Я часто ездила и в северные районы, и здесь, по Тигильскому. Если выезжали, то старались как можно больше сёл охватить, поэтому порой попадали в разные приключения. В Олюторском районе уже весной пыталась добраться до Ачайваяма. Зимники ещё работали, взяли меня с собой водители, которые направлялись в этот населённый пункт. И вот, какая-то машина сломалась,а караван не может дальше двигаться без неё, надо общими усилиями отремонтировать. А мне-то ждать не хочется, времени не так много, решила отправиться своим ходом. Иду подороге пешком, ночь наступила, а до села ещё далеко. Слышу звук мотора. Встала на край дороги и начала голосовать. Тракторист очень удивился, когда среди ночи на безлюдной дороге увидел человека, думал, ему показалось.

А однажды в Пенжинском районе мне надо было обязательно попасть в оленеводческое звено. Мне нашли снегоходчика и отправили на«Буране» с ним в табун.Часть дороги я с трудом удерживалась за грузного мужчину, сидя сзади, но потом руки стали затекать и сами по себе отцепились, я, как мешок, упала в снег .Сгруппировалась и свалилась в сугроб. Встала, отряхнулась. Мне только и оставалось, что посмотреть ему вслед – водитель мой ничего не заметил и помчался дальше. Хорошо, что «Репортёр» висел спереди и остался цел, я больше за свою технику переживала, тогда работала на радио и записывала голоса оленеводов. Остаться без «Репортёра», значит остаться без материалов, но, слава Богу, обошлось. Часть дороги пришлось идти по следу снегохода, пока он не опомнился и не вернулся за мной.

Ещё один случай произошёл у меня в Тигиле. В райцентре я уже всё сделала по сбору материала, и мне надо было попасть в рыболовецкое село Усть-Хайрюзово на путину, а ничего туда не летит. Но моя журналистская интуиция подсказывала, что должна появиться оказия. И действительно, пассажиров распустили, все разъехались по домам, а я осталась в аэропорту, непонятно, чего жду. И вдруг слышу: летит вертолёт. Он приземлился в Тигиле, чтобы отправиться со следственной группой в Усть-Хайрюзово, где произошло убийство. Меня тоже взяли на этот борт. Подобных историй было много в моей журналистской практике: и в вертолёте падали над Срединным хребтом, и под Ачайваямом чуть не утонули на вездеходе во время наводнения, и волки чуть не загрызли в тундре. Хорошо, что обошлось без страшных трагедий. Сейчас остаётся только вспоминать про все эти случаи.

- Александр Борисович, а Вам какая командировка запомнилась?

- В Пенжинском районе в те годы проходили традиционные совещания оленеводов, а районная пресса всегда на них присутствовала и освещала эти мероприятия. Иной раз к нам присоединялись коллеги из Паланы, которые приезжали в командировку в район. В тот год из окружной столицы прибыл Сергей Руденко. Наша задача состояла в том, чтобы подготовить материал об этом событии для своих изданий – мне для «Полярной звезды», ему для окружной газеты «Корякский коммунист». Аккредитацию тогда получать не требовалось, а нужно было договориться с транспортом, поскольку совещание решили проводить в Таловке. Нас повёз на своей машине председатель райисполкома Б. П. Левчук. Впереди райкомовский УАЗик, а мы следом на Ниве. Совещание прошло нормально, пообщались с оленеводами и с руководителями хозяйств, материал собрался приличный для будущих публикаций. Решили не задерживаться и сразу возвращаться обратно в райцентр. Я был одет по-северному – меховая куртка, унты, шапка из собачьей шкуры, а мой коллега из Паланы, как денди – легкая дублёночка, шапка из пыжика, перчатки и ботиночки. Дорогу прокатали «пеной», и ничего не предвещало никаких задержек в пути. Погода, что называется, шепчет. Мы остановились перед Таловским перевалом, Сергей Руденко сфотографировал нас там, и мы двинулись дальше. Спускаемся с перевала в так называемую Долину смерти… Это страх и ужас – там пурга такая, что света белого не видно! Машина через несколько метров, конечно, застряла, и нам пришлось копать руками снег, чтобы сдвинуться с места. А ещё и мороз. Страху мы натерпелись!.. Но больше всего я переживал за своего коллегу, который в своей этой лёгкой одежде откапывал снег от колёс машины. В конце концов, мы встали на все мосты, и сдвинуться с места уже не смогли. Хорошо, что едущий впереди УАЗик вернулся за нами. Ребята долго нас ждали и поняли, что мы попали в беду. А так – не знаю, как бы могло всё закончиться.

- Александр Борисович, взаимовыручка среди коллег помогала в работе?

- Тогда коллективы были большие, что в газетах, что в типографиях. Помогали всегда, особенно тем, кто приезжал с материка на Север. Бытовые вопросы решали вместе, я уж про работу не говорю. Замечательные были люди, многих сегодня уже нет с нами, но благодаря им молодёжь проходила хорошую журналистскую школу.

- Александра Яковлевна, а кто был Вашим учителем в журналистике?

- Мне многие помогали. У нас и в газете, и на радио журналисты всегда безотказные были, с большим опытом, было, чему поучиться. Запомнился Станислав Львович Алюхин. Я его называла «заголовщиком». У меня всегда была проблема – придумать заголовок, статью напишешь, вроде всё нормально, а с заголовком беда. А Станислав Львович прочтёт и тут же что-то выдаст. Да так ёмко, и в трёх словах – вся суть материала, можно было и не писать, одного только заголовка достаточно. Он мастер был большой и всегда помогал. Написала проблемный материал о местах захоронения (сжигания) коряков, тогда очень некультурно поступали с ними – топтали, перепахивали. Не могла подобрать заголовок, разные варианты придумывала, но не получалось, а С. Л. Алюхин точно назвал мой материал: «А не розы цветут на могилах…». Так и пошло в печать. Ещё один пример приведу с заголовком. Подъехали однажды к табуну М. К. Етыляна, подбежал к нам четырёхлетний мальчик. Наш фотокорреспондент Саша Ключников спросил у него: «Как дела, оленевод?», тот деловито, по-взрослому ответил: «Ни…, копытка!». Даже малыши знали проблемы, дела взрослых пастухов. Материал с таким заголовком тогда и вышел: «Как дела, оленевод? Ни…, копытка!». Ещё мне запомнилась И. Н. Давыдова, наш ответственный секретарь. Сейчас в газете нет-нет, да и проскочит ошибочка, а при ней ничего подобного не было, она буквально до дыр вычитывала каждый номер и нас, журналистов, заставляла вспоминать правила. Строго всегда спрашивала и с нас, и с себя. Таких журналистских историй в копилке каждого журналиста немало. Думаю, что ещё будет повод встретиться и рассказать их нашим читателям. А пока хочется поздравить ветеранов корякской журналистики с профессиональным праздником и пожелать им дальнейших творческих успехов и удовлетворения от каждой публикации.

Беседовал С. МАНАЕНКОВ.
Фото из архива редакции и из личного архива А.Я. Ключниковой.

Материал опубликован в газете «Народовластие» №5 от 15.01.2022 г.

С ручкой и блокнотом (Александр ТОЛКАЧЁВ и Александра КЛЮЧНИКОВА) 0С ручкой и блокнотом (Александр ТОЛКАЧЁВ и Александра КЛЮЧНИКОВА) 1С ручкой и блокнотом (Александр ТОЛКАЧЁВ и Александра КЛЮЧНИКОВА) 2

Делитесь новостями Камчатки в социальных сетях:

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.