В Петропавловске-Камчатском 19:56, 25 Октября, воскресенье
ночью 4°C
днем 6°C
ветер 9,4 м/с
Завтра 26 Октября
3 ... 8°C
ветер 2,5 м/с

Экстремальное плавание наедине с красавицей «Блюз»

Экстремальное плавание наедине с красавицей «Блюз»

Девять метров суши под ногами, паруса над головой, а вокруг – бескрайняя водная стихия. 3250 морских миль от Филиппин до Камчатки на небольшой яхте прошёл Михаил ГЛЕБОВ, пенсионер из Петропавловска-Камчатского. 65 дней и ночей наедине с не тихим Тихим океаном.

Трудно, конечно, сидя на берегу, получить представление о силе штормового ветра, о долгом одиночестве и хроническом недосыпе, о жажде до судорог, когда последняя пресная капля уже выпита. Хотите сказать, бывали плавания поэкстремальней, и они не редкость – те же одиночные кругосветки? Да, бывали. И всё же камчатские яхтсмены уверены, что их скромный товарищ сделал практически невозможное. Потому что рискнул выйти в океан на маленькой лодке, с минимальным запасом топлива и провианта, не имея необходимого радионавигационного оборудования. И дошёл!

Рассказывает Артём Мартыненко, заместитель председателя Федерации парусного спорта Камчатки:

— Связи с Михаилом не было, и никто в мире не мог отследить его судьбу. Мы всей федерацией его ждали, страшно переживали и, признаюсь, боялись, что больше Мишу не увидим… Показательно, что за 3 000 миль он потратил всего 250 литров топлива, то есть максимально шёл под парусами.

Только не подумайте, что Михаил Глебов – из породы авантюристов, готовых ради красивого рекорда всё поставить на кон, и даже собственную жизнь. Ничего подобного. Просто обстоятельства, в том числе пандемия коронавируса, поставили его перед жёстким выбором, и он его сделал. Впрочем, всё по порядку.

Как появляются яхты

Считается, что непреодолимое желание ходить под парусами часто просыпается у людей, живущих далеко от моря. Михаил Глебов родился и вырос в Томске, где по рекам парусники не бегали. Но с детства, из книг, в голову запали и море, и паруса. Отслужив армию, он попал во Владивосток, где в Спортивной гавани получил первые уроки яхтинга. Много лет ходил матросом, мотористом на судах научно-исследовательского флота Дальневосточного отделения Российской Академии наук. В те годы в морские научные экспедиции отправлялись биологи, океанологи, геофизики…Михаил побывал на разных широтах, в экваториальных странах. Приехав на Камчатку, трудился в Камчатрыбпроме, в Камлайне. Так до пенсии и отработал в море. А когда вышел на заслуженный отдых, ни минуты не думал про дачу с грядками или диван с телевизором.

Сначала он купил свою первую лодку, 22-футовую (6,5 метров длиной) яхточку «выходного дня». Отходил на ней три сезона – по бухте, до Шипунского и Бечевинки. Мореходность её была ограничена и далеко от берега не отпускала. А хотелось большего. Михаил Юрьевич продал яхту и нацелился на новую.

Здесь, наверное, стоит опровергнуть распространенный миф о том, что яхта – сверхдорогая роскошь, удел исключительно миллиардеров. На самом деле небольшие яхты стоят не дороже подержанного автомобиля, от 500 тысяч до 2 миллионов рублей. И если у вас есть горячее желание купить лодку, то оно вполне осуществимо. Михаил работал, поднакопил денег и нашел себе в Японии 30-футовую красавицу по имени «Блюз».

Почему в Японии? Оказывается, Страна восходящего солнца – держатель не только рынка подержанных автомобилей, но и яхт. Японцы предлагают хорошие крепкие лодки возрастом 20-30 лет по подъёмным ценам.

В Японию Михаил Юрьевич вылетел вместе с легендарным российским яхтсменом Николаем Остапенко. Оформление документов, закрытие визы, перегон яхты с внутреннего озера в Нагахаме. А на дворе – 1-е декабря. Возвращаться на Камчатку сложно и холодно, решили идти на Филиппины, в Пуэрто Галеро, где в это время с двумя большими яхтами зимовали около 20 наших камчадалов. До этого Михаил Юрьевич 28 лет не был в отпуске, а тут – такое… Денег у Глебова было в обрез, но земляки подбадривали и подкармливали. К тому же, как выяснилось, зимовать на Филиппинах гораздо дешевле, чем на Камчатке. А дальше разразился коронавирус: авиаперелёты попали под запрет, и яхтсмены просто лишились возможности забрать свои яхты.

— Я был поставлен перед выбором – либо идти на маленькой лодке в одиночку, с минимальным набором оборудования, либо оставить яхту у чужих берегов. Решил идти, — рассказывает Михаил Юрьевич.

Понимал ли он, чем это решение может закончиться? – это вопрос ему будут задавать уже потом, на финише плавания. Понимал и осознавал, но считает, что выбора по сути не было.

Человек, лодка и дельфины

3250 миль – это, на всякий случай, по прямой. Парусная лодка ходит галсами, и реальный путь получается вдвое длинней.

Изначально Глебову не хватало многих приборов – а в Филиппинском море интенсивность движения как на большом шоссе, громадные суда так и норовят не заметить маленькую лодку на радаре. Страшно было ложиться спать, приходилось прижиматься к берегу. Зайти в порты не позволяли местные гвардейцы с автоматами на катерах, хотя виза у Глебова не закончилась. Но делились водой, и на том спасибо.

Поначалу было невыносимо жарко и влажно, как в сауне. Пришлось соорудить шалаш из бамбука над головой, чтобы защититься от палящего солнца. Сидеть под ним и рулить круглые сутки.

Особенно тяжело, как признаётся Михаил Юрьевич, давалось одиночество. Когда бессонница уже просто валила с ног, он спускал паруса, глушил двигатель. И пытался заснуть…

А вот погода, как утверждает наш герой, благоприятствовала: «За два месяца – пять штормов, и только два по-настоящему сильных». За это время Глебов стал одним целым со своей маленькой лодкой и убедился, что она очень надёжная, мореходная. «Такая спорость на волну, что и носом, и боком, и задом – легко заскакивает. Я даже в последнее время не переживал, что опрокинется или что выкинет. В привычку вошло».

Конечно, в океане Михаил Юрьевич не был совсем одинок. Его попутчиками были касатки, дельфины, киты – синие, горбатые, кашалоты. Стаи голубых марлинов. И рыбы-парусники скользили по поверхности воды… Случались и происшествия – странные, пугающие. «Иду на лодке под двигателем, полный штиль. И вдруг поверхность моря напротив начинает подниматься на глазах – полметра, метр, полтора – и движется в мою сторону… Волосы дыбом! Оказалось, это не галлюцинации и не подводный вулкан, а рыбный косяк. Жаль, заснять на фотоаппарат не удалось, не до того было».

Однажды к лодке прибился странный одинокий дельфин-афалина. Выскочил, почирикал. Михаил ему на радостях – "Привет!" – поговорить хоть с кем-то. Тот пару кругов сделал, а потом в лодку – как стукнет! Что это было?

Курс – на Камчатку

Через месяц яхта «Блюз» зашла в Токийский залив. К тому времени вода была на исходе, как и топливо. Японская виза закончилась, но Михаил решился зайти в бухту острова Казушима. Не знал, как отнесутся к этому власти. И был поражён дружелюбным отношением и властей, и местных рыбаков. Подъехал полицейский и разрешил трое суток пребывания с выходом в город, без бумаг и оформлений. Только напомнил, что надо носить маску от коронавируса…

Михаил пополнил запасы, подремонтировал лодку. И взял курс на Камчатку.

Возле мыса Лопатка закончилась пресная вода. «Третьи сутки нет воды, грызу спагетти как мышка. Навстречу – большое судно «Вячеслав Анисимов», порт приписки – Ванино. По рации выхожу на связь, говорю, нуждаюсь в помощи…». Команда высыпала на корму, а корма – на уровне пятого этажа. Поверить не могли, что лодка идёт с Филиппин с одним капитаном на борту. Моряки поделились солярой, водой и продовольствием. Сердобольная повариха – свежевыпеченным хлебом, вкус которого Михаил почти забыл. В общем, очень благодарен Глебов нашим морякам.

Ещё через трое суток – вот она, родная бухта Русская. Переночевал у рыбаков, те скинули короткое сообщение от Михаила в федерацию – «Я здесь, я пришёл». Там на радостях сразу стали готовиться к скорой встрече. Но родина встретила отважного мореплавателя весьма неласково. После долгих созвонов со стражами границы, отправки документов по затухающему телефону яхту отправили на сутки в бухту Тихую, запретив всякое общение — как индейца в резервацию. Затем за три часа стоянки на пограничном пирсе взяли 15 тысяч. Но Михаил, в принципе, не ропщет: «Я понимаю – законы, граница…».

По возвращении Глебов переночевал пять дней дома и понял, что уже хочет на лодку. Занялся растаможкой, техосмотром судна. И начал строить планы на будущее. В частности, есть предложение помочь перегнать яхту с Филиппин в Мексику. «Если получится, то я с удовольствием…»

Впечатления от недавнего путешествия – все при нем. Не жалеет задним числом, что рисковал? «Было интересно попробовать — на таких лодках никто раньше так далеко не ходил. Да и я не пошёл бы, но деваться было некуда».

Камчатская федерация парусного спорта сегодня – на подъёме. 17 яхт, больших и малых, более 10 участников – самые активные, их лодки всё время на воде. Есть у федерации свои планы развития, свои герои и рекорды. И Михаил Глебов также вписал свою славную страницу в историю камчатского яхтинга.

Лично для меня эта история – повод гордиться земляками, смелыми и крепкими людьми, которые без пафоса способны на настоящие поступки. А кому-то, возможно, этот рассказ поможет поверить в себя, встать под паруса и бросить вызов стихии. И жизнь заиграет всеми красками моря…

 

Елена БРЕХЛИЧУК

Фото из архива Михаила ГЛЕБОВА

2888

2 комментария

Панов Александр
13:53
Панов Александр
Потрясающая история! Давно я подобного не слышал и не читал. Спасибо! И очень правдиво, как неприветливо встретила наша Родина моряка…
Колобова Ольга
22:20
Колобова Ольга
Ты герой
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых