Татьяна СОРОКИНА: «Без души работать судьей нельзя»

Татьяна СОРОКИНА: «Без души работать судьей нельзя»

Судебная система Камчатки богата людьми, чей опыт и знания вызывают искреннее уважение далеко за пределами стен судебных кабинетов.

За их плечами — тысячи рассмотренных дел и тысячи человеческих судеб. Эти люди помнят времена, когда тексты судебных решений писали от руки, а доход служителя Фемиды был настолько низким, что надевать мантию спешили немногие.

Мы беседуем с судьей Камчатского краевого суда в почетной отставке Татьяной Георгиевной СОРОКИНОЙ – человеком, посвятившим судебной системе более 50 лет своей жизни.

Татьяна Георгиевна, расскажите, что вас привело в судебную систему?

— Жажда справедливости – звучит громко, но правильно. Еще со школьных лет я хотела стать адвокатом, чтобы защищать людей. Но кроме желания ничего не было. Единственно, еще в старших классах на производственной практике меня научили вслепую печатать на телеграфных аппаратах марки СТ-35. Это очень мне пригодилось, когда после школы я пришла устраиваться на работу в Амурский областной суд — меня сразу взяли на должность секретаря судебного заседания.

Как ваши близкие отнеслись к выбору вами профессии?

— Родители одобрили мой выбор. Для них было важно, что я работала, а не болталась без дела. К тому же, должность секретаря позволяла зарабатывать неплохие деньги. Оклад секретарей составлял 47 рублей 50 копеек. Вскоре председатель суда предложил мне работу заведующей канцелярией с окладом в 90 рублей. В 1960-1970-е годы это были немалые деньги – на эту сумму можно было приобрести билет от Благовещенска до Москвы. Судья же зарабатывал около 120 рублей в месяц.

Насколько быстро вы втянулись в работу?

- Работать было интересно. Секретарь судебного заседания участвовал во всех процессах: гражданских, уголовных и административных, самостоятельно разносил повестки. В каждом судебном акте обязательно содержались ссылки на действующий закон. Так, печатая на машинке судебные решения, я набиралась опыта и знаний, усваивала юридический «язык» и логику судебных документов.

При этом оставалось время для занятий спортом и участия в соревнованиях. Из-за этого председатель Амурского областного суда поручил мне организовать в коллективе спортивный кружок. Проводить индивидуальные занятия было сложно, и мы решили каждый день по полчаса играть в волейбол. Эту инициативу поддержали многие – на площадку перед зданием суда выходили и судьи, и работники аппарата, люди разного возраста. Причем, играли в любое время года — и зимой, и летом.

— Если не ошибаюсь, именно увлечение спортом стало причиной вашего переезда на Камчатку?

Можно и так сказать. На соревнованиях во Владивостоке я познакомилась с будущим мужем и через несколько месяцев мы приехали на Камчатку: он — как молодой специалист, я – как молодая жена. Через несколько месяцев устроилась в Камчатский областной суд машинисткой, а со временем пришло понимание, что основную роль в процессе играет судья. Поэтому моим следующим шагом стало поступление во Всесоюзный юридический заочный институт. После получения диплома меня избрали народным заседателем, а в 1979 году назначили судьей Октябрьского районного суда.

— Чем стало для вас назначение на должность судьи?

Не могу сказать, что это стало событием для меня – по сути, я пришла к тому, к чему стремилась со школьной скамьи: к возможности делать добро и защищать обиженных. Могу с уверенностью сказать, что в судебной системе работали настоящие профессионалы, и каждое решение они пропускали через душу. Я видела это, участвуя в процессах в качестве народного заседателя, и позже, став судьей. Душа присутствует всегда – как совесть, как сочувствие.

Насколько престижной была должность судьи в то время?

— Говорить о престиже не приходилось. Работать в суд шли неохотно, потому что в те времена доход адвоката или прокурора был выше дохода судьи. Финансировались суды скромно – на каждого судью выдавали две ручки, карандаш, стирательную резинку и печатную машинку. Решения писали вручную на бумаге, отчего с пальцев не сходили мозоли. Нагрузка была большой, поэтому писать приходилось много. И если, не дай бог, случалась описка, то лист заново переписывали с двух сторон — экономили бумагу.

Сейчас ситуация изменилась – государство хорошо обеспечивает судей. Поэтому в суды идут люди, понимающие, что достойная зарплата требует достойной работы.

— Были ли в вашей практике казусные ситуации?

-Были, и немало. В 1979 году я рассматривала дело о мелком хулиганстве – мужчина в кабинете начальника домостроительного комбината выразился нецензурной бранью. Тогда за это назначали наказание — до 15 суток административного ареста. Завели мужчину, я спрашиваю у него имя и фамилию, а он мне отвечает: «А чего вы спрашиваете? Я знаю, что вы меня на 15 суток посадите!». Я удивилась, но рассмотрев дело, назначила штраф в 50 рублей. Вышла из кабинета, сказала, что паспорт он получит, заплатив штраф и предъявив квитанцию. А когда вернулась, увидела, что вместе с квитанцией на стуле лежал пакет с конфетами. Я позвонила гражданину на работу и попросила забрать забытый кулек. В этот же день он пришел, забрал конфеты, извинился и ушел.

Прошло 30 лет. Я рассматривала надзорную жалобу по гражданскому делу, и так как решение было правильным, оставила ее без удовлетворения. Через несколько дней раздается телефонный звонок, и мужской голос говорит: «Татьяна Георгиевна, помните в 1979 году такое-то дело? Я тот самый гражданин. Тогда вы мне назначили штраф, а сейчас в жалобе отказали. Значит, тогда вы были хороший судья, а сейчас вы плохой судья». Чем не казус?!

— Продолжите фразу: судья – это..?

Это государственный человек, обязанный соблюдать Конституцию и законы. По моему мнению, чтобы быть судьей, нужно быть профессионалом, и без души, без сострадания работать судьей невозможно.


Объединенный пресс-центр при Совете судей Камчатского края

565

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых