Творцы на пепелище

Творцы на пепелище

15 марта Камчатка понесла большую утрату. Более четырех часов ушло на тушение масштабного пожара в Доме художников Камчатки на Туристическом проезде, где располагаются мастерские художников Сурена КАЗАРЯНА, Владимира ВОРОШИЛОВА, Владимира СОКОЛОВА-ШИРШОВА, Виталия ШОХИНА и Виктора ТРИШКИНА.

Огонь уничтожил 100 кв. метров на 2 и 3 этажах здания, а также в чердачном помещении. Здание, давно не представляющее собой ценности, в основном уцелело. А вот картины Виталия ШОХИНА и Владимира ВОРОШИЛОВА погибли.


Настоящая трагедия

Дом художников на Камчатке – не архитектурный шедевр. О нем даже нельзя сказать «скромно, но со вкусом». Это дряхлый барак с протекающей крышей, бывший ведомственный жилой дом, подаренный камчатскому союзу художников еще в советские времена. Изнутри здание представляет собой не менее печальное зрелище. А сейчас, после пожара, – зрелище трагическое.

Мастерская заслуженного художника РФ Виталия Шохина на первом этаже выгорела полностью, в огне погибли все хранившиеся картины, этюды и наброски. Это несколько десятков картин, десять из которых были написаны за последний год.

В конце года Виталию Александровичу исполняется 80 лет, в честь юбилея планировалась выставка. Хорошая новость заключается в том, что выставка состоится – за счет картин, хранящихся в Камчатском объединенном музее, коих немало. Ожидается, что картины предоставят и частные коллекционеры.

Издается и юбилейный альбом Виталия Шохина. Он печатается в Воронеже, скоро прибудет на Камчатку и будет презентован на юбилейной выставке в декабре. В альбоме представлены более 80 живописных акварельных работ и очень много графики. Тираж небольшой: 700 экземпляров предназначены самому художнику, еще 200 отойдет министерству культуры. В продажу, к сожалению, ничего не попадет. «Я всю жизнь живу на Камчатке, здесь у меня много друзей и знакомых, которым и буду дарить свой альбом», – поделился планами не упавший духом Виталий Александрович.

Выше этажом находилась мастерская Владимира Ворошилова. Огонь добрался и туда, подавляющая часть работ погибла.

Восстановлению после пожара помещения явно не подлежат. Но художникам пока придется здесь остаться: без работы они не смогут. Поэтому придется хотя бы вставить окна и продолжать трудиться на пепелище.

Министерство культуры Камчатского края не осталось в стороне от постигшего художников несчастья. Им пообещали предоставить под мастерские дом на ул. Максутова, который подлежит расселению. Но новоселье скорым не будет. Пока в доме находятся жильцы, потом предстоит реконструкция. Художники надеются, что это бремя власти возьмут на себя.

Все, кто управлял Камчаткой в предыдущие годы, не слишком заботились о том, чтобы у наших художников появился достойный дом для работы и выставок. Нынешнее здание постройки 1955 (!) года на Туристическом проезде они получили в 1983 году. Отдали то, что никому и даром не было нужно: барак, уже переживший пожар. В советские времена у союза художников водились кое-какие деньги, поэтому удалось сделать капитальный ремонт. Крышу тогда сделали очень плохо, она протекала, и короткое замыкание было вполне предсказуемым последствием. Помимо двух выгоревших дотла мастерских частично поврежден чердак, все здание закопчено, цокольный этаж залит водой. Пожарные также разобрали часть фасада.


Надежда на власть и меценатов

Художники пока не знают, какие расходы на «коммуналку» им предстоят в новом здании. Нынешнее не отапливалось много лет. Перед тем, как с теплом пришлось попрощаться, в 2002 году, на отопление одной мастерской выходило по 25 тысяч рублей. Платить такие суммы не было возможности. В итоге трубы перемерзли и лопнули. Дешевле стало пользоваться электрообогревателями, которые художники включают только тогда, когда становится невыносимо холодно. Теплая одежда от морозов не спасает, отсюда и постоянные болезни.

Долгое время не было здесь и воды. Как организации некоммерческой и небогатой камчатскому отделению Союза художников России пришлось искать спонсоров для смены системы холодного водоснабжения. Помог директор «Золотой кисти» Павел Степанов, тоже член союза. Он поддерживает коллег постоянно, в частности, оплачивая расходы на транспортировку картин на выставки. Но у художников немало других нужд, они готовы принимать любую помощь и надеются, что меценатов на Камчатке станет больше.


«Власти никогда не понимали, чем мы здесь занимаемся»

Мастерские заслуженного художника РФ Сурена Казаряна, председателя камчатского отделения Союза художников России, огонь не тронул. Его живопись и скульптуры в целости-сохранности, но беда коллег не могла не ранить его.

«В работах художника – вся его жизнь. Художник – везде, он всегда с нами, какую сферу жизни ни возьми. Он запечатлевает в своих работах историю во всех ее проявлениях и оставляет подавляющую часть наследия для потомков в государственных фондах. Но в любые годы, общаясь с представителями власти, у меня складывалось впечатление, что они вообще не понимают, чем и для чего мы занимаемся», – говорит Сурен Казарян. Случившаяся беда – результат именно такого отношения к художникам и в целом к культуре.

Для чего художнику мастерская? Здесь проходит большая часть его жизни. И это очевидно: мастерская Казаряна – не просто рабочее место, а настоящее обжитое жилище, с чайником и посудой, библиотекой и кроватью. Здесь он пишет полотна и ваяет скульптуры в любое время суток.

«Мы не коммерческая, а творческая организация. Поэтому очень нуждаемся в поддержке государства. Большинство из нас – пенсионеры, и не всегда хватает средств на жизнь, а еще нужно платить за рабочие места. Задумайтесь: из представителей всех сфер только художник оплачивает свое рабочее место. Наверное, артисты не останутся в театрах, если с них будут брать деньги за аренду», – размышляет Казарян.

Польза голода и спартанских условий для художника – не более чем миф, придуманный теми, кто должен, но не хочет заботиться о поддержании культурной среды в достойном состоянии, ссылаясь на бедность государства. Любой профессионал хочет трудиться в тепле и достатке. А наши, камчатские, художники уникальны и знамениты. Камчатское отделение Союза художников России известно повсюду. Выставки проходят не только в России, но и во многих странах мира. Это подтверждают десятки международных каталогов, в которых запечатлены творения камчатских живописцев и скульпторов.

А уважают ли власти художников в других городах России? Степень уважения измерить трудно. Но Камчатка – единственный регион, где вопрос с нормальным помещением для Дома художников до сих пор не был решен. Практически в каждом регионе России – специально отстроенные дома художников с выставочными залами, творческими мастерскими, высокими потолками, большими окнами и площадями. «Нам же в течение 40 лет все это только обещали, в том числе все предыдущие губернаторы и градоначальники», – вспоминает Сурен Казарян. Все говорили, что помещение ищут. Но, видимо, искали иголку в стоге сена и в итоге просто разводили руками.

На нынешнее министерство культуры Казарян и его коллеги не жалуются: за последнее время было выделено четыре краевых гранта, на которые удалось организовать выставки в Москве, Хабаровске и других городах. А после постигшей художников беды начал решаться и вопрос с помещением. «С первого же дня после пожара министр культуры Светлана Айгистова находилась рядом с нами. Она была единственным представителем власти, кто навестил нас после пожара. Мы ощутили и поддержку губернатора, без которого новый дом нам бы, конечно, не выделили», – говорит Сурен Казарян.

Дом на Максутова – большой и многоквартирный, но любая площадь лишней для художников не будет. Все они, состоящие в союзе, нуждаются в мастерских. Места для работы нужны и молодой поросли, которая сегодня вступает в период активной творческой поры. Жаль только, что новый дом у камчатских художников появится ценой потери огромного количества полотен, в которых вся жизнь Шохина и Ворошилова.


Кому нужен камчатский патриотизм?

Сурен Казарян и его коллеги помнят недавнее советское прошлое, когда члены союза художников имели государственный заказ и получали соответствующие гонорары – стабильные, как зарплата. Это были заслуженные выплаты – за работы, которые художники передавали в музеи и госфонды. Они продолжают это делать и сейчас, только теперь зарплату за это не получают. Долгое время художники просто дарили свои картины музеям. Лишь с недавних пор Камчатский объединенный музей может изредка позволить себе приобрести ту или иную работу. Так что на жизнь приходится зарабатывать редкими частными заказами и продажей работ, спрос на которые, конечно, далеко не стабилен.

Вот и получается, что заниматься творчеством на Камчатке – значит испытывать холод и нужду. Здесь нет художников, крепко стоящих на ногах, в чем несравненно больше везет их коллегам, живущим и работающим в мегаполисах. «Но в любом случае искусство не может становиться ремеслом, даже в древние времена государство поддерживало и ценило художников», – говорит Сурен Казарян.

Все это не значит, что наших художников не знают и не ценят. Их творчество любят земляки, выставки проходят с аншлагами. К ним приезжают состоятельные коллекционеры из России и из-за рубежа, «нацелившись» на особо понравившиеся работы. Но порой уезжают ни с чем: и сам Казарян, и его именитые коллеги готовы расстаться далеко не со всеми своими творениями и порой отказываются от весьма серьезных денег. А кому в итоге достанется это наследие? Конечно же, потомкам.

Не так давно Сурен Казарян побывал в Китае, в Харбине, где проходила выставка двадцати российских художников. «Там отношение к творчеству абсолютно другое, не как у нас. Мы увидели множество прекрасных залов. Нам были созданы все условия для работы: ящиками привозили материалы – краски, кисти, мольберты. Показали новый, пока недостроенный, но уже очень красивый дом творчества, куда собираются приглашать для работы в мастерских художников со всего мира, в том числе из России».

Но надолго покидать Камчатку Казарян не собирается и уже отказывался от весьма лестных и выгодных приглашений в Америку и Европу. Зарубежные меценаты уговаривали его уехать, обещали предоставить мастерские со сказочными условиями для работы, платить большие гонорары и организовывать выставки. «Даже за миллион долларов не соглашусь», – настолько Сурен Пашикович категоричен и уверен в своей любви к земле, которая за десятки лет стала ему родной.

На этой любви и патриотизме – в лучшем смысле этого слова – и держится пока творчество в нашем далеком регионе. Но взаимности в этой любви художники не получают. Уйдет это поколение, его сменит следующее – более активное и по-хорошему циничное, нацеленное на коммерческий успех. А куда сейчас без него? Только вдохновляться они будут уже не Камчаткой с ее природными красотами и хорошими людьми, а другими, не менее прекрасными, городами и странами, где их полюбят и не бросят.

Но, возможно, еще не поздно что-то изменить.


Мария ШУПЕНИК

1043

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых