Свидетельство о регистрации
ЭЛ № ФС 77-84799 от 3 марта 2023 г.

Владимир ШАБЛИЙ: Зарабатывать самим и развивать туризм на Камчатке

15:20
4024

Камчатское краевое общество охотников и рыболовов – одна из крупнейших общественных организаций на полуострове. Только в Петропавловске-Камчатском общество объединяет более 2,5 тысячи земляков, а в крае численность стремится к 8 тысячам.

Владимир Шаблий – один из членов ККООиР – человек на Камчатке известный. Находясь на пенсии после службы в правоохранительных органах, Владимир Викторович по предложению администрации краевого центра возглавляет группу реагирования на выходы опасных животных в черте города добровольной народной дружины.

В декабре 2022 года в нашем интервью https://kam-kray.ru/news/29595-kultura-i-etika-kamchatskoi-ohoty.html Владимир Шаблий рассказал, зачем нужно и как работает краевое общество охотников и рыболовов, и о том, почему, по его мнению, за последние 15 лет развитие общества сведено практически к нулю.

17 декабря 2022 года прошла 13-я конференция ККООиР, которую бывший председатель просто проигнорировал. Конференция избрала совет, а совет – нового председателя.

14 декабря 2023 года состоялось заседание совета ККООиР. Председатель отчитался об успехах, в том числе о наведении порядка на некоторых охотничьих кордонах. Но в целом ситуация безрадостная, и убыток, согласно отчету ревизора, составил 500 тысяч рублей.

Что еще изменилось за год? Об этом – в нашей беседе с Владимиром Шаблием.

– Владимир Викторович, какие-то судьбоносные для общества события произошли за истекший год?

– Много чего происходило, но о судьбоносности тех или иных событий и решений говорить затруднительно. После конференции 2022 года общество создало свой телеграм-канал, у которого на сегодняшний день 162 подписчика – это из 8 тысяч членов. За год в нем появилось публикаций меньше, чем пальцев на одной руке, среди них – ни одного обсуждения реальных проблем камчатских охотников и рыболовов. Новый председатель после своего избрания опубликовал обращение. Говорил в числе прочего правильные вещи. О том, что Камчатский край развивает туристическую деятельность, и мы не должны отставать и заниматься этим направлением, используя имеющиеся охотничьи кордоны; о том, что общество направило в Москву свои предложения по проведению смотров охотничьих собак (эти смотры прошли в апреле и в сентябре 2023 года, и члены общества интересуются, кто оплатил перелет и проживание иногородних гостей). Затронул вопрос использования природных ресурсов, но под странным углом. Сказал, что наши егеря будут искать места произрастания ягоды и грибов, оказывать населению помощь в их сборе, производить продукты из них, заодно охранять людей, чтобы они не боялись медведей.

Также в обращении он поднял вопрос лицензионных участков для рыбной ловли, которых сегодня у общества нет.

– Что планировалось сделать еще из того, о чем председатель не упоминал в обращении?

– В решениях конференции декабря 2022 года – получение грантов на развитие кордонов в целях развития туризма. Это решение принято единогласно, его нужно выполнять.

В этих же решениях – создание цеха таксидермии для выделки шкур животных. И здесь тишина. Конференция решила проработать вопрос скидок в охотничьем магазине, учредителем которого является ККООиР. Если человек состоит в обществе 10 лет, сделайте ему скидку на 1 тысячу рублей в год, 15 лет – полторы тысячи. Такое было предложение, но определили 5-процентную предновогоднюю скидку, и на этом все закончилось.

Конференция приняла решение о необходимости внесения изменений в устав, чтобы председателя избирал не совет из небольшой группы людей (19 человек), а конференция. Но об этом предпочли забыть, устав не изменен.

– Получить гранты на кордоны и открыть цех таксидермии наверняка не очень просто.

– Конечно, но и под лежачий камень вода не течет. Я дважды подходил к председателю, принес памятки, как получить грант, сказал, куда подойти и заняться этой процедурой. Долго никакого ответа не получал. Затем выяснилось, что заявка на грант все же была подана, но не очень грамотно оформлена и мотивирована, в результате чего в средствах обществу отказали.

Часть инфраструктуры для туристов и своих же охотников можно обустроить и без серьезных вложений. На переезде между Кирпичиками и цементным заводом пылятся арестованные гаражи. Почему не поговорить с администрацией, чтобы взять несколько гаражей, сделать обивку, немного благоустроить, поставить в наших угодьях – и чем не ночлег для охотника или заблудившегося туриста? Это были бы не кордоны, а точки, где человек может отдохнуть и почувствовать себя в безопасности.

Что касается цеха. Начните делать хоть что-то, наладьте диалог с администрацией города, ведь имеется так много заброшенных зданий. Или возьмите помещение в аренду. А пока шкуры на выделку, кто может, отправляют на материк, но у большинства они просто пропадают.

– В каком состоянии пребывают сегодня кордоны?

– Большинство в таком, что годятся максимум для ночлега. Перед краем стоит задача привлечь туристов. Общество охотников могло бы властям в этом помочь и само заработать. Например, кордон в Пиначеве в так называемом аквариуме. Там водопад, где раньше собиралось очень много рыбы, и сейчас это явление иногда повторяется, и люди приезжают на это посмотреть. Если хорошо благоустроить тот кордон, поток туристов туда значительно увеличится. Это же касается и кордона возле Апачи, там ведь сказка, какие виды!

Кордон в районе Вачкажца умер вместе с последним егерем. Нужно сделать новый кордон на входе на Вачкажец, что позволит не пропускать браконьеров и машины, которые уродуют рельеф, в результате чего почва подвергается сильнейшей эрозии. Это была бы и польза для края, и ночлег для туристов. В этой местности много медведей, ночевать в палатке опасно, а егерь – человек с законным оружием – может защитить.

Наши егеря, помимо выполнения основных обязанностей по охране территории, могли бы собирать дикоросы, зарабатывать сами и давать заработать обществу, которое должно решить вопрос с реализацией этой продукции. Да, вопросы сложные, но решаемые! А искать места произрастания грибов и ягод и охранять собирающих их граждан от медведей, о чем говорит председатель в своем обращении… Такое заявление сложно и комментировать.

– Тем не менее тема медвежьей угрозы остается актуальной. Есть пути решения этой проблемы?

– Для того, чтобы люди чувствовали себя в большей безопасности от медведей и могли более спокойно бродить по окрестным грибным и ягодным местам, просто дайте группе реагирования на выходы диких животных лицензию на регулирование численности. Лицензию, дающую право на регулирование численности на территории Петропавловска-Камчатского, дает Министерство природных ресурсов и экологии Камчатского края. Но город заканчивается, условно говоря, в Радыгине. А нам необходимо держать под контролем всю полосу, по которой медведи идут в город со стороны Халактырского пляжа. Минприроды не может выписать лицензию, затрагивающую угодья общества. В итоге проблемы из года в год повторяются. В этом году медведи по краевому центру хоть и не бегали, но пугали посетителей кладбища, массово задирали фермерских овец и лошадей. Наша группа реагирования на выходы опасных животных состоит всего-то из четырех человек, энтузиастов, все мы – члены краевого общества охотников и рыболовов. Казалось бы, какая сложность в выдаче этих лицензий, которые помогут городу и горожанам спокойнее жить? Но наши обращения к руководству ККООиР не приносят результатов.

– В советский период охотничьи общества зарабатывали и неплохо себя содержали. А как сейчас?

– В этом плане тоже затяжная стагнация. Несмотря на то, что турпоток на Камчатку растет, коммерческая охота в 2022 и 2023 годах обществом не проводилась, хотя турфирмам удалось ее организовать. Одна такая охота стоит около 3,5 миллиона рублей. Представьте, сколько чистой прибыли за одну охоту можно получить на обустройство тех же кордонов.

По лицензионным участкам тоже вопрос не решен. Вроде бы обращались и получили отказ, но об этом мы услышали только на заседании совета. Общество отчиталось о проведении конкурса по спортивной рыбалке, но имело к этому мало отношения. Рыбаки сами покупают лицензии на спортивную ловлю, сами собираются. А тут и общество «сбоку» подошло и объявило конкурс, кто больше поймал.

– Почему в телеграм-канале общества никто активно не обсуждает эти проблемы? Люди настолько равнодушны?

– Наличие столь малого количества подписчиков канала и отсутствие обсуждений, наверное, говорят о том, что люди не очень верят в то, что будут услышаны. Но вместе с тем сами члены общества создают свои чаты, где страсти накалены. Чаще всего там обсуждают обоснованность увеличения стоимости лицензий и взносов, а также расходов общества.

Сезонная путевка на зайца или утку стоит уже 5 тысяч рублей. Все спрашивают – почему, а ответа нет.

Провели выставку собак, согласовав ее с Москвой. А зачем, если эти выставки общество вправе проводить самостоятельно? Приехали специалисты из других городов. Всем интересно, кто оплатил этим специалистам дорогу и проживание.

Раньше в ККООиР была ставка кинолога 0,1 процента, а теперь полная. На заседании совета задали прямой вопрос: сколько за год затратили на эту должность. Выяснилось, что затраты составили один миллион рублей. А какова прибыль от работы данного человека в обществе? Оказалось, более 60 тысяч рублей…

Ввели должность второго заместителя главного охотинспектора. Люди не понимают для чего. Зато сэкономили на внештатных егерях, которые в личное время на личном транспорте инспектируют угодья общества. Лишили их бесплатных путевок. В результате половина егерей просто сдала свои удостоверения. В то же время члены совета продолжают пользоваться бесплатными путевками.

– Почему важно внести изменения в устав, тем более что это решила конференция?

– Потому что узкий круг лиц, представляющих совет, не должен выбирать председателя из своего состава. Более того, они не слышат и не обсуждают предложения конференции, кого сами охотники хотели бы видеть в роли своего лидера. Не хотите менять устав, так хотя бы прислушайтесь к тому, что говорят члены общества. Действующий председатель – наверное, хороший человек. Но он – выходец из госструктур, то есть привык осваивать деньги, а не зарабатывать их. Та же самая выставка собак: если ее провели, значит должна быть прибыль. Ввели новые должности – где экономический эффект? Поэтому и возникают вопросы к работе председателя, как и избравшего его совета, со стороны которых мы пока не видим никакой тактики и стратегии решения вопросов, способных поставить работу общества на твердую основу и успешно развиваться.

Мария ВЛАДИМИРОВА

Владимир ШАБЛИЙ: Зарабатывать самим и развивать туризм на Камчатке 0Владимир ШАБЛИЙ: Зарабатывать самим и развивать туризм на Камчатке 1Владимир ШАБЛИЙ: Зарабатывать самим и развивать туризм на Камчатке 2Владимир ШАБЛИЙ: Зарабатывать самим и развивать туризм на Камчатке 3

Делитесь новостями Камчатки в социальных сетях:

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.