Свидетельство о регистрации
ЭЛ № ФС 77-84799 от 3 марта 2023 г.

Ветер жизни

12:30
1409
Рядом с Поротовым не бывало тихо – он, как истый сын вулканов, обращал на себя все внимание.
Рядом с Поротовым не бывало тихо – он, как истый сын вулканов, обращал на себя все внимание.

Нашему поколению повезло – мы своими глазами видели тех, кто делал историю и культуру родного края, наслаждались их стихами и песнями, танцами, общались за чашкой чая в тундре. Поэтому Килпалин, Гиль, Кевевтегин, Коянто, Лукашкина, Запороцкий, Жуков для нас, жителей Севера, - не забронзовевшие фигуры, не имена на памятных табличках, а реальные, живые люди, со своими слабостями и чудинками, со своими характерами. Мы еще помним их голоса и манеру разговора, мы помним, как горячо они спорили, сойдясь вместе, как хохотали, как самозабвенно творили, забывая про сон и отдых. Наверное, наша земля, как родник с живительной водой, рождает таких замечательных и одаренных писателей и музыкантов, танцоров и художников, и она же, как магнит, притягивает к себе таланты из дальнего далека. Георгий Поротов родился здесь, на Камчатке. Прошло уже 95 лет с того майского дня, как появился на свет этот человек, подаривший миру замечательных героев Ое и Аю, нелепого Авая, увидевший историю полуострова своими глазами, глазами потомка первых камчадалов.

Каким помним мы его, Георгия Германовича Поротова? Высокий, в роговых очках, с прядью волос, постоянно спадающей на лоб, он представлял собой яркий контраст с худеньким и жилистым Владимиром Косыгиным, своим закадычным другом. Рядом с Поротовым не бывало тихо – он, как истый сын вулканов, обращал на себя все внимание. Да и невозможно было не услышать его голос, чуть картавый, которым он захватывал собеседника в свой плен выдумок, стихов, идей.

Гоша, Георгий, с детских лет рос любознательным и артистичным, выделяясь среди своих братьев и сестер (всего в семье Поротовых было семь детей) своей неуемной тягой к музыке и сказкам. А уж сказки в их доме не переводились: все дети проходили через заботливые руки бабушки и дедушки, которые работали вместе с детьми в огороде, держали скотину, а вечером, перед сном, рассказывали сказки. Можно только представить себе, какие образы возникали в маленькой голове Гоши, услыхавшего сказания о Кутхе и Эмэмкуте, о великанах, которые живут под землей и трясут горы, об обитателях морских глубин и речных долин. Эти незабываемые вечера стали основой его любви к культуре своего народа, к памяти, которая, как крепкая нить, тянется из поколения в поколение, связывая их воедино. Тогда же, в детстве, он «заболел» музыкой. Первые аккорды учил на балалайке, мандолине, а однажды увидел…скрипку. Этот инструмент стал любовью всей его жизни. Попытался вместе с родителями сделать скрипку своими руками, из дощечек, палочек, оленьих жил и конского волоса. Сделал. Но самодельный инструмент издавал такие ужасные звуки, что Георгию приходилось уходить с ним подальше от дома, чтобы попытаться сыграть что-нибудь, напоминающее мелодию.

В полной мере таланты Георгия Поротова развернулись во время учебы в культпросветучилище в Биробиджане – уж там-то он и пел, и плясал, и играл на всех доступных музыкальных инструментах. Там же он начал сочинять стихи, выходившие из-под пера начинающего поэта вполне зрелыми и удачными. Его энергией, казалось, был заполнен и учебный корпус, и общежитие. Отличник, комсорг курса, руководитель студенческого оркестра – его по праву выбрали делегатом на Всемирный фестиваль молодежи и студентов в Москве. А он отказался, ведь не мог он уехать в Москву без своей любви, без Нади, ставшей его музой и верной подругой. Она училась на библиотекаря, и после окончания училища их, успевших стать мужем и женой, отправили обратно на Камчатку, в родное Мильково. Однако недолго проработали там молодые супруги – в 1959 году в Палане открылся окружной Дом народного творчества, директором которого назначили Поротова. В окружной центр Поротовы приехали с маленькой дочкой Любой. Жили, конечно, тяжело – жилье было неблагоустроенное, продуваемое всеми ветрами, зато именно в Палане Георгий Германович встретил единомышленников, которые поддержали его, убедив в верности выбранного пути. Только представьте себе – в одном месте, в одно время собрались Поротов и Коянто, Лукашкина и Лахтой, Килпалин и Заев! Именно здесь и тогда родилось то чудо, которое мы сегодня считаем настоящей культурой – «Мэнго», их последователи - многочисленные фольклорные ансамбли, песни и танцы, которые знает весь мир.

После работы в Палане Георгий Поротов, определивший для себя дальнейший творческий путь писателя, вместе с семьей, в которой подрастало уже две дочки, переехал на юг Камчатки. Он еще не раз возвращался на север, объездив вместе с Коянто и Лахтоем оленеводческие звенья, охотничьи угодья, рыболовецкие станы и маленькие национальные села. Он написал и издал несколько книг со стихами, рассказами, повестями. Стихи Поротова, посвященные Камчатке, землякам-фронтовикам, родной природе разошлись на цитаты. Его пьесы, основанные на национальном фольклоре, с успехом шли в театрах. Он успел очень много, его большое сердце билось в унисон с горячим пульсом Камчатки, но однажды дало сбой. Всего пятьдесят шесть лет прожил на этой земле, исходил ее своими большими ногами Георгий Поротов, Гоша. Всего пятьдесят шесть лет он вдыхал полной грудью ни с чем не сравнимый ветер, напоенный запахами кедрача и морошки, горной воды и серебристого ягеля, океанского прибоя и горячих ключей. Слава родившимся здесь, слава тем, кто живет здесь, слава тем, кто умирает с именем своей родины на устах!

Татьяна Косыгина

Ветер жизни 0Ветер жизни 1Ветер жизни 2

Делитесь новостями Камчатки в социальных сетях:

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.