Свидетельство о регистрации
ЭЛ № ФС 77-84799 от 3 марта 2023 г.

Медвежья угроза на окраинах Петропавловска

12:25
1285

Медведи продолжают бродить вблизи населённых пунктов Камчатки и периодически в них появляются. О ситуации с косолапыми на окраинах краевого центра рассказал руководитель добровольной группы реагирования на выходы опасных животных Петропавловска-Камчатского Владимир Шаблий.

«Оперативная обстановка»

«Один медведь сто процентов ходит в районе Копая, озера Приливного. Его выход также возможен на Малой, Большой и Средней Лагерной. Ещё один медведь точно ходит вблизи посёлка Заозёрного, может выходить в сам посёлок, а также в Дальний, Долиновку, Чапаевку, на улицу Солнечную, на Халактырский пляж», – сообщил общественный инспектор.

В течение нескольких дней в разное время суток Шаблий с коллегами по группе объезжали территорию вокруг Заозёрного. Медведя найти не удалось, но появлялся свежий помёт. Впрочем, это были не единственные находки подобного характера.

«Возле Заозёрного нашли отличную кучу, даже не кучу, а огромную насыпь навоза вдоль дороги. Скорее всего, это вывозится из посёлка. Почему эти отходы беспрепятственно и безнаказанно сбрасывают в лесополосу – непонятно. В навозе видны кровящие останки каких-то животных», – сообщил Владимир Шаблий.

Кто виноват

Причиной вторжения хищников в среду двуногих была и остаётся безответственная деятельность человека. Сколько ни предупреждай о печальных последствиях старой русской забавы – прикорме медведей на дорогах и не только, – земляки не останавливаются. Косолапый к такому привыкает и перестаёт бояться человека, хотя по природе своей бояться обязан.

Также на границе города находится много ферм по выращиванию лошадей, овец и крупного рогатого скота. Медведи там частые гости. Для их атак на сельскохозяйственное поголовье есть конкретные причины.

«Медведь издалека чует запахи. Почему в стороне Чапаевки много случаев вынужденного отстрела медведей? – объясняет руководитель «медвежьего спецназа». – Например, в прошлом году какой-то нерадивый человек, являясь хозяином определённой территории, держал там ёмкость, в которую сливал рыбные отходы, привлекая туда медведей. А рядом фермерские хозяйства и посёлок Радыгино. Медведи шли на запах, но помои из ёмкости достать не могли. Соответственно, искали, чем ещё можно поживиться поблизости, и находили скот».

Другие медведи, впоследствии отстреленные в Чапаевке, пришли на запах крабовых отходов.

«Кто-то выставил 8 или 10 мешков таких отходов, которые сильно пахнут. На них кормились три медведя, двоих мы отстрелили. Это же человеческая деятельность, это мы виноваты!» – подчёркивает дружинник.

Владимир Шаблий помнит времена, когда в городе с рыбой работали всего три предприятия – колхоз им. Ленина, «Акрос» и хладокомбинат. Сейчас мелкие нелегальные заводики и коптильни работают в каждом микрорайоне. А отходы куда? Вывозят в лесополосы.

«Если завод работает законно, он пользуется специально отведенными местами для утилизации отходов. А остальное – работа полиции, которая должна выявлять незаконную деятельность. Я помню свою работу в милиции, как мы вычисляли эти заводы, задерживали, передавали в ОБЭП. Милиция работала, а сейчас этого нет», – уверен Владимир Шаблий.

И в этом году в микрорайоне Чапаевка охотники ликвидировали медведя, который стал часто приходить в гости, представляя угрозу не только для домашних животных, но и для людей. С начала медвежьего сезона на Камчатке пришлось застрелить нескольких медведей. Косолапые нападали на скот, отбирали еду у собак, один даже бродил у детской площадки.

Что делать

Тема медвежьей угрозы остаётся актуальной. Оказывается, путь решения этой проблемы, во всяком случае частично, существует. Для того чтобы люди на окраинах города чувствовали себя в большей безопасности от медведей и могли более спокойно бродить по окрестным грибным и ягодным местам, группе реагирования на выходы опасных животных необходимо иметь лицензию на регулирование численности. А это – прямые полномочия Камчатского краевого общества охотников и рыболовов.

«Лицензии, дающие право на регулирование численности на территории Петропавловска-Камчатского, нам беспрепятственно выдаёт управление федерального государственного контроля Министерства лесного и охотничьего хозяйства Камчатского края, за что ему огромное спасибо. Но город заканчивается, условно говоря, в Радыгине. А нам необходимо держать под контролем всю полосу, по которой медведи идут в город со стороны Халактырского пляжа. Министерство не может выписать лицензию, затрагивающую угодья общества. В итоге проблемы из года в год повторяются. Медведи бегают по краевому центру (одного жители застали на улице Курчатова), то и дело пугают посетителей кладбища, массово задирали фермерских овец и лошадей. Наша группа реагирования на выходы опасных животных состоит всего-то из четырёх человек, энтузиастов, все мы – члены краевого общества охотников и рыболовов. Казалось бы, какая сложность в выдаче этих лицензий, которые помогут городу и горожанам спокойнее жить? Но наши неоднократные обращения к руководству ККООиР не приносят результатов», – сообщил Владимир Шаблий.

Сергей СЕМЁНОВ

Делитесь новостями Камчатки в социальных сетях:

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.