Свидетельство о регистрации
ЭЛ № ФС 77-84799 от 3 марта 2023 г.

Руководитель камчатского регионального сосудистого центра Александр ХАНИН: «Всегда хотел спасать человеческие жизни»

15:50
3797

Еще не так давно камчатские врачи спасали пациентов с инфарктами и инсультами исключительно за счет собственных знаний, опыта и врачебной самоотверженности. Но о высокотехнологичной помощи – такой, как за рубежом и в крупных российских городах, – не могло быть и речи. Ситуация круто поменялась в 2013 году, когда на базе Камчатской краевой больницы создали региональный сосудистый центр.

Сегодня сотрудники центра выполняют операции, о которых раньше никто не мог и подумать. За 11 лет проведено около 8 тысяч сложнейших хирургических вмешательств, в том числе – коронарных стентирований.

Руководитель регионального сосудистого центра, нейрохирург Александр Ханин стоял у истоков создания РСЦ и возглавляет его с момента основания. Как работает и развивается центр, на какую помощь могут рассчитывать пациенты с инфарктом и инсультом, возможно ли получить плановую превентивную помощь во избежание сосудистых катастроф? Об этом и многом другом – в нашей беседе с руководителем РСЦ.

Как создавали РСЦ

– Александр Евгеньевич, как в нашем отдаленном регионе удалось создать современный сосудистый центр?

– Благодаря национальному проекту «Здоровье» и федеральной программе совершенствования системы оказания помощи пациентам с сосудистыми заболеваниями. В их рамках такие центры в стране начали создаваться с 2008 года.

Камчатский край в программу включили в 2012 году. Все начали действовать быстро и слаженно: администрация краевой больницы, губернатор и правительство края, наше министерство здравоохранения и, конечно, Минздрав РФ. Создали неврологическое отделение, отделение реанимации и интенсивной терапии, неотложной кардиологии, кабинет рентгенохирургических методов диагностики и лечения, нейрохирургическое отделение с операционной. И объединили данные отделения в одну функциональную структуру для оказания экстренной помощи пациентам с инфарктом и инсультом. Это и было основной задачей. Потом закупили оборудование – компьютерные томографы, ангиографы, микроскопы, реанимационное оборудование, выполнили ремонт. И, конечно, привлекли специалистов. Минздрав определил маршруты госпитализации больных с острыми нарушениями мозгового кровообращения и острым коронарным синдромом в соответствии с территориально-транспортной доступностью и прикреплением станций скорой помощи. Это особенно важно, ведь фундамент успеха лечения инфаркта и инсульта – максимально быстрая доставка и оказание помощи пациенту.

– Как лечили таких больных до создания РСЦ?

– Они получали в основном консервативную помощь. Наиболее остро нуждающихся отправляли на плановое лечение за пределы края. Создание сосудистого центра на Камчатке позволило выполнять в экстренном порядке высокотехнологичные хирургические методики – стентирование, тромбоэкстракцию, лечение геморрагического и ишемического инсультов.

При инсульте, как и при инфаркте, очень большую роль играет оперативность доставки пациентов к нам. Чем быстрее, тем более эффективно лечение, тем больше вероятность хорошего, позитивного результата. Это и было основной задачей федеральной программы, в рамках которой создавали сосудистые центры – предоставить пациентам высококлассную специализированную помощь, и, тем самым, снизить летальность и инвалидизацию от инфарктов и инсультов. В первую очередь это касается экстренных пациентов.

«Золотой час» – почему он так дорог

– Сколько пациентов проходит через РСЦ каждый год?

– Около 2 500 человек. 90 процентов – экстренные пациенты, которые поступают по скорой помощи и санавиацией из всех районов края. Конечно, в часовой доступности у нас пациенты Петропавловска, Елизова, Вилючинска, но, в любом случае, мы лечим жителей всех территорий Камчатки, у которых случился инфаркт либо инсульт.

– Как удается успеть оказать помощь людям издалека?

– Сейчас отработана методика тромболитической терапии (тромболизиса). Например, человек поступает с инфарктом в Мильковскую ЦРБ. В этом случае врач консультируется с нашими специалистами, пациент получает тромболитическую терапию, после чего посредством санавиации транспортируется к нам. Тромболитическая терапия проводится и на уровне скорой помощи. Это введение специального препарата, который позволяет спасти мозг при инсульте либо сердце при инфаркте.

При подозрении на инфаркт либо инсульт в районах края, включая самые отдаленные, врачи консультируются со специалистами РСЦ круглосуточно. Я подчеркиваю: 24 часа 7 дней в неделю наши невролог и кардиолог на телефоне. Им звонят, докладывают состояние пациента, тут же решается вопрос о необходимости и возможности транспортировки. Если позволяет состояние пациента и погодные условия, он доставляется к нам. Если ситуация не позволила доставить человека оперативно, позже он все равно будет у нас.

– Почему так важен этот «золотой час»?

– Мы всегда объясняем это родственникам наших потенциальных пациентов. Говорим им что делать, когда у человека вдруг перестала работать рука, нарушилась речь. Сам человек с приступом вряд ли вызовет скорую, это должен сделать тот, кто находится рядом. Должен сказать, что люди, которые почувствовали такого рода недомогание, зачастую просто стесняются обратиться за помощью, полагая, что «само пройдет», тем самым теряют драгоценное время.

Сегодня много информации можно получить о том, как уберечься или максимально отдалить инфаркт и инсульт. Правильное питание, физкультура, отказ от вредных привычек – об этом все знают. Мы же в своей просветительской работе делаем акцент именно на острые моменты, когда инфаркт либо инсульт уже наступили или вплотную подступили. Это называется догоспитальный этап. Чем он короче, тем лечение более эффективно.

В месяц через РСЦ проходит около 70 пациентов с инфарктом. У нас есть такое понятие, как «дверь – баллон». «Дверь» – это момент поступления пациента в приемный покой, а «баллон» означает завершение процедуры стентирования. Этот промежуток у нас составляет в среднем 20 минут. А если пациент поступает в крайне тяжелом состоянии, его оперируют уже через 5 минут. Такой пациент сразу подается в операционную, минуя обычные диагностические этапы, поскольку это единственный путь к спасению его жизни.

В целом очень важны и догоспитальный, и госпитальный, и послегоспитальнвый этапы. Это комплексная работа не только РСЦ, но и всей краевой больницы и в целом системы здравоохранения Камчатского края.

Ликбез от профессионала

– Что такое тромбоэкстракция?

– Это высокотехнологичная внутрисосудистая операция, которая проводится только в РСЦ. Когда сосуд головного мозга закрывает тромб, мы специальным оборудованием его извлекаем. Таких операций делаем более пятидесяти в год. Они значительно снижают смертность и позитивно влияют на восстановление пациентов после инсульта. Такая операция проводится по показаниям, после диагностического обследования, которое пациент получает сразу при поступлении. Это компьютерная томография головного мозга, перфузия – проверяем, как кровоснабжается головной мозг. И сразу же смотрим сосуды головного мозга. Если видим, что один сосуд закрыт, удаляем тромб, пускаем кровь в мозг, тем самым уменьшаем повреждение тканей головного мозга.

Справка

С 2013 года в РСЦ госпитализировано 7 952 больных с нарушением мозгового кровообращения. Всем пациентам при поступлении проводилась нейровизуализация (СКТ головного мозга). Всем больным с инсультом проводилось ультразвуковое исследование сосудов шеи и головного мозга, что позволило выявить стеноз, установить причину инсульта у большинства больных и разработать индивидуальную программу вторичной профилактики, включая и оперативное вмешательство на сосудах шеи. Благодаря внедрению методик ранней нейрореабилитации, число больных с острым нарушением мозгового кровообращения, независимых в повседневной жизни, к концу стационарного лечения (оценка по шкале Рэнкина не более 2 баллов) составило 52%.

– В чем заключается метод стентирования и для кого он предназначен?

– Стентирование (чрескожное коронарное вмешательство, или ангиопластика) производится пациентам с инфарктом. Когда у человека начинаются боли в сердце (при типичном течении инфаркта – боль за грудиной, иногда может отдавать в левую руку, левое плечо, горло, нижнюю челюсть, в подложечную область), очень важно незамедлительно вызвать скорую помощь. Скорая выполняет ЭКГ, диагностирует инфаркт. Если есть возможность доставить к нам пациента в пределах одного часа, тромболитическую терапию не проводят. Если предполагается, что доставка займет больше часа, вводится препарат, который растворяет тромб в сосуде сердца. Это первый этап реваскуляризации.

При поступлении к нам такой пациент в любом случае доставляется в ангиооперационную, где ему проведут либо стентирование в сосудах сердца, либо удаление тромба. В результате, если пациент доставлен в нужный промежуток времени и операция выполнена вовремя, инфаркта по сути не произойдет, рубца на сердце не будет.

Справка

Ежегодно на Камчатке госпитализируется более тысячи больных с острым коронарным синдромом, выполняется до 900 ангиопластик со стентированием коронарных артерий. Выполняются все оперативные вмешательства.

Чтобы не допустить беды

– Делают ли в РСЦ плановые операции, в частности стентирование, чтобы стало как можно меньше экстренных пациентов?И насколько сложно получить направление на этот вид помощи?

– Безусловно, плановые операции мы делаем при наличии показаний. Если пациент уже перенес инфаркт либо инсульт, он получает по федеральной программе лекарственные препараты и находится под наблюдением специалиста. Лечащий врач назначает необходимые диагностические обследования и в случае наличия показаний направляет пациента к нам для операции. Если никогда не было инсульта либо инфаркта, но есть жалобы и симптомы сосудистого неблагополучия, пациент консультируется у своего терапевта либо у кардиолога, после чего также проводится спектр обследований. При необходимости пациент приглашается к нам на операцию, после которой получает большую терапию и постоянно у нас наблюдается, что очень важно.

При наличии показаний мы делаем плановые операции не только на коронарных, но и на других сосудах. При выявлении значимого клинического стеноза, это более 70 процентов, проводится либо стентирование – расширение сосудов, либо открытая операция – эндартерэктомия. Эта операция представляет собой удаление закупоривающего материала изнутри артерии, а также удаляет любые атеросклеротические отложения, чтобы кровь могла свободно циркулировать.

Уже несколько лет в плановом порядке лечим аневризмы головного мозга, предотвращая разрывы. Также среди плановых операций – имплантация кардиостимулятора при нарушениях сердечного ритма. Таких операций мы проводим более 57 в год. Ранее за этим видом помощи пациенты направлялись за пределы края.

– Для каких операций пациентов приходится отправлять за пределы Камчатки, в федеральные медицинские центры?

– В РСЦ не выполняется аортокоронарное шунтирование и радиочастотная абляция (метод лечения сердечной аритмии). Федеральной программой по борьбе с инфарктами и инсультами изначально предусматривалось, что на эти плановые операции пациенты направляются в федеральные учреждения. Для применения всех других высокотехнологических методов лечения у нас есть все возможности, и с каждым годом их все больше.

– Александр Евгеньевич, как на отдаленной Камчатке, при значительном дефиците специалистов, удалось достичь таких впечатляющих высот в лечении сосудистых заболеваний?

– Прежде всего, такую возможность дала мультидисциплинарная стратегия оказания помощи. Процесс организован так, что проблему одного пациента решает не один лечащий врач, а целая группа специалистов.

Безусловно, в лечении этих грозных заболеваний без современного оборудования далеко не продвинуться. Федеральная программа предусматривает ежегодное обновление оборудования, и оно у нас обновляется. В нашем РСЦ оборудование экспертного класса.

И решающая составляющая – это опыт и класс наших специалистов. Какое бы замечательное оборудование ни было, без людей с их знаниями и опытом не будет ничего. Все наши врачи проходят специализированное обучение с выездами за пределы края. Много мастер-классов проводится на базе нашего РСЦ коллегами из федеральных медицинских центров. Это непрерывный процесс, потому что технологии совершенствуются каждый год. С учетом нашей отдаленности все это важно для оказания не только экстренной, но и плановой помощи пациентам, которую мы постоянно расширяем. Это касается не только сердца, но и аневризм головного мозга и аорты, а также периферических артерий, которые поражаются при атеросклерозе.

Все меньше смертей и тяжелых больных

– На вашей практике бывали уникальные случаи спасения пациентов?

– Они все уникальны, ведь в медицине рутины нет. Но как специалисту мне запоминаются случаи, когда для проведения операций нам приходится приглашать специалистов экстра-класса из федеральных медцентров. Это происходит, когда требуется применить методику, которой мы не владеем, но имеем оборудование и возможность проводить необходимое лечение. Как правило – это операции, связанные с серьезными заболеваниями аорты, серьезные аневризмы. И это те ситуации, когда нет возможности отправить пациента на материк, потому что он не переживет период транспортировки. Приглашая экстраспециалиста, мы спасаем пациента и одновременно получаем обучение. Сейчас такая необходимость возникает очень редко, потому что наши врачи овладели всеми известными на данный момент методиками. И операции, которые ранее считались уникальными, сейчас выполняем самостоятельно.

– Отразилась ли деятельность нашего РСЦ на статистике смертей и инвалидизации вследствие инфаркта и инсульта?

– Да, в этом и состоит наша задача. Мы фиксируем ситуацию на так называемой шкале Рэнкина. В зависимости от тяжести перенесенного инсульта она делится на пять граф. Первая означает, что пациент после больницы идет домой и не нуждается в реабилитации, пятая – это глубокий инвалид, требующий уже только паллиативной помощи. И вот за 11 лет работы РСЦ число пациентов, соответствующих первым трем отметкам шкалы Рэнкина, увеличилось примерно в 50 раз! Наша задача – увеличивать число благоприятных исходов, чтобы состояние перенесших инсульт пациентов соответствовало первым двум отметкам, максимум – третьей.

Более того, последние несколько лет мы видим увеличение возраста наших пациентов. Все чаще с инсультом и инфарктом к нам поступают люди значительно старше 80 и даже 90 лет при средней продолжительности жизни 78 лет. Это говорит о том, что продолжительность жизни на Камчатке увеличивается, и специалисты нашего РСЦ играют в этом очень весомую роль. И наоборот – пациентов трудоспособного возраста становится меньше.

Специалисты экстра-класса

– Как РСЦ удается успешно решать кадровые вопросы с учетом того, что каждый такой специалист – на вес золота?

– Над привлечением кадров мы работаем постоянно вместе с администрацией краевой больницы и нашим минздравом. Многие специалисты приезжают из других городов: Москвы, Санкт-Петербурга, Хабаровска, Владивостока, из Алтайского края. Камчатские врачи дополнительно обучаются и переходят на работу к нам из других медучреждений. Также приходят специалисты, которые обучались в медвузах от Камчатского края.

Да, врачей хочется больше, но нередко за количеством может теряться качество. Когда речь идет о медицине, тем более о сосудистой хирургии, качество врачей гораздо важнее. Могу с гордостью заявить, что все наши врачи – специалисты экстра-класса, при этом все заряжены на профессиональный рост.

У нас есть семейные пары, которые познакомились еще в университете и теперь вместе работают в РСЦ. Работают дети врачей, ведь если ребенок растет в семье медиков, неизбежно погружается в эту среду. Это очень ценно, ведь РСЦ – это в первую очередь люди, а не стены и оборудование. Да, часть врачей, которые начинали с нами в 2013 году, уехали с Камчатки, другие перешли в другие медучреждения. Это неизбежный процесс. У нас тяжелая интенсивная работа 24 часа в сутки, что сложно и физически, и эмоционально. Но главное для нас – не стоять на пепелище, а нести и передавать пламя приверженности нашему профессиональному долгу, совершенствовать себя, привлекать новых специалистов и делиться с ними знаниями и опытом.

– Кого из специалистов вы хотите особо отметить?

– Огромную благодарность выражаю нашему «невидимому фронту» – среднему и младшему медперсоналу, нашим незаменимым помощникам. Все привыкли благодарить врачей. Да, они асы. Но наши медсестры и санитары во всех отделениях РСЦ выполняют колоссальную работу с тяжелыми пациентами, круглосуточно стоят на операциях, помогают и нам, и больным.

Медицина – не для слабых

– Александр Евгеньевич, расскажите о своем пути в медицину. Почему вы решили стать врачом и пошли именно в Камчатскую краевую больницу, а не остались на материке?

– Просто всегда хотел лечить людей, в том числе спасать жизни. Поэтому, когда наступило время, выбрал нейрохирургию. Вопрос: возвращаться или нет на Камчатку, передо мной не стоял. Я здесь родился, вырос и люблю этот край.

В 1996 году я поступил в Хабаровский мединститут. И знаете, поступить и учиться – разные вещи. В нашей группе из 14 поступивших окончили вуз только 6… В 2002 году вернулся на Камчатку, поступил в интернатуру, в нашу краевую больницу. После интернатуры начал работать нейрохирургом. Затем на два года уехал в Санкт-Петербург, в ординатуру по нейрохирургии, и опять вернулся сюда, возглавил нейрохирургическое отделение. В 2013 году стал руководителем регионального сосудистого центра.

– Вы практикующий нейрохирург. Как проходит ваш обычный рабочий день?

– В 8:15 планерка, обсуждение пациентов нейрохирургического профиля, в 9 часов общая планерка администрации больницы. В 9:20 планерка в РСЦ, персонализированный разбор пациентов. Затем провожу операции, бывает по 2–3 в день. Далее идет организационная работа, ведение документации и т. д. Примерно к 18 часам рабочий день заканчивается, но по сути он продолжается, потому что я постоянно должен быть на связи, в том числе консультировать коллег из районов.

– Пойдут ли дети по вашему пути?

– У меня две дочки, 12 и 16 лет. Я им уже объяснял, что медицина – тяжелый труд и постоянная, не менее трудная учеба, начиная с вуза. Ты ведь поступаешь совсем юным, а заканчиваешь через 6 лет уже взрослым, осознанным человеком. А впереди еще два года ординатуры, выбор специальности. На этом трудном пути можно быстро устать, сломаться, выгореть. Поэтому, наверное, врачи реже выбирают реанимацию, анестезиологию, хирургию – работу со сложными пациентами, требующую большой самоотдачи. Но если мои дочки захотят стать врачами, я им в этом только помогу.

– Чего вы ожидаете от открытия новой краевой больницы?

– Мы сегодня все заряжены предвкушением работы в новых условиях. Это будет не просто новый уровень организации нашей работы, а настоящий прорыв для камчатской медицины на много лет вперед. То, в каких условиях мы лечим людей, не менее важно, чем наличие высококлассных специалистов и оборудования. Современные помещения, комфорт для пациентов, хорошее настроение у коллег – все это в совокупности даст прекрасный результат. Коллеги с материка просят сообщить, когда откроется новая больница, чтобы приехать и посмотреть. Быть может, у кого-то возникнет желание остаться. Но совершенно точно – после новоселья Камчатская краевая больница пополнится новыми специалистами во всех ее отделениях.

Мария ШУПЕНИК

Руководитель камчатского регионального сосудистого центра Александр ХАНИН: «Всегда хотел спасать человеческие жизни» 0Руководитель камчатского регионального сосудистого центра Александр ХАНИН: «Всегда хотел спасать человеческие жизни» 1Руководитель камчатского регионального сосудистого центра Александр ХАНИН: «Всегда хотел спасать человеческие жизни» 2Руководитель камчатского регионального сосудистого центра Александр ХАНИН: «Всегда хотел спасать человеческие жизни» 3Руководитель камчатского регионального сосудистого центра Александр ХАНИН: «Всегда хотел спасать человеческие жизни» 4Руководитель камчатского регионального сосудистого центра Александр ХАНИН: «Всегда хотел спасать человеческие жизни» 5Руководитель камчатского регионального сосудистого центра Александр ХАНИН: «Всегда хотел спасать человеческие жизни» 6Руководитель камчатского регионального сосудистого центра Александр ХАНИН: «Всегда хотел спасать человеческие жизни» 7

Делитесь новостями Камчатки в социальных сетях:

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.