В Петропавловске-Камчатском 20:06, 25 Октября, воскресенье
ночью 4°C
днем 6°C
ветер 9,4 м/с
Завтра 26 Октября
3 ... 8°C
ветер 2,5 м/с

Когда профессия выбрала тебя…

Андрей ГРОМОВ
Андрей ГРОМОВ

Складывается такое впечатление, что коронавирус сегодня вытеснил все болезни. В информационном пространстве – совершенно точно. А вот в реальной жизни, конечно, нет. И тяжесть других заболеваний в эту пандемию вдруг по мановению волшебной палочки не ослабла.

От туберкулеза в мире умирает до 5 тысяч человек ежедневно (!), но мы как-то уже привыкли эту болезнь не замечать. Однако есть люди, для которых туберкулез никогда не был и не будет незаметным, – это врачи, которые пытаются его победить.

Вот я думаю: разве выберет человек добровольно такую неблагодарную стезю, где нет моментальных результатов и бороться с болезнью приходится иногда годами, где работать зачастую приходится с теми, кого общество интеллигентно называет «неблагополучными», где видишь, как люди задыхаются и есть опасность заразиться самому? Практически все фтизиатры, с которыми мне довелось пообщаться, на вопрос, почему вы выбрали эту специальность, отвечают буквально слово в слово: а это не я ее выбрал, так получилось, что она выбрала меня.

«Случайность» стала делом жизни

У главврача Камчатского противотуберкулезного диспансера Андрея ГРОМОВА трудовая биография, без преувеличения можно сказать, – боевая. На каких только фронтах медицинской службы ему не доводилось работать – и в поликлинике на приеме, и врачом на рыболовных судах, и торакальным хирургом. В 33 года он впервые надел погоны, став начальником туберкулезного отделения военного госпиталя, и даже на зоне возглавлял краевую больницу для осужденных.

Громов с детства хотел стать врачом. Когда заболела мама, ему часто приходилось навещать ее в больнице. Он как завороженный смотрел на хирургов и мечтал о том, что когда-то и сам войдет в операционную и кого-нибудь обязательно спасет. Несмотря на большой конкурс, в Хабаровский мединститут Андрею Валентиновичу удалось поступить без проблем. И учился он легко. Интернатуру выбрал проходить, конечно, по хирургии. А по возвращении в родной Петропавловск оказалось, что вакансий хирургов в стационарах нет. Сейчас трудно представить, но были такие светлые времена в истории, когда врачей хватало, даже на Камчатке.

– Я поработал в поликлинике, сходил в моря… и как-то встретил коллегу, который посоветовал мне трудоустроиться в противотуберкулезный диспансер, так как свободных ставок хирургов на тот момент в городе не было, – вспоминает Андрей Валентинович. – Я долго не думал. Пришел в диспансер, и меня сразу взяли. Прошел обучение, получил дополнительную специализацию по торакальной хирургии. Так вот и получилось, что фтизиатрия выбрала меня и уже не отпускает много лет, стала делом моей жизни.

В декабре этого года будет ровно 10 лет, как Андрей Громов возглавляет тот самый диспансер, в который когда-то пришел работать «случайно». Он вернулся сюда после большой жизненной и профессиональной школы, которую прошел за годы службы в Вооруженных силах и системе ФСИН. На тот момент противотуберкулезный диспансер переживал не лучшие времена – у учреждения не было практически ни одной лицензии, в помещениях царила разруха. На сантименты времени не было, за дело пришлось браться сразу и всерьез – буквально в режиме «реанимации». Отремонтировали здание снаружи и внутри, получили лицензии – в том числе одними из первых в крае – на высокотехнологичную помощь, стали обрастать оборудованием и кадрами… Сегодня диспансер можно смело назвать ведущим медучреждением полуострова, в котором, кстати, практически нет вакансий. Для камчатской медицины, к сожалению, это – исключение из правил. У Громова, видимо, какой-то особый дар убеждения: врачи к нему идут работать, несмотря на все трудности фтизиатрической специфики.

– Только большим слаженным коллективом, единой командой можно давать болезни качественный отпор, – говорит Андрей Валентинович. – Мы живем с этим заболеванием бок о бок очень давно. Еще неизвестно, кто появился на свет божий раньше: туберкулезная палочка или человек. В останках древних людей уже были видны характерные поражения костей туберкулезом. Наши корифеи фтизиатрии с мировыми именами заявляют, что совсем победить туберкулез невозможно, с ним можно только договариваться. У нас во фтизиатрической службе работают профессионалы, которым с каждым днем удается договариваться с ним все лучше.

Ветераны – в строю!

Если бы Нина ЧЕРНЫШЕНКО была, например, актрисой или певицей, к ней давно бы приросло звание «звезды» или «легенды». Врачам у нас как-то не принято раздавать такие громкие титулы. Они о своих заслугах не кричат с телеэкранов. Просто лечат самые сложные болезни и скромно спасают человеческие жизни.

Нина Лаврентьевна трудится в здравоохранении уже более полувека! В 1966 году она приехала на Камчатку из Читы по распределению.

– Попала я в село Хаилино, где и отработала первые свои три года камчатского стажа, – рассказывает Нина Лаврентьевна. – На «северах» практика у меня была богатая, чего только лечить не приходилось, в том числе и туберкулез. Следующей точкой моей трудовой биографии стали Тиличики, там я уже работала фтизиатром. Затем перешла в наш тубдиспансер, где и тружусь по сей день вот уже 45 лет.

Нина Лаврентьевна – детский фтизиатр в амбулатории. Интересуемся у ветерана фтизиатрии, легче ли стало лечить детей в нынешние времена.

– Сам туберкулез изменился, появились более устойчивые, более сложные формы, но и лечение продвинулось – были разработаны и внедрены новые препараты, появились такие методы диагностики, как компьютерная томография, – рассуждает Нина Чернышенко. – Но сильнее всего поменялись родители. Одни под воздействием интернета перестали делать детям прививки, другие, прочитав пару статей, сами ставят своим чадам диагнозы… На некоторых родителей труднее воздействовать, чем на самые устойчивые формы туберкулеза! Но самые страшные ситуации – когда больные туберкулезом родители отказываются лечить своих детей.

Наши будни скучными не назовешь!

Фтизиатра Артема ЕГОРОВА главврач Андрей Громов пригласил работать в Камчатский тубдиспансер 6 лет назад, сразу после окончания Амурской медакадемии. За эти годы молодой специалист уже не раз проходил «боевые крещения» на севере – выезжал в составе мобильных медицинских бригад в отдаленные районы края. А в «мирные» времена он трудится в стационарном отделении тубдиспансера, где лечение проходят взрослые пациенты.

– Наши будни скучными не назовешь, – признается Артем Валерьевич. – Довольно большой процент нашего контингента – это асоциальные граждане, без определенного рода занятий, пьющие и не очень законопослушные. Каждый день что-то новое! То подрался кто-то, то напился, то сбежал из отделения. Иногда приходится быть воспитателем. Убеждать взрослых людей лечиться, хотя лучше любых слов их должен убеждать их диагноз. Почему люди относятся несерьезно к серьезному заболеванию? Отчасти потому, что на первых порах туберкулез совершенно себя не проявляет, ничего не болит и не беспокоит. И больной думает, что так будет всегда. Но если не лечиться, туберкулез медленно, но верно убивает легкие. И иногда к нам привозят сбежавших когда-то пациентов, которые на этот раз, задыхаясь, просят их спасти. Мы делаем рентген, а спасать уже, бывает, нечего…

В «красную» зону – не по желанию, но по совести

Пандемия нанесла сокрушительный удар по нашим врачам. Медицинский диплом не стал их охранной грамотой – уже более полутора сотен камчатских медиков сами оказались на больничных койках. В такой ситуации свое плечо подставили коллеги из разных медучреждений края. Пять врачей противотуберкулезного диспансера отправились на помощь в ковидные госпитали. Одна из них – заведующая детским отделением Татьяна РАЙСПЕР – несколько дней назад вернулась с месячной вахты в детской инфекционной больнице. Когда мы разговаривали с Татьяной Владимировной по телефону, она еще была в «красной» зоне. На мой вопрос, не страшно ли ей было идти в эпицентр коронавируса, она глубоко вздохнула:

– Страшно, конечно, мы же тоже люди. Но наш главврач, отправляя нас в эту непростую «командировку», сказал: «Вы же не можете позволить, чтобы ваши дипломы лежали, а там дети страдали без помощи». Не можем.

Педиатрию Татьяна Райспер выбирала сердцем. 10 лет после окончания Хабаровского мединститута она отбегала ножками на участке. И вот уже 20 лет трудится в противотуберкулезном диспансере, последние два года руководит детским стационаром. 40 коек в ее отделении, к великому сожалению, никогда не пустуют. Сюда поступают дети из всех районов края. И даже месячные ляльки тут лежат без родителей. Весь уход за малышами ложится на плечи медиков. За время лечения сердце прикипает к ребятишкам.

– Я очень хочу обратиться к родителям: не отказывайтесь от прививки БЦЖ, от инфицирования она не спасет, но она является отличным фактором сдерживания развития болезни! Сейчас нас мучает широкая лекарственная устойчивость, – рассказывает Татьяна Владимировна. – Из-за нее длительность лечения увеличивается: раньше дети у нас лежали полгода – год, а сейчас и по два года лечатся. Наша главная задача – это раннее выявление. Тогда у детей наблюдается хороший эффект, с минимальными остаточными изменениями. На это силы и кладем!


Яна ЩЕГОЛИХИНА

Фото из личных архивов героев материала

Нина ЧЕРНЫШЕНКОАртём ЕГОРОВТатьяна РАЙСПЕР
540

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых