Виталий ЛАЗО: «Я до сих пор не верю, что всё это действительно было»

Виталий ЛАЗОВиталий не любит слова «покорение гор». «На горы можно взойти, а покорить при этом – только самого себя», — так говорит человек, сумевший за 3 года совершить восхождения на все пять 7-тысячников СССР: пики Коммунизма (7.495 м), Победы (7.439 м), Ленина (7.134 м), Е. Корженевской (7.105 м) и Хан-Тенгри (7.010 м). Именно эти горы объединяют собой людей, стремящихся к одному из самых почетных и уважаемых званий в альпинизме – «Снежный барс».

В историю звания «Покоритель высочайших гор СССР», в народе известного как «Снежный барс», немало славных страниц вписано и камчатскими альпинистами. В 1970 году первой представительницей нашего полуострова и первой женщиной «Снежным барсом» стала знаменитая Людмила Аграновская. Через 2 года пять 7-тысячников СССР покорили сразу 7 камчатских альпинистов. Затем званием «Снежный барс» награждались наши земляки Анатолий Василенко (1994 г.), Андрей Коншин (1995 г.) и Сергей Дашкевич (2005 г.). Прошло почти 10 лет, и вот еще одно камчатское имя вошло в историю мирового альпинизма.

— Стать «Покорителем высочайших гор СССР» мечтают не только альпинисты бывшего Союза, но и многие иностранцы, — рассказывает «Снежный барс» Виталий Лазо. – Вот только сделать это совсем непросто. У меня, например, значок №610, то есть за всю 47-летнюю историю звания менее 700 альпинистов со всего мира сумели достичь пять вершин.

Горы с другой планеты

Виталий ЛАЗОА начиналось все с несбыточной мечты. Именно такой – недосягаемой – мечта о восхождениях казалась 14-летнему юноше, безнадежно влюбленному в горы. Когда отец впервые сводил Виталия на Авачинский вулкан, парень вдруг понял, чего хочет больше всего на свете.

— Я хорошо запомнил тот день – это было в 1988 году. Открываю газету и вижу объявление о том, что клуб «Кутх» набирает ребят в школу альпинизма. Сбор 19 ноября, в 19 часов, — вспоминает Виталий Лазо. – Я ужасно обрадовался, позвонил другу, и мы пошли вместе. Через полгода мой товарищ забросил альпинизм, а я остался.

В то время до восхождений допускали лишь с 16 лет, но парень не переставал грезить вершинами. Вся комната Виталия была увешана плакатами с изображениями пиков Коммунизма, Корженевской, он зачитывался книгами о восхождениях, но даже и подумать не мог, что когда-нибудь ему и самому удастся взойти на вершину.

— Все эти горы мне казались чем-то нереальным, словно на другой планете. Я был уверен, что никогда не сумею даже близко подобраться к их заснеженным вершинам, — признается Виталий. – Прошло время, наступили 1990-е годы. Я углубился в учебу, повседневные дела и заботы, на несколько лет про альпинизм пришлось забыть. А спустя некоторое время снова потянуло… Но это уже были не юношеские грезы, тяга к приключениям, а осознанное желание ставить цели и их достигать. Тем и интересен альпинизм: ты намечаешь себе задачу за несколько лет и начинаешь к ней готовиться. Это планомерный нелегкий труд. И вот 2 года назад, когда мы с другом взошли сначала на одну гору, затем на другую, третью, появилась мысль и о «Снежном барсе».

«Друга в горы тяни – рискни!»

Виталий ЛАЗОДрузья в альпинизме – тема отдельная. Сразу вспоминается песня Владимира Высоцкого «Про друга», когда лишь в горах можно понять, что за человек рядом с тобой. Виталий Лазо уверен – ему в этом повезло. Владимир Бакленев – друг и напарник Виталия, надежный человек и опытный альпинист. Вдвоем они и начали покорение «Снежного барса».

— Первым из пяти 7-тысячников стал пик Ленина. Не скажу, что простая, но наименее сложная вершина, — рассказывает Виталий Лазо. – Затем — пик Коммунизма, следом – пик Корженевской. Четвертым был Хан-Тенгри, но на него я отправился один, у Владимира не получилось составить мне компанию. Ходить одному мне, кстати, совершенно не понравилось. Здесь тяжелее даже не физически, а морально. Хотя есть альпинисты, кто совершает соло-восхождения, но это скорее не из-за любви к одиночеству, а потому, что не получается найти себе подходящего напарника. Ведь в одной связке с человеком на протяжении не одного месяца – очень нелегко. Мне в этом плане с Владимиром комфортно. Так что больше я один в горы не ходок (смеется).

Гора Хан-Тенгри стала не только одним из этапов на пути к «Снежному барсу», но важным элементом подготовки к самому сложному, завершающему восхождению – на пик Победы.

— Пик Победы по сложности – как все остальные 7-тысячники вместе взятые, плюс еще Эверест, — считает Виталий Лазо. – Здесь непредсказуемая погода и высокая лавинная опасность. Если начинаешь идти, и вдруг разыгралась непогода, есть опасность попасть в капкан, когда уже не можешь ни подниматься, ни возвращаться вниз. Поэтому, прежде чем отправляться к вершине пика Победы, нужно было серьезно подготовиться: на Хан-Тенгри, которая находится напротив Победы, я фотографировал свой будущий маршрут, тщательно изучал его, расспрашивал тех, кто уже бывал там, обо всех особенностях и тонкостях маршрута. Так, к началу августа 2014 года мы запланировали наше самое опасное, но такое долгожданное восхождение.

Победа!

Виталий ЛАЗО — Знаете, как шутят альпинисты: «Вы идете на пик Победы? А с кем? Один?! Ну, прощайте, товарищ». Юмор, конечно, черный, но смысл понятен: на эту вершину идти в одиночку – полное безумие, — говорит Виталий. — Команда «Камчатка» — я, Владимир Бакленев, румын Николае и немец Ахим — собиралась год. С Николае мы вместе ходили на пик Коммунизма 2 года назад, с Владимиром пуд соли уже съели. Можно было пойти и втроем, но удобнее работать в двойках. Поэтому в базовом лагере мы взяли в команду немца Ахима: он уже несколько раз пытался штурмовать Победу, но все не получалось. Как Ахим мне потом признался, накануне он не спал всю ночь, переживал, примем мы его или нет. В итоге получилось, что с ним вдвоем мы и взошли на вершину.

С пиком Победы у Виталия Лазо связаны не только желания закрыть норматив «Снежного барса». Была у него и другая цель. Как известно, супругу Людмилы Аграновской Герману в свое время для выполнения «Снежного барса» не хватило именно покоренной Победы, и он завещал захоронить свой прах на этой неподдавшейся горе. К сожалению, выполнить волю легендарного альпиниста не удалось – урна с прахом была похоронена на пике Коммунизма.

— В прошлом году я уже поднимался на пик Победы, добрался до высоты 6.400 м и установил там мемориальную табличку Герману Аграновскому, — рассказывает Виталий Лазо. – На этот раз я решил довести дело до конца — взял крюк Германа Леонидовича, с которым он ходил в горы, и вбил его на вершине, чтобы последняя воля этого удивительного человека хотя бы частично была выполнена.

Для восхождения на пик Победы команда «Камчатка» выбрала не классический маршрут, которым ходят большинство альпинистов, а маршрут Виталия Абалакова – наиболее сложный и опасный.

— Сначала, скажу честно, у меня были некоторые сомнения, — признается Виталий. – Да что там говорить, было откровенно страшно. На маршруте Абалакова людей, добравшихся до вершины, столько же, сколько и погибших. В базовом лагере мне велели написать расписку, что я иду на маршрут вопреки рекомендациям, полностью беру на себя ответственность за жизнь и отказываюсь от поисковых и спасательных работ. Нам нужно было надеяться только на себя. Но мы, тем не менее, были в себе уверены. Я сказал команде: «Начнем восхождение, и если состояние снега не будет внушать уверенности – уйдем на классику». Прошли первый день – погода хорошая. Двинулись дальше. И так за 11 дней нам удалось добраться до вершины и спуститься назад. Да, лишь 2 из 4 смогли пройти весь путь – Владимир с Николае не дошли до вершины 150 м, но главное, что мы все остались живы. А гора стоит, никуда не денется, так что мы с Владимиром сделаем это еще раз. И на Камчатке появится еще один «Снежный барс».

В мире спорта в целом и альпинизма в частности есть место и здоровой конкуренции, и, к сожалению, черной зависти. Поэтому покорителей пика Победы в лагере встречали по-разному: одни искренне поздравляли, а другие вдруг замолчали и даже перестали здороваться. Как оказалось, команду «Камчатка» почти сразу потеряли из виду на заснеженных склонах пика Победы, а вскоре и вовсе похоронили. Никто не верил, что это возможно – уйти на маршрут Абалакова и благополучно вернуться.

— Я и сам до сих пор не осознал, что все это действительно было, — говорит Виталий Лазо. – Но уже ставлю себе новую цель, на 2016 год. Пока не буду говорить какую именно, нужно дождаться решения принимающей страны. И, конечно, необходимо готовиться — набирать форму, собирать команду. И могу вас заверить: это будет нечто очень серьезное в масштабах мирового альпинизма.

Ольга ПРЕОБРАЖЕНСКАЯ

Фото из архива Виталия ЛАЗО

5290

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых