Никольская сопка – наш Малахов курган

Никольская сопка5 сентября исполнится 160 лет славной победы петропавловцев над англо-французской эскадрой, приходившей к нашим берегам, чтобы аннексировать у России Камчатку.

Именно 5 сентября, ибо после принятия в нашей стране нового стиля летоисчисления дата сместилась. Но именно в этот день Небо и наши святые покровители апостолы Петр и Павел простирают над Петропавловском свои благодати, а мы поминаем тех, кто отдал тогда свои жизни во имя целостности и величия России.

В центре старой, исторической части Петропавловска-Камчатского, у самой подошвы склона Никольской сопки, стоит памятник «Часовня», напоминая горожанам и гостям Камчатки о  знаменательной победе русского оружия в августе 1854 года, когда небольшой гарнизон Петропавловского порта героически отразил натиск превосходящего по силам англо-французского десанта. У подножья часовни – два холма. Это могилы. В правой похоронены защитники города, в левой – воины неприятеля.

Выше, на самой Никольской сопке, тянется к небу шпиль другого памятника с гордым названием «Слава». Он действительно символизирует славу русской доблести и героизма в те далекие от нас дни. Зародившись на склонах Никольской сопки в августе 1854 года, слава уже не покидала Петропавловск. Она вновь проявила себя в годы русско-японской войны 1904-1905 годов, когда камчатские ополченцы не позволили японцам стать полновластными хозяевами полуострова. Она показала себя в августовские же дни 1945 года, когда военно-морской десант, сформированный из камчатцев, в основном — воинов Петропавловского гарнизона, очистил от японцев Курильские острова, устранив, таким образом, многолетние посягательства Японии и на саму Камчатку, и на ее богатые рыбные ресурсы. В результате ожесточенных боев ожерелье Курильских островов вновь украсило Россию.

Никольская сопкаНа другом, морском склоне Никольской сопки мы видим сразу два памятника, и оба они также посвящены защитникам Петропавловского порта от англо-французского десанта. Это батарея №3, или, как ее стали называть, «Смертельная батарея», командовал которой лейтенант князь Александр Максутов-второй. Выше по склону военные моряки-тихоокеанцы уже в советское время установили памятник в виде пушки в благодарность героям-максутовцам, которые не дрогнули под массированным артиллерийским обстрелом с кораблей противника, в ответ нанося ему значительный урон. Многие из бомбардиров полегли здесь, другие были ранены, самому Александру Максутову оторвало руку, и он вскоре умер, был похоронен в Петропавловске. Сегодня одна из улиц города носит имя героя.

А сам Петропавловск-Камчатский указом Президента России от 3 ноября 2011 года получил почетное звание «Город воинской славы». И его первая слава зародилась здесь, на Никольской сопке.

24 августа 1855 года, ровно через год после отражения петропавловцами вражеского десанта, в маленькой церкви города был отслужен молебен. Отслужил его благочинный камчатских церквей Георгий Логинов, священник, который и сам находился в рядах защитников Петропавловска, вдохновляя людей молитвой на героизм и подвиги. Затем он отслужил панихиды на общей могиле павших и могиле князя. А 7 февраля 1858 года был издан указ Его Императорского Величества об учреждении «…каждогодно крестного хода в 24-й день августа в Петропавловском порту в день избавления оного от нападения англо-французского десанта в 1854 году».

Никольская сопкаТогда же священник Георгий Логинов расписал порядок крестного хода, которого неукоснительно придерживались многие десятилетия. С годами появилась традиция устраивать после крестного хода праздник с участием военных моряков. После перехода страны на новый календарь День памяти Петропавловской обороны стали отмечать уже по новому стилю – 5 сентября. В 1922 году прошел последний крестный ход, после чего отмечали праздник уже без него.

Особенно большим и массовым получился праздник 3 сентября 1945 года, потому что одновременно в Петропавловске прошел митинг по случаю победы над Японией. После этого еще несколько лет эти два праздника шли рука об руку, одновременно, в один день – 2 сентября. Сторонником этой традиции был и командующий Камчатской военной флотилии вице-адмирал Г.  Щедрин. Но последующие за Щедриным командующие эту традицию не поддержали, оставив морякам, да и Петропавловску, лишь один праздник – день окончания Второй мировой войны, 2 сентября. День первой славы Петропавловска стал уходить в тень, а затем и забываться.

Возродил этот праздник журналист, краевед, писатель Валерий Мартыненко, который, являясь председателем Камчатского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, в 1988 году предложил городским властям вспомнить о первой славе города. И вспомнили. Праздник провели 2 сентября, объединив его с Днем памяти Курильского десанта, и он удался. Тогда же впервые после большого перерыва прошла панихида на могилах защитников города и их противников. 3 сентября сводная рота моряков и солдат вновь пришла к «Часовне». Воины преклонили знамена, выступили ветераны, военачальники, школьники возложили цветы. День этот назвали Днем скорби и гордости предками. Завершился день артиллерийским салютом с кораблей.

Никольская сопкаВ 1990 году этот день стал частью празднования 250-летия г. Петропавловска-Камчатского. Вместе с отцом Ярославом Левко панихиду отслужил американский православный священник отец Владимир.

Увы, в последующие годы о Дне первой славы Петропавловска вспоминали только по каким-либо дополнительным случаям. И лишь православная церковь продолжала возобновленную традицию ежегодного проведения 5 сентября крестного хода.

Благодаря церкви этот день остался с нами. Он в наших сердцах. Мы вчитываемся в историю и понимаем, что наши предки здесь, на далеких от России камчатских берегах, действительно совершили подвиг. Они не щадили себя – ни русские матросы, ни казаки-камчадалы, ни местные охотники, ни прибывшие на подмогу камчатцам забайкальцы. Мальчишка-кантонист, которому ядром оторвало руку, шептал, теряя сознание: «Мне не больно, ведь я слуга царю, я сражался за Россию». Израненного хорунжего Карандашова сам генерал Завойко едва смог отправить в госпиталь – не хотел уходить из боя казак-богатырь. Мальчишка-казачок 16 лет заколол штыком двух откормленных англичан и не дрогнул при этом, да еще и спас своими смелыми действиями русского матроса. «Бери в штыки!» – кричал юный мичман Пилкин, ведя своих воинов в атаку на вершине Никольской сопки и сбрасывая врагов с обрыва в море, а потом писал в воспоминаниях: «Все решили русский штык да русский натиск».

Воистину наша Никольская сопка – это петропавловский Малахов курган. По исторической значимости. По пролитой крови. По нашей памяти. И приятно было узнать, что городские власти намереваются провести большие реставрационные работы на сопке, облагородить ее вид, починить и обустроить ее памятники. В этом благородном деле душа не принимает лишь одно: планы по устройству на сопке танцплощадки и прочих увеселительных объектов. Да разве можно их там устраивать? На земле, политой кровью предков. Мы знаем нашу молодежь, там все замусорят, будут пить и валяться. Эту сопку объявили заповедной еще до революции, и горожане строго соблюдали закон. Даже в годы войны на Никольской сопке не тронули ни одного дерева, оголяя заготовками дров другие сопки. Да, была там танцплощадка, но опять же по требованию горожан ее убрали. Был там парк отдыха, но ведь не прижился. Не надо на Никольской сопке танцулек. Пусть она останется нашим историческим памятником – обустроенным и красивым.

Она – наш Малахов курган.

 

Александр СМЫШЛЯЕВ, писатель

 

3173

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых