Можно жить играючи

Иногда бывает так: начинаешь расспрашивать человека о его деле, в котором он достиг мастерства, которое любит всей душой, а вопросы его как будто озадачивают, он ищет ответ и говорит что-то очень простое. И тогда понимаешь: этот человек не отделяет себя от своего дела, он им просто живет. Ну как вы объясните, почему вам нравится дышать воздухом? Или за что любите свою правую руку? Или в чем секрет вашего умения ходить? Это то, что совершенно естественно и дано нам от природы, так же как Вениамину Логвинцу дан талант Кукольника – актера, сценариста, постановщика пьес для театра кукол.

Частенько, сидя за школьной партой, Веня забывал, где он находится, потому что воображение уносило его в далекие сказочные миры, полные приключений. Увлекательный сюжет разворачивался словно сам собой, а героев изображали собственные пальцы, на манер кукольных ножек гуляющие по парте. Конечно, такие «путешествия» заканчивались выдворением из класса…

Окончив школу, Вениамин устроился в театр кукол актером вспомогательного состава с испытательным сроком. За 2-3 месяца, отведенных на этот срок, проявить себя было крайне сложно, и по его окончанию юноше объявили, что актера из него не выйдет. Жизнь показала, как глубоко заблуждались те, кто посоветовал юному Логвинцу попробовать себя в другой профессии. Парень не стал их слушать, а поступил в Тульское культпросветучилище на режиссерское отделение и зашел в театр с другой стороны – устроился монтировщиком.

— Для меня счастьем было, что я во время спектакля хвостик у слона подержал, у кого-то ножку повел, и я с таким рвением это делал, мне очень нравилось! Все роли знал назубок, – вспоминает Вениамин Никандрович, ныне – заслуженный артист РФ и тройной юбиляр: недавно исполнилось 45 лет его профессиональной деятельности, 30 лет работы в Камчатском театре кукол, а совсем скоро, 5 февраля, артист отметит 65-летие.

Монтировщиком он пробыл недолго. Как-то его попросили заменить заболевшего актера. Роль была большая, репетиция всего одна, а потом – спектакль и новая запись в трудовой книжке. Вениамин Логвинец стал актером.

 

Открытие театра

В тульском театре кукол Вениамин встретил свою судьбу – прекрасную Галию, талантливую актрису, которую пригласил в Тулу из Ульяновска главный режиссер театра. Выбирая будущую профессию, Галия тоже особо не раздумывала:

— С детства такой образ жизни был, – рассказывает она. – После уроков бежали то на танцы, то на вокальную группу, тут музыкальная школа, тут какой-нибудь смотр… Учителя говорили: «Вполне естественно, что ты выбрала культпросвет училище».

Яркая, жизнерадостная, энергичная девушка навсегда покорила сердце Вениамина, и когда в 1982 году он получил предложение поехать на Камчатку, в недавно открывшийся областной театр кукол, он точно знал, что уговорит Галию поехать с ним.

— Веня улетел чуть раньше, – вспоминает она, – и так рассказывал мне о Камчатке, что устоять было невозможно! Какой тут сказочный театр, какой замечательный коллектив, а режиссер – чудо! Да к тому же удивительная природа, вкуснейшая вода, Паратунка, и вообще, все люди другие. Все это манило, и было очень интересно поработать в новом театре, поэтому я собрала чемоданчик и махнула вслед за Веней. Сначала думали 3 года поработать, потом 5, а как пролетели все 30 – сами не заметили…

Конечно, камчатские реалии сильно отличались от тульских: новый театр, весьма скромный, располагался в старом здании бывшей казармы. В Туле театр кукол тоже не был специально спроектирован, он разместился в стенах бывшего банка, но был очень хорошо обустроен, а главное – у актеров была возможность часто ездить в Москву на спектакли столичных театров. И все же здесь жизнь тоже кипела:

— Мы очень сдружились с Театром драмы и комедии, – говорит Галия Зарифовна, – все молодые, задорные, вместе устраивали капустники, отмечали праздники. Начались спектакли, роли – и время побежало. В свободные дни мы всегда путешествовали по округе – то на рейсовом автобусе в Паратунку, то пешком в сопки, то на пароме через бухту до Рыбачьего.

— И гастролей тогда было очень много, – добавляет Вениамин Никандрович. – Мы объездили весь Дальний Восток, были в Сибири, на Украине, постоянно выезжали на театральные фестивали. А Камчатку изъездили-облетели вдоль и поперек. Я специально на карте отмечал пункты, где мы побывали, и оказалось, что практически в каждом поселке!

 

Искусство – свет

Тут же вспоминаются самые яркие или забавные впечатления от таких поездок.

— Однажды прилетели в Северо-Курильск на вертолете, а сесть невозможно – такая пурга разыгралась, что пилот не мог найти площадку. Бортмеханик спрыгнул в снег, жестами показывал, куда сажать машину, и вертолет погрузился в сугроб выше иллюминаторов, в салоне наступила тьма. Потом нас оттуда вывезли на «Буранах», в ДК мы добирались на ощупь. Но когда пришли, увидели полный зал зрителей, все собрались!

— Приезжаем в Козыревск, заходим в зал, а там холод лютый и на окнах сосульки. Местные жители пришли все в тулупах, в валенках, а нам играть в шортиках и рубашках с коротким рукавом. Отыграли…

— А в Запорожье спрашиваем: где у вас розетка? Надо было магнитофон включить, музыкальное сопровождение к спектаклю. Нам отвечают: вот розетка, только света у нас давно нет! Не растерялись, побежали в музыкальную школу за баяном. Вениамину пришлось и аккомпанировать, и в спектакле играть – вот где виртуозность понадобилась. Выступили на ура!

Кстати, баян – это первое, что купил Вениамин, прибыв на Камчатку. Музыкальных инструментов не хватало, а театр выплачивал небольшие подъемные, и актер пошел в комиссионный магазин:

— Я увидел баян, выставленный на продажу каким-то моряком, – рассказывает Логвинец. – Немецкий 5-рядный Weltmeister. Встал перед ним как вкопанный и не смог уйти без него, истратив все подъемные. Вот уже 30 лет он со мной.

Первый баян Вениамину подарила мама, которая мечтала, чтобы сын стал музыкантом и играл в цыганском оркестре. И хоть профессиональным музыкантом наш юбиляр не стал, его талант нашел применение в жизни и творчестве: написано множество песен по различным поводам и просто по вдохновению, для героев спектаклей и для детских лагерей отдыха, в которых Вениамин и Галия многие годы работали летом, он – музыкальным руководителем, она – педагогом дополнительного образования.

Инструмент, в отличие от сложной техники, приходит на выручку в любую минуту: вот совсем недавно, во время новогодних представлений, в театре не было электричества – авария произошла. А маленькие зрители уже собрались. Актеры не стали отменять праздник: зажгли фонари в фойе, Вениамин взял баян, Галия – своего верного Петрушку, и к восторгу публики отыграли новогоднюю программу. Конечно, сам спектакль пришлось перенести, но главное – впечатления и положительные эмоции ребята получили.

Другой показательный случай: во время страшной пурги актеры пришли в театр и думают: «Наверное, придется отменять спектакль, никого нет». Вдруг видят: входят сугроб и сугробики – какой-то смелый папаша привел своих малышей сквозь снежную бурю. Актеры улыбнулись и… дали представление только для них.

 

Ролей без счета сыграно

За 30 лет у семьи Логвинцов накопилось множество подобных историй. Вместе с театром они пережили его становление и расцвет, вместе с театром были в самые тяжелые годы затяжного кризиса.

— Тем, у кого муж или жена работали на других работах, было легче, хоть один получал зарплату, – вспоминают супруги, – а семейным парам было очень трудно. Поэтому некоторые и ушли из театра, уехали на материк. А мы смеялись: даже если с нас будут брать деньги за то, чтобы ходить сюда, мы будем платить и репетировать, и показывать спектакли.

Приходилось выживать: выращивать картошку, заготавливать черемшу, грибы, искать работу на время отпуска. Потом Вениамин написал сценарий и поставил спектакль «Львенок, который искал свою родину», сделали декорации, пошили костюмы, зарегистрировали ИП и стали ездить по школам и детсадам. Конечно, в свободное время: в единственный выходной и в отпуске. Удавалось сводить концы с концами и даже оплачивать обучение дочери в вузе. А когда этот рубеж был взят, ИП ушло в историю:

— Попробовали мы, что такое малый бизнес, и решили этим не заниматься, – говорит Вениамин Никандрович. – Слишком много бумажной возни. Помог выжить и дочь выучить – спасибо. А сейчас, на пенсии, можно и в театре спокойно работать.

Без театра они себя не представляют. И куклы для них – не просто инструмент, а нечто неизмеримо большее:

— Чтобы сыграть роль, ты должен с ней сродниться, – говорит Вениамин, а Галия объясняет: – Внешне кукла – продолжение твоей руки, тела, а на деле – твоя маленькая проекция, твое отражение. Знакомство с куклой всегда новый, интересный и сложный процесс. Мы наблюдаем за ее рождением, ходим в цех – от этого невозможно удержаться! Трогаем, примеряем, рассматриваем, отыскиваем свои собственные черты в этих существах.

В театре кукол актер может сыграть кого угодно – зайчика, волка, царя, пирата. И Логвинцы в совершенстве владеют искусством кукловодов: они работают и с большими паркетными куклами, и с традиционными тростевыми и перчаточными, и с редкими марионетками. В их репертуаре спектакли для детей и для взрослых (среди них особенно любимый Вениамином «Диоген»), а сейчас идет работа над постановкой «Медведя» Чехова, где актеры играют драматические роли. Режиссер – Валентин Зверовщиков, недавно присоединившийся к коллективу театра кукол.

Именно «Медведь» будет показан на бенефисе заслуженного артиста России Вениамина Логвинца и Галии Логвинец 15 февраля.

— Трудно ли быть коллегами и супругами одновременно?

— В молодости это было семейной драмой, – смеется Галия, – оба такие творческие, вдохновленные, а кому-то надо и картошку почистить, и гвоздь забить, и с ребенком позаниматься. Поэтому мы договорились, что дома мы муж с женой, а на работе – коллеги. И если начинаются разговоры на профессиональные темы, я тут же говорю: завтра ровно в 10.00 мы встретимся и об этом поговорим!

Но, судя по всему, это правило не очень-то работает, потому что супруги тут же начинают приводить массу плюсов своего положения:

— Это очень удобно – можно сесть вместе пьесу по ролям почитать, или песню послушать, обсудить. Или пишет Веня сценарий – тут же почитал мне, спросил: ну как эта сцена?

И в очередной раз становится ясно, что нет для них работы и отдыха, есть просто жизнь, творчество и любовь.

 

Эмма КИНАС
Фото из архива семьи ЛОГВИНЦОВ

2927

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых