В Петропавловске-Камчатском 20:52, 25 Октября, воскресенье
ночью 4°C
днем 6°C
ветер 9,4 м/с
Завтра 26 Октября
3 ... 8°C
ветер 2,5 м/с

Зоя САФРОНОВА: «Какой же я герой?»

Зоя САФРОНОВА: «Какой же я герой?»

Зоя Прокофьевна САФРОНОВА – ветеран трудового фронта. Во время войны она жила в Курской области на хуторе Барабан, впоследствии ее село сожгли фашисты. С 1943 года несовершеннолетняя Зоя наравне со взрослыми работала в колхозе имени Кагановича и, как миллионы советских людей в тылу, обеспечивала фронт продовольствием.

Активист краевого Совета ветеранов, Зоя Прокофьевна нередко бывает в школах, проводя уроки мужества. Но делиться тяжелыми воспоминаниями военного детства она не любит, по сей день те времена и события для нее – слезы и боль. Но знает, что и не рассказывать об этом нельзя.

Сожгли деревню дотла

Когда началась война, маленькой Зое было 12 лет. В июле – августе 1941 года в село «прикатили» немцы – на мотоциклах, с автоматами, с засученными рукавами: картина, типичная для советских фильмов о войне. Деревенская ребятня высыпала из домов посмотреть на диковинных гостей, но быстро разбежалась, когда один из оккупантов прицелился в них из автомата.

Из колхозного амбара немцы вывезли все зерно и даже соль, а потом каждый день наведывались в дома сельчан, отбирая продукты из личных запасов.

Ночами за деревенской провизией приходили партизаны, которые базировались в ближайшем лесу. Конечно, их сельчане кормили добровольно, не жалели ничего, хотя запасы стремительно таяли.

В селе бушевал тиф: сестра и папа Зои умерли на второй год оккупации, их похоронили в одной могиле. Двое братьев воевали на фронте, один впоследствии погиб на Курской дуге, а второй дошел до Берлина…

Соседство с партизанами для деревни, возможно, оказалось роковым. В феврале 1943 года по хутору проходил конный немецкий разведотряд. Со стороны леса раздалась то ли пулеметная, то ли автоматная очередь. Немцы быстро ушли. Но на следующий день вернулись и обстреляли хутор из минометов, очевидно, рассчитывая получить реакцию партизан. Но никто не отозвался.

И тогда фашисты, озверев, сожгли деревню дотла. Такого сильного ветра, как в тот февральский день, в этой местности, пожалуй, не было никогда: быстро полыхнули одновременно все тридцать хат. Зоя Прокофьевна помнит охвативший деревню ужас и панику, помнит, как спасалась сама и спасала своего трехлетнего племянника.

До сих пор она не понимает, почему сельчане не ушли из сожженной деревни на свободные от фашистов территории, ведь такая возможность была. Но люди остались жить в погребах, в голоде и лишениях. Сама маленькая Зоя, ютясь в погребе с мамой, братом и племянником, чудом перенесла тиф, без лекарств и медицинской помощи.

А между тем всех мальчиков, подростков и немногочисленных мужчин фашисты куда-то увезли. Родственники их долго искали и нашли расстрелянными в овраге неподалеку от хутора.

Расплата для оккупантов пришла в лице боевого отряда, который отбил сожженную деревню и взял немцев в плен.

Все для фронта, все для Победы

Это был 1943 год, разгар войны. Но в деревне неожиданно появились две бригады строителей. Дальше – ударная стройка, и уже к началу 1945 года каждая из тридцати семей смогла вернуться в свой дом, теперь уже новый.

Но все время до окончания войны приходилось работать, падая от голода. Никакой техники, тракторов не было. Вспахивали поля на коровах, весной сеяли, потом убирали урожай. Все делалось исключительно для фронта. И если в городе, на заводах и фабриках, рабочие получали скудные пайки, то деревенские питались чем попало – выкапывали с полей гнилую картошку, сушили липовые листья и пекли из них что-то наподобие лепешек. «В 1943 году мы, дети, работали наравне со взрослыми женщинами, – вспоминает Зоя Прокофьевна. – Опухшие и почерневшие от голода, дети и взрослые вместе шли и работали, потому что надо было работать всем. Был у нас такой лозунг: «Всё для фронта, всё для Победы!». Конечно, много можно рассказывать об этом времени, оно никогда не сотрется из памяти… Сколько погибших детей, подростков, стариков… всех не перечесть...»

В школе № 7 Петропавловска-Камчатского в рамках проекта «Парта героя» вскоре должна появиться парта с именем Зои Прокофьевны Сафроновой. «Я должна буду что-то рассказывать детям, но какой же я герой? Просто было слово «надо», и не было слов «не хочу» или «не могу». Так и жили, так и работали», – говорит ветеран.

Любимая учительница

А о чем Зоя Прокофьевна вспоминает с теплотой, так это практически о каждом дне, обо всем прожитом после войны. Хотя назвать ее жизнь простой и счастливой невозможно: весь ее путь – большой труд и редкие моменты счастья, как и у большинства трудящихся советских людей.

В детстве больше всего ей хотелось учиться. Многие ее сверстники бросили школу, а кто доучился – что называется, вышел в люди. Большинство мальчиков поступили в летное училище, а Зоя – на школьное отделение Курского педагогического училища, которое окончила в 1952 году. И была направлена на Камчатку в Усть-Хайрюзовскую семилетнюю школу, где проработала 24 года.

Здесь она преподавала не только основные предметы, но и пение, рисование, физкультуру. Зоя Прокофьевна прекрасно играет на аккордеоне. Родители были против того, чтобы маленькая девочка занималась музыкой, да и не было в родной деревне такой возможности. Немного повзрослев, она освоила инструмент самостоятельно, подбирала песни на слух. И уже став учителем, не только радовала музыкой детей, а «тащила» на своих хрупких плечах и всю художественную самодеятельность Усть-Хайрюзовской школы, да и ни один концерт в селе в то время не обходился без ее участия.

С детства она прекрасно рисовала, что в дальнейшем пригодилось в профессиональной деятельности. А что касается физкультуры и спорта – всю жизнь это было одним из самых любимых занятий Зои Прокофьевны, которая еще в педагогическом училище стала обладательницей разряда по спортивной гимнастике.

В 1976 году Зоя Прокофьевна перевелась в Паланскую школу-интернат, где тоже поработала немало, снискала уважение и почет.

В 1981 году переехала в Петропавловск, решив, что пора уйти на отдых. Но не получилось: позвонила завуч школы № 7, сообщила, что срочно требуется учитель. Надо – значит надо: в этой школе Зоя Прокофьевна отработала до 1984 года. Но продолжать стало тяжело: из-за смерти сына ухудшилось самочувствие. Почти 10 последующих лет Зоя Прокофьевна выполняла не очень привычную для себя, слишком спокойную работу вахтера в одной серьезной организации. В 1994 году судьба вернула ее к педагогической деятельности, в школу № 7, а затем в коррекционную школу для детей с особенностями слуха и речи.

Школе Зоя Прокофьевна отдала в общей сложности 44 года, закончив трудовую деятельность в 80 лет. С 1976 года она является заслуженным учителем Российской Федерации не только по статусу, но и по жизни. Ее благодарные ученики, каждого из которых она помнит по именам, которые пишут и звонят любимой учительнице из всех уголков страны и мира, это знают точно.

В свои 90 лет Зоя Прокофьевна поддерживает активный образ жизни, не теряет связи с Советом ветеранов, рассказывает о своем жизненном пути молодому поколению, не забывает любимый аккордеон и любит принимать гостей. Летом на своих «Жигулях» ездит на дачу, где сажает несколько грядок: не столько ради выполнения «продовольственной программы», сколько для поддержания физической формы на свежем воздухе.

А когда появляется свободное время, берет ручку и лист бумаги, а стихи приходят сами, и это еще один из ее многочисленных талантов.

Расхулиганились вулканы, встряхнули землю там и тут.

Земля зализывает раны, а люди это не поймут,

Что очень трудно ей бывает, стихия мучает ее

И жар внутри ее пылает, а люди – точно вороньё –

Копают землю, рвут на части – то бомбами, а то киркой,

Притом хотят, чтоб было счастье и был, хоть чуточку, покой.

Покоя не найти, я знаю, мы без природы – никуда.

Страдает, плачет, пыль стирая, голубоглазая звезда.


Мария ВЛАДИМИРОВА

889

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых