Александр ПУТЯТИН – о лавине на Вилючинском вулкане

Александр ПУТЯТИН
Александр ПУТЯТИН

Так уж получилось, что в этом году страстная неделя на Камчатке началась с трагических событий.

В понедельник, 10 апреля, закончились поисковые работы на снежной лавине, сошедшей накануне со склонов Вилючинского вулкана. Под намертво спрессованным снегом почти на 8-метровой глубине спасатели обнаружили тела погибших – Алексея Синицкого и его сына Игоря. Еще ниже, в воде ручья Саранного, был найден и снегоход.

Лавина сошла со склона днем раньше – около четырех часов дня 9 апреля. Поиски попавших в нее людей продолжались в тот день до темноты и были продолжены с рассветом. Позже в социальных сетях и на лентах блогов появились отзывы очевидцев поисковых работ, написанные, скорее всего, под влиянием эмоций. Они пестрили упреками в адрес спасателей типа: не быстро прилетели, не сразу сели, медленно копали… Читать их было несколько странно. Последовавшие за ними отдельные комментарии и вовсе стали наводить тень на плетень: местами было очевидно, что писали их ничего не сведущие в спасательных работах люди, а местами и вовсе начался откровенно неагрументированный поток домыслов.

Чтобы понять реальную картину этой поисковой операции и рассказать читателям о том, как она происходила на самом деле, мы обратились к начальнику камчатского поисково-спасательного отряда краевого государственного казенного учреждения «Центр обеспечения действий» Александру ПУТЯТИНУ.

– Александр Борисович, как спасатели получили информацию о ЧП на Вилючинском вулкане?

– Первая информация пришла к нам 9 апреля примерно в пять часов вечера. Сообщение напрямую принял наш отряд. Очевидцы сообщили, что сошла лавина и, возможно, под нее попали люди. Это было предположение, потому что попавшие в лавину путешествовали самостоятельно, не в группе. Та группа, которая наблюдала сход лавины, просто ехала с ними в одном направлении.

Место происшествия очень посещаемое: там проходит хорошо накатанный трек для снегоходчиков. По этому треку все ходят на снегоходах на Саранную бухту. Погода в тот день стояла очень хорошая, поэтому людей на треке было много. По словам очевидцев, те, кто попал в лавину, не катались там по нехоженым склонам, поэтому подрезать склон и спровоцировать сход лавины не могли. Они просто ехали вслед за такими же снегоходчиками. Но трек в этом месте проходит в довольно узкой точке под крутым склоном. До них порядка пяти снегоходов прошли эту точку совершенно штатно. Чуть отъехав, эта группа услышала шум и, оглянувшись, увидела, что со склона сошла лавина.

Ребята сразу вернулись, потому что заподозрили, что один из снегоходов из лавины не выехал. Та съемка, которую все видели в интернете, сделанная при помощи камеры «Гоу-про», запечатлела не сам сход лавины, а его финальную фазу, когда от лавины уже оседала снежная пыль.

– В месте случившегося сотовой связи нет, поэтому сообщить о ЧП очевидцы смогли не сразу?

– Ребята, которые вернулись на лавину, оказались опытными снегоходчиками, экипированными щупами и лопатами. Они в течение часа сделали визуальный осмотр лавины в поисках каких-то предметов, указывающих на то, что в ней находятся люди. Ничего не нашли. Тогда попытались щупами проверить те места, в которых можно было что-то обнаружить. Но так как эта лавина очень жесткая, из спрессованного снега и льда (такие лавины называют «снежная доска»), то глубина прощупывания была небольшая. По предварительному осмотру сошедшая масса снега была от 30 до 50 метров шириной и глубиной на выходе до 7–8 метров. Поэтому обыкновенными маленькими щупами достать до дна лавины было невозможно.

После этого, добравшись до места приема сотового сигнала (это примерно в 20 минутах езды на снегоходе), они сообщили о лавине в отряд. Причем координаты лавины в сообщении указаны не были, просто обозначено место – северо-восточный склон Вилючинского вулкана, место около большого плато, где протекает ручей Саранный. Мы сразу стали проверять информацию по спискам тех групп и туристов, которые прошли предварительную регистрацию, отправляясь на маршрут. Одновременно начали готовиться к выдвижению на вулкан группы спасателей, вертолет и наземный транспорт.

– Примерно в 18 часов рядом с лавиной приземлялся вертолет. Каких только домыслов о нем не написано…

– Одновременно с началом подготовки групп я связался с базой «Снежная долина», которая расположена в долине реки Паратунки. Там есть общественные спасатели, которые готовы работать в горах и всегда много и хорошо нам помогают. В это время на базе был вертолет, который закончил свою работу с туристами и уже должен был возвращаться на аэродром в Николаевку. Руководитель базы Александр Мороз принял решение с несколькими гидами на этом вертолете выдвинуться на лавину. Полет от базы до вулкана занимает около 10 минут. Вертолет подсел рядом с лавиной при хорошей погоде и видимости. Ребята вышли на лавину и работали там в течение полутора часов по поиску людей. Затем стало смеркаться, Александр Мороз отзвонился мне, сообщил, что начинает темнеть, результатов поиска нет. И вертолет снова вылетел в «Снежную долину». Весь этот перелет пошел за счет базы «Снежная долина».

– А незнающие люди говорили, что этот вертолет просто мимо летел и из него увидели лавину…

– В тот день в районе Вилючинского летало несколько вертолетов. Может быть, кто-то из вертолетчиков и видел, что лавина сошла. Но ни от кого из них никаких сигналов бедствия не поступало. Обычно, если на лавине находятся люди и кто-то пострадал, очевидцы подают пролетающим вертолетам сигналы фальшфейерами или другими способами. Если, конечно, люди нормально экипированы. Здесь этого не было. Поэтому сигнал – первый и единственный – поступил именно от снегоходчиков с земли с формулировкой «возможно, люди пострадали». Потом, по мере развития событий, уже выяснилось, что действительно в лавину угодили два человека и снегоход. После 18 часов, когда спасатели из «Снежной долины» работали на лавине, с Саранной бухты многие люди возвращались с отдыха и, видя, что идут поисковые работы, включались в них. Поиск продолжался до наступления темноты.

– Вертолет МЧС прилетел к вулкану уже в сумерках и поэтому не смог там сесть?

– В Петропавловске к 19 часам была сформирована группа спасателей, выдвинулась наземная колонна из нескольких КамАЗов, и вертолет МЧС вылетел к вулкану. В нем был начальник главного управления МЧС, оперативная группа, я сам и группа спасателей. Вылетели в сумерках, а на место прилетели уже в полной темноте. Первый вертолет пришел туда засветло, на лавине было много людей, и поэтому найти место не составило труда: визуально все было видно. Мы сразу увидеть лавину не смогли: темно, никого из людей там уже не было, поднялся ветер и пошел снег. Затем все-таки нашли лавину, подсели от нее в стороне и смогли ее осмотреть.

Тут нужно понимать и знать, что в темное время суток всеми приказами и инструкциями работать на лавинах запрещено, поэтому смысла там оставаться не было никакого. Тем более что в лавинах есть возможность найти живых людей в течение 15–20 минут после схода снега. Бывали случаи, что люди выживали в течение 30 минут, но это в легких, пухлых лавинах и при условии, что у попавшего в лавину есть специальное приспособление – так называемый лавинный рюкзак с системой дыхания. На этой лавине к тому времени уже прошло порядка 4 часов. Понятно было, что найти в ней живых не реально.

Было принято решение о том, что вертолет возвращается в город, а с утра основные силы прибывают на лавину и работают. В это время по долине Паратунки уже подходила наземная колонна со спасателями. Она дошла до Паратунского моста, откуда уже сворачивает к вулкану снегоходная трасса. Ночью они в сторону лавины не выдвигались, потому что, повторю, на лавинах в темное время суток работы запрещены.

Этой же ночью в пять часов утра из города вышли еще два спасательных подразделения и вылетел вертолет. Он не смог сесть в районе лавины из-за сильного ветра, сел около лагеря наземной колонны. В 8–9 часов утра все спасатели уже были на лавине и работали по поиску. Таким образом, утром следующего дня на лавине работали уже порядка 100 человек. Погибших людей обнаружили часов в 18.

– Александр Борисович, были ли какие-то особые трудности этой поисковой операции?

– Трудности на этой лавине были в том, что она хоть по объему и не большая, но очень глубокая. Искать было трудно. Если бы на пострадавших были лавинные датчики, их бы нашли гораздо быстрее. Но датчиков не было. В этом случае поиск идет только методом прощупывания всего объема снега. Если лавина глубокая и щуп до дна не достает, верхний слой снега снимается и нижний прощупывается снова.

Для гидов и туристов обычно продаются щупы по 2–2,5 метра длиной. Они недостаточны для такой лавины. У нас щупы есть до 4 метров, но даже они ее полностью не проходили. Поэтому снимали верхний слой и щупали дальше. Так людей и нашли на глубине 8 метров. На такой глубине в любой лавине человеку выжить нереально. Можно предположить, что в данном случае люди погибли сразу. Ниже двух найденных тел уже практически в воде ручья, найден был и снегоход.

– А присутствие большого количества волонтеров и просто сочувствующих не осложняло операцию?

– На лавине работали разные спасательные подразделения. Все спасатели друг друга прекрасно понимали, и взаимодействие было полное. Все другие волонтеры, посторонние, доброжелатели, советчики тоже туда приехали: кто помогал, а кто и мешал. До этого случая такого скопления людей на поисковых работах в лавине у нас, пожалуй, не было. В горах лавины обычно сходят в труднодоступных местах, там находятся только выжившие и прибывшая группа спасателей. Никто никому не мешает работать. Здесь съехались все желающие: кто-то увидел это впервые – и у него свои впечатления, кто-то действительно очень хорошо помогал, перекапывая вместе со спасателями огромный вал снега. Многие помогали тем, что от базового лагеря на дороге подвозили на лавину воду, питание и самих спасателей. Мы многим благодарны.

Но нужно понимать, что волонтеры в таких случаях не могут работать на лавине самостоятельно. Они должны действовать под руководством спасателей. В принципе, на лавине работа организуется так же, как, например, на обрушении жилого дома. Место сразу оцепляют, огораживают, и никто из посторонних людей туда не лезет ни со своими советами, ни с действиями. В таких случаях никогда нельзя гарантировать, что не произойдет других обрушений. На лавине все должно быть точно так же. Огораживается место поиска, работающим людям дается определенное задание, которое они выполняют, – например, выбрать с определенного участка слой снега или прощупать его. Кроме того, на лавине может работать только человек, экипированный лавинным датчиком. Вокруг выставляются наблюдатели, которые постоянно визуально контролируют склоны, чтобы не допустить попадания спасателей под другую лавину, вероятность схода которой сохраняется. В этот раз такого не произошло, хотя мокрые оползни в стороне наблюдались.

– Если снегоходчики не провоцировали сход этой лавины, от чего она могла сойти?

– Из-за чего сходят лавины, понять бывает сложно: могут люди подрезать склон на горных лыжах, сноубордах, снегоходах… А может быть самопроизвольный сход, например, из-за влияния температурных факторов. Утром до обеда вероятность самопроизвольного схода очень мала, а к вечеру, после того как весь день прогреваются склоны, она возрастает. В тот день было тепло… На мой взгляд – это просто стечение обстоятельств и трагический случай. Проехали сто человек, а сто первый попал под лавину.

– Александр Борисович, что нужно знать и помнить, отправляясь в путешествие на снегоходе, со сноубордом или лыжами? Чем точно не стоит пренебрегать?

– Пренебрегать не нужно главным – своей безопасностью. К каждому выезду нужно готовиться и обязательно сделать все, чтобы сохранить свою жизнь. В зимнее время, путешествуя по склонам, нужно всегда помнить о возможности схода лавин. Камчатка – лавиноопасный регион. Обязательно нужно иметь лавинный датчик, лопату, щуп. Кроме того, человек на снегоходе или на лыжах в местности со склонами не должен быть один – собирайтесь группами. Если ты один, то тебе не поможет ни датчик, ни лопата. Некому будет даже сообщить о том, что ты попал в лавину. Нужно знать, на какие склоны можно заезжать, на какие нет. Нельзя просто бездумно выезжать в природную среду, не обращая внимания на прогноз и на то, какая погода предшествовала выезду. После циклонов противолавинный центр всегда предупреждает о том, что дня два все склоны лавиноопасны. В эти дни не стоит выезжать. Потом где-то самопроизвольно сходят лавины, снег на склонах уплотняется, все становится нормально. Кулуары особенно опасны: если был сильный восточный ветер со снегом, значит на западном склоне кулуара обязательно будет опасное скопление снега, в то время как восточный склон будет выдут и менее опасен. Если уж ты катаешься в горах – повышай свою грамотность в этих вопросах. Не уверен – катайся на равнинах.

Надо сказать, что в последнее время снегоходные группы, которые постоянно выезжают, консультируются у нас – стоит ли ехать в тот или иной район, серьезно подходят к экипировке, участвуют в наших занятиях по действиям при сходе лавин, регистрируются, выходя на маршрут. По сравнению с тем, что было лет пять назад, прогресс есть.

Ну и бдительность никогда не стоит терять, даже будучи полностью экипированным. Например, на той неделе в район Мутновского и Авачинского вулканов летали 5–6 вертолетов с горнолыжниками. Обычно в таких группах работают подготовленные гиды, которые знают, с каких склонов можно спускаться, а куда и соваться не стоит. Путешествуя в таких группах, горнолыжники и сноубордисты должны строго следовать указаниям гидов и не испытывать судьбу. Потому что от капризов камчатской природы никто не застрахован.

– Спасибо за подробное интервью. Желаем вам спокойных дежурств.


Беседовала Светлана СОЛОВЬЕВА

3654

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых