20 Мая, пятница
Облачно с небольшим дождем
ночью 2°C
днем 9°C
ветер 3.9 м/с
Завтра, 21 Мая
Пасмурно с небольшим дождем
2 ... 7°C
ветер 5 м/с

Людмила ЮЛТЫГИНА: научи своему делу подмастерье

13:00
2554

До начала зимнего фестиваля «Берингии-2022» остаются считанные дни. К празднику и гонкам готовятся не только каюры, но и мастера народного творчества. Накануне главного камчатского ежегодного фестиваля журналисты «Камчатского края» подготовили интервью в рамках этнокультурного фестиваля «Берингия – лицом к лицу с Севером», который реализуется при поддержке Президентского фонда культурных инициатив. Сегодня мы ведём рассказ о яркой представительнице коренных народов Камчатки Людмиле Юлтыгиной.

Людмила Евгеньевна Юлтыгина родилась в селе Манилы Пенжинского района. И жизнь оленеводов знает не понаслышке.

- Всю жизнь я видела, как мама и обе шили национальную одежду – эта наша жизнь, - рассказала Людмила Евгеньевна. - Мы, коряки, раньше кочевали вместе с оленьим стадом, с мужьями, с детьми, с родственниками, и каждый умел шить. В том числе и я. Сначала это было хобби, которое затем перешло в дело жизни.

Поэтому, когда в 1997 году я переехала в Мильково, начала там потихоньку заниматься скорняжным ремеслом, жила в Мильково 5 лет, потом в Елизово переехала, а затем – в Петропавловск. И всегда мне помогали, поддержка была.

- Как вы всё же решились открыть своё дело?

- Это произошло в 2012 году. Я педагог, мне нравится учить детей. В 37 школе я вела кружок «Бисерное сияние», и работы моих воспитанников занимали в различных конкурсах хорошие места. В школе до сих пор меня вспоминают, а детские работы и сейчас храню. У меня есть специальные разработки, как обучить бисерному плетению.

Мне скучно просто так ходить на работу, высиживая с 9 утра до пяти вечера, заниматься бумажными делами. И поэтому в 2012 году я решила открыть своё дело. Прошла обучение, получила грант, закупила материал, открыла мастерскую. И потихоньку стала набирать обороты. Поучаствовала в выставке. Работы мои хорошо разобрали, с удовольствием. А клиент кормит мастера: заказы есть, и я живу. Да и налоги тоже надо платить.

- Сейчас становится модной национальная одежда. А с какого её вида вы начинали?

- Несколько лет назад все просили камлеечки, а их на Камчатке шили один-два человека. Поэтому я начала с камлеек. (Камлейка — глухая рубаха с капюшоном, которую обычно надевали в качестве внешнего слоя на меховые малицы или кухлянки, а морские зверобои - на охоту. Такая рубаха делалась из кишок и горловой ткани морских млекопитающих: моржа, нерпы, сивуча).

Потом смотрю репортажи по телевизору: один прошёл в моей камлейке, другой. Стали популярны!

Одежду с этническими элементами носят и в Африке, и в Китае, и в Японии, и в других странах. И северные народы не исключение. По одежде всегда можно было определить, с какого человек района, богатый или нет, к какому клану принадлежит – всё читалось по одежде, по рисункам, использованию меха. Если взять в целом по России, например, то пушнину богатые носили, а овчину – те, кто победнее.

В нашем крае одежду из оленя – красивую, расшитую, - носили чавчувены. Они приезжали на праздник Дня оленевода все в расшитых кухлянках, в малахаях, в торбазах, с оленьими тушами. Видно было, что зажиточные работяги. Ведь за оленями не то что сутками – годами надо было следить, кочевать вместе с ними. И у меня это в крови. Вот если я не съездила на выставку куда-то, у меня начинается депрессия: надо обязательно пообщаться с людьми, показать свои изделия, зарядиться позитивом. А потом возвращаюсь в свою мастерскую и начинаю дальше работать. Я сейчас разрабатываю такую одежду, которую можно носить каждый день.

- Кроме необходимости заработать, есть у вас цель передачи своего мастерства будущим поколениям северян?

- Обязательно! Есть среди мастеров такая поговорка: если хочешь жить вечно, научи своему делу подмастерье. Бабушкино дело продолжает жить во мне, это уже второй век получается. И я стараюсь научить всех желающих этому мастерству. И дети мои, все четверо, умеют и юрты ставить, и шапки шить. Маленькими были – всегда мне помогали.

- Как вы отдыхаете?

- Мой отдых – только на выставках. Я не могу даже смотреть фильмы спокойно: постоянно обращаю внимание, что и как там что сшито, и что было бы неплохо добавить. Захожу в интернет, делаю скриншоты интересных моделей, а у меня уже в голове свои разработки. И так постоянно, от выставки к выставке. Сначала сбор идей, потом их воплощение, и – на выставку. И что интересно: порой думается целый год, а воплощается - за месяц!

- Впереди – очередная Берингия. Вы готовите к фестивалю что-то новое, или ограничитесь традиционными изделиями?

- Моя лавочка интересна разнообразием изделий. Человек, который придёт на праздник, что-нибудь, да найдёт для себя. Подвески обыкновенные, аксессуары для сотовых телефонов, брендовые шапки из котика разбирают, как горячие пирожки. Даже в Москве узнают мою шапку - это моя авторская разработка. Шапка из котика лёгкая, на флисовой подкладке, тёплая и практичная, с меховой отделкой. Некоторые москвичи сразу по 2-3 шапки берут. И носят с удовольствием.

Есть и другие национальные головные уборы, например, кампалка – шапочка оленевода. Она шьётся из копчёной оленьей шкуры, носится в летний период, без меха – от комаров и солнечных ожогов. А я делаю с меховой опушкой. Есть округлые шапки-ушанки эвенского раскроя, есть нымыланские, а у чавчавенские отличаются тем, что у них уши побольше. Шапка для северного человека - как сумочка, это предмет для выживания. В кармашки на шапке клали спички, сушёное мясо, сахар. Если рыбак или охотник шёл по льду и нечаянно проваливался, у него была возможность выжить в тундре: выйдет из полыньи, голова сухая, вынет из шапки спички, разведёт огонь и высушится. Шьются эти шапки-малахаи из любого меха: оленя, нерпы, котика.

Или бубны, например. Мы всегда делаем маленькие бубны детям, когда они рождаются. Потом бубен «растёт» вместе с ребёнком: побольше, ещё больше. Бубен сопровождал человека всю жизнь. У меня тоже свой бубен есть. Это наш сакральный оберег. Например, если вам плохо, болеете или чувствуете что-то нехорошее, берёте бубен, играете минут 30-40, и весь негатив уходит совершенно, вы оздоравливаетесь.

В ГОСТЯХ У МАСТЕРА

А затем Людмила Евгеньевна показала свою мастерскую по пошиву одежды, где у неё обучаются студенты.

Мастер считает, что научится скорняжному ремеслу никогда не поздно, поэтому возраст её студентов начинается от 8 лет и верхней границы не имеет, есть и 75-летние ученики. Курсы длятся два месяца, а по их окончании выдается диплом скорняка четвертого разряда.

Одна из студенток - председатель родовой общины «Нюльтен» Диана Ананиева приехала из поселка Октябрьский. За месяц обучения она уже сшила себе кухлянку, камлейку и малахай для внука.

«Я сама шью, вяжу, занимаюсь плетением из бисера, но надо было научиться кроить. Хочу торбаза сшить, для общины, нарядные и красивые. И Людмила Юлтыгина заразила меня своим энтузиазмом!».

Еще одна ученица из Елизова - Светлана Рехальская. Она родилась в селе Верхнем Хайрюзове Тигильского района, и в детстве ездила с родителями по табунам. Светлана хочет научиться шить кухлянки, чтобы надевать их на национальные праздники.

«Да, я «заражаю» их своим делом», - признаётся мастер и показывает очередное изделие: жилетку из морского котика, которая вскоре отправится в Краснодар. Одежда из морского зверя, как уверяет мастер, очень износостойкая, срок её службы - до 25 лет.

В профессионально сложившейся жизни мастера-скорняка было немало выставок: «Сказочная Камчатка», Берингия и, конечно, международная выставка-ярмарка «Сокровища севера». Один из вышитых меховых ковров принес мастеру первое место в престижном конкурсе.

Здесь, в мастерской, изготавливают национальную одежду малочисленных северных народов. А это дело нелёгкое и очень кропотливое, ведь у каждого наряда - свои особенности, и знающий человек их не перепутает.

Эксклюзивные, авторские работы создают и ученики Людмилы Юлтыгиной. Мария Захарова родом с Карагинского района, окончила скорняжные курсы еще в прошлом году, но продолжает заниматься. Сейчас Мария активно готовится к выставке на зимнем фестивале «Берингия-2022». На празднике она представит оригинальные сумки-чехлы для сотового телефона.

«А вот эта кухлянка – экзаменационная работа, ещё тапочки, шапка и малахаи не доделаны», - признаётся Мария.

Предприятие по пошиву национальной одежды Людмила Юлтыгина хочет расширять. Она мечтает заняться ещё и выделкой оленьих шкур, но для этого нужно больше места.

Людмила ЮЛТЫГИНА: научи своему делу подмастерье 0Людмила ЮЛТЫГИНА: научи своему делу подмастерье 1Людмила ЮЛТЫГИНА: научи своему делу подмастерье 2Людмила ЮЛТЫГИНА: научи своему делу подмастерье 3

Делитесь новостями Камчатки в социальных сетях:

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.