Виктор ТЮМЕНЦЕВ – о недетских проблемах детей

Виктор ТЮМЕНЦЕВ – о недетских проблемах детей

«А я знаю, почему День защиты детей именно 1 июня», – говорит маленький мальчик своим родителям. «И почему же?» – спрашивают они. «А потому что 31 мая все приносят домой дневники с годовыми оценками!»

Это, конечно, шутка, но, наверное, доля истины в ней есть. Так уж повелось, что в любом обществе, сколь цивилизованным бы оно ни было, самыми уязвимыми всегда были и остаются дети и старики. Наверное, поэтому последних мы так часто и сравниваем с малыми детьми. Как бы мы, родители, ни старались, в нашем чрезмерно занятом мире мы все меньше уделяем внимания нашим детям. Подменяем себя гаджетами и телевизором, отвлекаемся от главных в нашей жизни родительских обязанностей на работу и постоянный поиск средств к существованию, порой даже проходя мимо тех случаев, когда права детей нарушаются. Наверное, отчасти и поэтому Российское государство в свое время пришло к необходимости создания в стране института уполномоченных по правам ребенка.

Сегодня, в преддверии Дня защиты детей, мы встретились с Виктором Тюменцевым, уполномоченным по правам ребенка в Камчатском крае, чтобы поговорить о том, как живется детям на нашем полуострове. Виктор Леонидович встретил журналиста, отрываясь от изучения очередной жалобы на действия кого-то из учителей, поступившей в его адрес от родителей.

– Виктор Леонидович, наверное, вы ежедневно получаете немалое количество жалоб и обращений, в которых речь идет о том, что права детей как минимум находятся под угрозой?

– Рассмотрение жалоб и обращений граждан – одно из основных направлений нашей работы. Мы их получаем и в письменном виде, и в ходе личных приемов граждан. Каждая жалоба – это сигнал о том, что права ребенка нарушаются. В каждом случае мы обязательно проверяем все описанные в сообщении факты. Примерно половина их не подтверждается, но остальные случаи требуют вмешательства.

– На что чаще всего жалуются?

– Тематика очень разная. Часто люди приходят на прием с проблемами, которые не могут разрешить внутри своей семьи. Много жалуются на действия либо бездействиеисполнительной власти всех уровней, когда затрагиваются права ребенка. Сейчас, правда, таких нарушений стало меньше. Большей частью работа властей выстраивается в рамках закона, да и чиновники хорошо знают о том, что уполномоченный по правам ребенка активно работает и обязательно обратит внимание на любое их решение, если оно может повлечь нарушение прав детей.

В предыдущие годы очень много жалоб касалось нарушений прав детей при решении жилищных вопросов. Эти жалобы были на первом месте по количеству. Как правило, такие обращения очень сложные и запутанные. Не во всех случаях удается их разрешить, особенно если мы упираемся в несовершенство законодательства. Возьмите, к примеру, военную ипотеку. Семья, в которой папа военнослужащий, получает денежные средства по военной ипотеке. Причем при определении размера выделяемых средств учитывается весь состав семьи: и жена, и дети. Но если через несколько лет семья разрушается, то жена и дети оказываются выставленными за порог. Потому что при оформлении в собственность такого жилого помещения никто, кроме самого военнослужащего, за квадратными метрами никак не закрепляется. Если при приобретении жилья с использованием материнского капитала все члены семьи в договоре купли-продажи прописываются сразу, и дети защищены законом, то при военной ипотеке такого нет. Разошлись родители – и все: военнослужащий сам решает, дать своим детям долю в этом жилье или не дать. Мы считаем, что это неправильно: государство обеспечивает квартирой военнослужащего, но не обязывает его при этом обеспечить права детей на это жилье.

– Возможно ли через уполномоченного по правам ребенка при Президенте РФ повлиять на эту правовую несправедливость и добиться внесения поправок в законодательство?

– Мы пытаемся это сделать. Подготовлены и направлены все соответствующие документы для того, чтобы решение этой проблемы было найдено на федеральном уровне. На региональном уровне решить ее невозможно.

– У нас в законодательстве, наверное, много таких пробелов…

– Немало. Одним из направлений деятельности уполномоченного является как раз анализ действующего законодательства и выявление таких пробелов и коллизий. Результаты этой работы направляются в аппарат уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка, оглашаются на съездах и других мероприятиях. Одна из таких проблем, например, необходимость медицинского вмешательства при лечении детей, достигших 15-летнего возраста, склонных к употреблению наркотиков и алкоголя. Согласия родителей для такого медицинского вмешательства недостаточно. Согласно действующему законодательству требуется согласие самого ребенка, а дети часто отказываются лечиться и даже проходить освидетельствование на предмет употребления алкоголя или наркотиков. Получается, что лечение необходимо, родители согласны, а сам ребенок нет – и медики не имеют права действовать. Эту проблему необходимо решать. Хотя это и не так просто, потому что наши нормы закона увязаны с нормами международного права.

– А вообще, проблема детского алкоголизма и наркомании для Камчатки характерна?

– Это единичные случаи, но и их мы не можем оставить без внимания.

Еще один из законодательных пробелов – метод определения неблагополучия семьи. Месяц назад на съезде уполномоченных по правам ребенка в субъектах РФ я выступал на эту тему. Когда решается вопрос оказания помощи семье, попавшей в трудную жизненную ситуацию, важно найти ту отправную точку для органов опеки, когда происходит вмешательство в семью, а когда нет. Выработать критерии, по которым органы опеки должны определять признаки угрозы жизни и здоровью ребенка, принимая решение об изъятии его из семьи. Здесь очень много субъективных факторов. И порой, не вникая в ситуацию в семье, не анализируя причины отсутствия денег у родителей, органы опеки принимают решения об изъятии детей. Выступая на съезде, я показал, как работа по первичному выявлению неблагополучия, сопровождения таких семей и оказания им помощи выстраивается в Камчатском крае, на примере работающего в Милькове центра для несовершеннолетних детей. Позитивным решением данной проблемы можно считать данное поручение Министерству образования и науки РФ до конца года разработать пошаговую инструкцию для органов опеки, которая четко опишет те параметры, по которым будет оцениваться неблагополучие каждой конкретной семьи.

– А много ли жалоб поступает от родителей на действия учебных заведений – школ, детских садов – по отношению к детям?

– Достаточно много. Сегодня именно они заняли первое место по количеству. Каждая пятая жалоба связана с проблемами в сфере образования. Как правило, это ситуации с участием учителя, ученика, родителей и даже одноклассников. Тут надо сказать о том, что мой статус не позволяет напрямую вмешиваться в деятельность образовательных организаций и влиять на администрацию образовательных учреждений. Я участвую в проверках по таким жалобам в составе комиссии. Но, получив такую жалобу, я обязательно оцениваю ситуацию, даю свои заключения, привлекаю силы, которые уполномочены в такой ситуации принимать решения и влиять на ее развитие, – органы управления образования, комиссию по делам несовершеннолетних, психологическую службу. Уже вместе мы находим причины конфликтов и стараемся их разрешить.

– Средствам массовой информации тоже приходится иногда работать с такими жалобами…

– Обеспечение соблюдения прав детей на территории Камчатского края – наша основная задача. Поэтому СМИ – это еще один ежедневный источник получения нами информации о том, где и какие проблемы, затрагивающие права детей, возникают, и оперативно реагировать на них. Любое такое сообщение СМИ нами обязательно отрабатывается.

Буквально на днях вновь прозвучала информация о том, что в автобусах детей из многодетных семей заставляют предъявлять оригинал удостоверения многодетной семьи. Разговор на эту тему придется возобновить, несмотря на то, что мы уже договорились со всеми заинтересованными сторонами о том, что дети могут предъявлять проездной билет и копию документа. Конечно, закон требует предъявление оригинала документа. Но мы же понимаем, что детей трое, а удостоверение одно, и возить его всем сразу просто невозможно. Я считал, что мы эту тему закрыли, а теперь оказывается, что нужно к разговору возвращаться.

– Виктор Леонидович, продолжая тему многодетных семей, скажите, не прорабатывался ли вами совместно с органами исполнительной власти вопрос предоставления им на территории Камчатского края дополнительных преференций? Семейных билетов в кино, театр, например… Это ведь компетенция региона?

– На сегодняшний день все, что предусмотрено федеральным законодательством, и даже больше, у нас на Камчатке для многодетных семей делается и предоставляется. Все ведь измеряется возможностями бюджета. Хотя вчера на слушаниях в общественной палате родители из многодетных семей подняли очень интересную тему, по которой мы будем работать. Речь идет о летней оздоровительной кампании для детей.Сегодня спрос и предложение в этой сфере на Камчатке совершенно не соответствуют друг другу. Путевок катастрофически не хватает. Детских лагерей у нас осталось очень мало. Сравните: в советское время их работало 12, а сейчас только четыре, не считая тех, которые работают в отдаленных районах. Вот родители и просят рассмотреть возможность направления детей в летние оздоровительные лагеря за пределы Камчатки. Тема интересная! Нужно ее проработать: определить источники и механизмы финансирования, посмотреть возможности бюджета, определить оператора, который будет регулировать систему обеспечения такими путевками.

– Может быть, лучше построить больше детских оздоровительных лагерей в нашей паратунской курортной зоне?

– Хотелось бы, но в ближайшее время это маловероятно. Количество летних лагерей сокращается по всей стране. Требования к условиям пребывания детей в лагерях ужесточаются, и мало тех, кто решается вкладывать средства в развитие и содержание таких учреждений. Закон о летнем отдыхе, который готов к принятию в Госдуме, ужесточит требования еще больше. Есть опасение, что не все из существующих летних лагерей смогут им соответствовать.

– Виктор Леонидович, в завершение разговора не могу не спросить о том, как идет на Камчатке процесс передачи детей из детских домов и дома ребенка – в семьи? Наступит ли время, когда на нашем полуострове не останется сирот?

– Вы, наверное, знаете о том, что показатель устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в семьи – это один из показателей оценки деятельности органов исполнительной власти и высших должностных лиц субъекта. Поэтому этой работе уделяется большое внимание. Ситуация на Камчатке с каждым годом меняется в лучшую сторону. Число семей, готовых взять детей к себе на воспитание, и приемных семей у нас увеличилось. Опека сейчас предусматривает денежные выплаты на содержание детей, приемные родители получают денежное вознаграждение за воспитание каждого ребенка, усыновители получают разовую выплату при усыновлении или удочерении ребенка. Органы опеки активно работают с потенциальными опекунами и приемными родителями, отмечая, что любовь и желание помочь ребенку всегда превалируют над тем, что за его воспитание есть еще и денежное вознаграждение. Поэтому у нас нет громких дел об изъятии детей из приемных семей, которые возникают в других регионах. Отказов от усыновления или удочерения я вообще не помню. Хотя из числа людей и семей, потенциально желающих взять детей на воспитание, реально их берут примерно 20 процентов. У кого-то сомнения, кто-то не решается сделать последний шаг… Нужно, чтобы общение таких сомневающихся с уже состоявшимися приемными родителями, опекунами и усыновителями было более активным. Тогда сомнений будет меньше, а детей, устроенных в семью, еще больше. Это очень важно.

– Спасибо за интервью.


Беседовала Светлана СОЛОВЬЕВА

832

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых