Охотничьи ножи вне закона?

С 1 июля агентство по охране животного мира начало прием документов на выдачу охотничьих билетов единого федерального образца. При получении нового документа многие оказались в непростой ситуации.

Дело в том, что охотничьи билеты сильно изменились. Теперь вместо двух десятков страниц там осталось всего три. В билет больше не нужно вписывать сведения о регистрации охотничьих собак, холодного, гладкоствольного и нарезного оружия.

Огнестрельное оружие после покупки нужно зарегистрировать в УВД. После регистрации выдается разрешение на его на хранение и ношение. Охотиться по нему нельзя, зато у охотника появляется право хранить ружье дома и носить его с собой куда угодно. С охотничьими собаками также не возникает проблем. При регистрации выдается свидетельство. В этих случаях запись в охотничьем билете не так важна.

С холодным оружием проблема гораздо сложнее. Охотничьи ножи регистрировать не требуется. Соответственно, у охотников нет особых документов, разрешающих их хранение и ношение. Раньше только серийный номер ножа, вписанный в соответствующую строчку в охотничьем билете, подтверждал законность наличия холодного оружия у конкретного охотника.

Сейчас при покупке ножа выдаются сертификаты. С отсутствием соответствующих записей в охотничьих билетах они – единственное доказательство законности хранения и ношения холодного оружия. Многие охотничьи ножи покупались задолго до появления сертификатов.

К нам в редакцию обратился Сергей Колчанов. Охотник с 30-летним стажем, один из тех, кто столкнулся с этой проблемой:

— Я покупал нож 20-30 лет назад. Номер всегда был вписан в охотничий билет. В новых билетах графы для него нет. Я сегодня получил билет, нож туда не вписали. Разрешительная система УВД не хочет вносить его в свою картотеку, говорят, пускай в агентстве сделают запись в графе «особые отметки». Никто не хочет этим заниматься, а меня сейчас полицейские остановят с этим ножом и привлекут к ответственности. Это недоработка в законодательстве.

Отказ внести запись о ноже в охотничий билет действительно обоснован. В соответствии с порядком, установленным Министерством природных ресурсов, агентство по охране животного мира в графу «особые отметки» может делать только одну запись: о принадлежности охотника к коренным малочисленным народам Севера. У сотрудников УВД также нет права вносить отметки о наличии холодного оружия в охотничьи билеты. По закону «Об оружии» такое право есть только у оружейных магазинов: при продаже ножа продавцы могут записать сведения о нем в билет. Правда, закон не оговаривает, куда точно сотрудники магазина должны делать запись.

Всеволод Воропанов, начальник отдела выдачи лицензий и разрешений агентства по охране и использованию животного мира в Камчатском крае, заверил, что даже при отсутствии записей о холодном оружии в билете охотники не должны переживать:

— Основанием для ношения холодного оружия для нас в последнее время было наличие разрешения на хранение и ношение огнестрельного оружия. Эти документы дают ему право носить и хранить охотничий нож. Проблем не возникнет. Если человек все же хочет иметь соответствующую запись, то он может оставить себе членский охотничий билет, в котором есть эта отметка. Мы эти билеты не изымаем. Люди, которые уже имеют охотничьи ножи, могут обратиться в организацию, где они их приобретали, и попросить внести соответствующую запись. Если же этих магазинов уже нет или нож куплен где-то на материке, то можно обратиться в охотобщество: возможно, они через свою торговую сеть впишут нож в билет. Но общества не обязаны этого делать, да и просто так что-то записать они не имеют права.

Сергей Колчанов считает, что при проверке он и многие другие охотники окажутся нарушителями. Мало кому хочется получить такое «звание», заплатить штраф и отдать «нелегальный» нож. Поэтому он написал открытое письмо на имя губернатора с просьбой разобраться в проблеме.

 

Анна ЖУКОВСКАЯ

7139

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых