13 Августа, суббота
Пасмурно с небольшим дождем
ночью 12°C
днем 17°C
ветер 2.8 м/с
Завтра, 14 Августа
Пасмурно с небольшим дождем
13 ... 16°C
ветер 3.6 м/с

Петр ШПИЛЕНОК: Если человек является венцом природы, относиться к природе варварски недопустимо

11:15
824

ФГБУ «Кроноцкий государственный заповедник» – высокопрофессиональное экспертное сообщество с большим опытом природоохранной работы, который выходит за рамки вверенных ему природоохранных территорий. Его руководство и сотрудники участвуют в решении региональных и российских проблем, связанных с экологией, природопользованием, сохранением редких и промысловых видов, подготовкой профессиональных кадров в сфере управления природными ресурсами и экологическим воспитанием подрастающего поколения. Под управлением учреждения находятся Кроноцкий, Корякский заповедники и Южно-Камчатский федеральный заказник.

В последнее время о Кроноцком заповеднике вспоминали исключительно в связи с уголовным делом о многомиллионной растрате бюджетных средств. 15 июля 2022 года после оглашения приговора сударезерват остался без четверых своих сотрудников. Заповедник заявлял о прекращении экскурсионной деятельности, сотрудники увольнялись.

В свете этих событий мало кто вспоминал о прямой задаче Кроноцкого заповедника – защите природы. Именно о ней мы подробно побеседовали с Петром Шпиленком в бытность его директором природоохранного учреждения.

Обязанности руководителя ФГБУ «Кроноцкий государственный заповедник» сейчас исполняет Всеволод Яковлев. Он работает в заповедной системе с 2015 года, начинал трудовую деятельность в национальном парке «Таганай», в Кроноцкий перешел в 2021 году из Командорского заповедника.

Экс-директор Кроноцкого заповедника Петр Шпиленок после приговора своим сотрудникам остался работать в должности заместителя директора.

Петр Игоревич – постоянный участник и организатор научно-просветительских мероприятий, которые знакомят россиян и зарубежных гостей с разнообразной и уникальной природой Камчатки. В Москве директор заповедника презентовал выставку «Камчатка: твое невероятное приключение» на ВДНХ. С этой темы мы начали нашу беседу.

- Петр Игоревич, понравилась ли экспозиция москвичам?

- Да! Я в очередной раз убедился, что Камчатка интересует людей не только с точки зрения туризма. Наши соотечественники по-настоящему взволнованы вопросами сохранения окружающей среды, всеми проблемными точками, касающимися этой темы. На открытия выставки мы общались с посетителями. Из этих разговоров было понятно, что люди следят за происходящим в нашем регионе и хотят участвовать в его судьбе. Многие из них являются представителями научных, природоохранных организаций, а не просто массовым зрителем.

- На лекциях вы уделили отдельное внимание проблеме сохранения морских млекопитающих. Среди них много краснокнижных. Об этом регулярно говорит и губернатор Камчатского края Владимир Солодов. Как их обезопасить? Как сделать так, чтобы их численность не сокращалась?

- Морские млекопитающие, обитатели океана длительное время находятся вне зоны внимания государства. Последние данные по учету каланов, сивучей, других краснокнижных видов морских животных датированы концом 1980-х годов. Сейчас совместно с правительством края и министерством природных ресурсов РФ идет проектирование Восточно-Камчатского заказника у берегов полуострова.

- Как он поможет?

- Дело в том, что добыча рыбы и других водных биологических ресурсов у берегов Камчатки в последние годы увеличивается. Соответственно кормовая база морских млекопитающих от этого сокращается. К чему это приводит – рассмотрим на примере сивучей. У берегов Камчатки было три репродуктивных лежбища, где рождались щенки. А сейчас осталось только одно – в Кроноцком заповеднике. Два исчезли. Для самки самый сложный период – зима, когда она должна прокормить детенышей. Если корма не хватает, щенок попросту не рождается, потому что у этих животных есть механизм рассасывания эмбрионов при недостатке питания. По данным наших мониторингов, точки увеличения вылова рыбы в последнее время находится в ключевых местах обитания морских млекопитающих.

- Как решить эту проблему с учетом того, что затрагивается сфера интересов крупного бизнеса?

- Если человек является венцом природы, относиться в природе варварски недопустимо. Поэтому мы бьемся за создание заказника, а также за особую охрану точечных, ключевых территорий обитания и питания морских зверей. Разумеется, речи о запрете промышленного рыболовства идти не может, поскольку это ключевая сфера экономики региона. А вот создавать локальные точки охраны морских зверей – возможно и необходимо. Да, проблему не решить без запретов и ограничений. Но они должны быть разумными.

При этом необходимо не только обеспечивать сохранность, но и изучать природные комплексы. Именно для этого мы и создаем Восточно-Камчатский заказник, где будут постоянно вести мониторинг состояния популяций морских млекопитающих и их среды обитания, и проводить научно-исследовательские работы, которые позволят меньшими средствами и с большей эффективностью сохранять краснокнижные виды.

Мы видим, что при развитии туризма, особенно морского, увеличивается антропогенная нагрузка на лежбища и кормовые районы животных. А ведь касатки, киты, сивучи, антуры, которых очень любят туристы, находятся в красной книге России; некоторые виды – в международной красной книге. Это нужно учитывать при развитии экологического туризма, в рамках которого должна быть предусмотрена именно контролируемая антропогенная нагрузка; должны жестко соблюдаться правила наблюдения за морскими млекопитающими. Все должны понимать губительные последствия кормления животных из рук туристов: так они перестраивают свое пищевое поведение. А должны жить без влияния человека. Это важно контролировать, вопрос требует жесткой регламентации.

- На территории Кроноцкого заповедника обитает единственная в мире популяция дикого северного оленя. Насколько я знаю, специалисты обеспокоены судьбой этих животных не меньше. Есть, чем порадовать людей?

- На территории заповедника сформировался свой генофонд дикого северного оленя, отличительная черта которого – крупные размеры из-за высокой снеговой нагрузки. Это самый крупный подвид в Евразии. Поэтому важно обеспечить охрану и принять комплекс мер по восстановлению численности этих животных. Сейчас мы видим незначительный прирост популяции – по данным авиационных учетов 2020 года это порядка 350 особей, на 50 больше, чем было в 2017 году. В советское время было порядка 20 тысяч особей дикого северного оленя, но в связи с развитием домашнего оленеводства он был вытеснен с естественных пастбищ, популяция осталась только на заповедной территории. А затем началось извержение вулкана Кизимен протяженностью в несколько лет, которое уничтожило их кормовую базу. Численность упала до 200 с небольшим особей, и только сейчас научные исследования показали некоторое увеличение стада.

Со временем необходимо будет создать центр репродукции, поскольку речь идет об уникальном подвиде. Случись что – мы уже не сможем его откуда-либо завезти.

- Давайте поговорим о проекте «Школа защитников природы». Насколько я понимаю, в нем вы учите слушателей правильно вести себя на особо охраняемых территориях. Как развивается проект, насколько он востребован, и кто учится в Школе?

- Востребован очень высоко, и пока невозможно обучить всех желающих, количество которых постоянно растет. Мы выпустили уже пять смен по волонтерскому направлению, в каждой около 25 человек. Основной возрастной состав – от 18 до 35 лет. Это энергичные, альтруистично настроенные люди: студенты, менеджеры, юристы, педагоги, научные сотрудники, в общем, представители разных профессий, чаще всего жители крупных городов. Многие люди хотят помогать природе и хотят научиться это делать. Наша задача в рамках обучения – дать им знания о том, как жить в городе и при этом вести экологичный образ жизни, как помогать природным территориям, которые находятся поблизости, в их регионе, с какими организациями при этом можно взаимодействовать.

Теоретическая часть обучения ведется на онлайн-платформе, а практический блок проходят на природной территории, причем не обязательно на нашей. Прошлым летом волонтеры-выпускники Школы помогали в Кроноцком заповеднике, Южно-Камчатском заказнике, природном парке «Вулканы Камчатки» в хозяйственной, научной, эколого-просветительской работе.

Кроме того в «Школе защитников природы» обучаются действующие инспекторы камчатских заповедных территорий. Они проходят и лавинную, и противопожарную подготовку, учатся задержанию вооруженных браконьеров, оказанию первой доврачебной помощи и многому другому. Готовим и гидов – проводников в природу. На гидах лежит колоссальная ответственность, ведь это люди, благодаря которым турист может стать настоящим хранителем и защитником природы.

- В прошлом году на Камчатку приехало много туристов – гораздо больше обычного. Соответственно, больше людей посетило ту же Долину гейзеров. Как вы относитесь к увеличению количества туристов в заповедные территории?

- Понимаете, можно создать ажиотаж вокруг наших туристических объектов и получить соответствующий эффект, но тогда мы не сможем обеспечить их сохранность. Важно соблюдать баланс. К примеру, в 2023 году мы планируем сократить многодневные группы по рекомендациям научных сотрудников.

- Как это соотносится с задачами, поставленными на федеральном уровне? Ведь сейчас тренд на развитие внутреннего туризма.

- Задачи перед нами ставит государство через федеральные законы. Если мы превратим заповедник в исключительно туристическую организацию, государство первым и задаст нам жесткие вопросы. Пока главная уставная задача заповедников – сохранение природы. А значит, мы не можем развивать туризм на тех условиях и в тех объемах, которые приводили бы к ухудшению состояния природных комплексов.

Если вернуться к резонансному диалогу вице-премьера правительства РФ Чернышенко с президентом на тему «вытопчут – не вытопчут», отвечу: не вытопчут, потому что с 2014 года все туристы, которые посещают Долину гейзеров, передвигаются исключительно по настильным тропам, по которым ходил и вице-премьер. С ним мы говорили о необходимости расширить инфраструктуру, где-то применять новые материалы, и в этом направлении ведется большая работа. Наша задача – сделать так, чтобы инфраструктура в Долине гейзеров соответствовала лучшим мировым практикам развития экологического туризма.

- Какое количество туристов в год готов принимать заповедник?

-Критерии антропогенной нагрузки не являются постоянными. Начав работать в заповеднике, я прочитал, что Долину гейзеров в сезон может посетить 5 тысяч человек и задался вопросом – а почему не 5001, например? Это ошибочный подход. Нужен постоянный мониторинг, чтобы регулировать максимальное число туристов на каждом маршруте. Важен и комфорт посетителей – на настильной тропе не должно образоваться столпотворений, а если речь идет об экскурсии по наблюдению за медведями, большое скопление людей может привести к неправильному поведению животных.

Туристическая деятельность ведется на небольшой территории – меньше 2-х процентов территории заповедника. Но важность этой работы трудно переоценить, потому что именно она помогает сохранить остальную территорию резервата и в целом воспитать в людях уважение к окружающей среде. Человек, который хоть однажды посетил заповедник, увидел дикую красоту, пообщался с мотивированными, заряженными уникальными знаниями и позитивной энергией сотрудниками, нередко меняет мировоззрение и образ жизни, ему становится интересна природа и ее охрана, такие люди в дальнейшем формируют общественную поддержку заповедного дела, меняют общество и сложившиеся стереотипы. В нашей стране, где основные богатства – от природы, ее охрана должна быть возведена в культ, в национальную идею. Поэтому туризм для нас – в первую очередь инструмент охраны природы. Трудно полюбить то, чего не видел, и даже самые прекрасные картинки в этом не помогут.

Яркий тому пример – Курильское озеро в Южно-Камчатском федеральном заказнике, в которое из-за малого количества проходных дней несколько лет подряд не заходило достаточное количество нерки для нормального питания популяций медведей и орланов. Исправить ситуацию помогло в первую очередь общество, внимание людей, многие из которых бывали в заказнике. Не будь на Курильском озере туристов – широкая общественность о проблеме бы даже не узнала. Отмечу, что за последние 10 лет число посещающих озеро туристов выросло с 200-300 до нескольких тысяч в год. В результате мы получили тот самый природоохранный эффект экологического туризма, который обязательно надо поддерживать. Ведь это непосредственный общественный контроль, благодаря которому, кстати, браконьерство на Курильском озере в принципе невозможно, а в прошлом это явление было победить достаточно непросто.

- Есть конкретные планы, проекты по совершенствованию инфраструктуры?

- Мы создаем целую сеть визит-центров. В 2020 году создан визит-центр в Долине гейзеров, в 2021 году – в Озерновском. На 2023 год запланировано открытие визит-центра в Южно-Камчатском заказнике. Эти объекты выполняют не только «музейную» функцию, но и позволяют осуществлять охрану территорий на новом качественном уровне, лучше доносить до людей роль и задачи нашей организации, вовлекать общество в дело природоохраны.

В следующем году откроем визит-центр в Елизове. Это будет, пожалуй, самый современный на Дальнем Востоке, наиболее доносящий важность и суть охраны природных территорий визит-центр, в создание которого мы по-настоящему вкладываем душу.

Этому проекту мы дали условное название «Нулевой меридиан», рассчитывая, что именно здесь все экотуристы будут начинать свое путешествие по Камчатке. Здесь им расскажут, где и как увидеть все самое лучшее, но при этом не навредить территории, не поссориться с медведем и т.д. По нашему замыслу, этот визит-центр также станет площадкой, на которой будут обсуждаться вопросы природоохранного характера с максимальным вовлечением жителей края.

Более того, мы обустраиваем и облагораживаем территорию вокруг участка будущего визит-центра, формируем экологический парк с выходом к набережной реки Авача.

- Не все понимают, что такое экологический туризм и кто такой экотурист.

- Любой туризм, в том числе массовый, коммерческий может быть экологическим при соблюдении определенных принципов. А именно, это обязательное путешествие в естественную природную среду; воздействие такого туризма на природу сведено к минимуму и находится под контролем специалистов. Экологический туризм обязательно должен иметь природный эффект, то есть природе должно быть лучше с туристом, чем без него. Важно, чтобы он приносил доход местной экономике. Ведь если турист, покидая Камчатку, не «оставил» здесь средств, местные сообщества не будут заинтересованы в сохранении того или иного природного комплекса и с большой вероятностью начнут заниматься браконьерством.

Сегодня на Камчатке есть несколько примеров экотуризма мирового уровня. Но и есть, над чем работать. Достаточно вспомнить Вачкажец, изъезженную джипами тундру и склоны вулканов. Несмотря на всю кажущуюся суровость, северные экосистемы очень хрупкие. Эти шрамы остаются на десятилетия, приводят к эрозивным процессам и селевым сходам. Все это важно учитывать, приводить в порядок и регламентировать, ведь каждый наш природный объект – большая ценность для Камчатки и страны в целом. Поэтому мы развиваем исключительно экологический туризм, наблюдая за антропогенным воздействием на территории, к каким изменениям оно ведет – не засоряется ли место отходами, не исчезают ли там те или иные животные. И даже если речь идет о некоем сформированном турпотоке, нужно не бояться отступить назад. По мировому опыту мы видим, что потоки туристов на природные объекты наращивались до миллионных значений, но в результате ценность природного комплекса утрачивалась.

- Авиакомпания «Витязь-Аэро» после затянувшегося перерыва снова перевозит пассажиров вертолетами. Если мы говорим о будущем туризма – есть ли в нем место для вертолетов?

- Мы рады, что здравый смысл восторжествовал, поскольку все недочеты, на которые указала Росавиация, авиакомпания устранила еще полгода назад, в том числе переобучила пилотов.

При этом, да, важно смотреть в будущее. Весь мир использует легкомоторную авиацию – самолеты вместимостью до 12 мест. Стоимость авиакеросина растет, а стоимость перевозки одного человека на таком самолете в четыре раза меньше, чем на вертолете. Этот вопрос обсуждается на всем Дальнем Востоке, и даже разрабатывается воздушное судно «Байкал» – современный вариант Ан-2. С учетом того, что на Камчатке вопрос логистики всегда строит остро, замещение вертолетной техники будет происходить, а значит нужно строить взлетно-посадочные площадки.

- После визита вице-премьера Дмитрия Чернышенко одним из поручений было построить такую площадку в Долине гейзеров. Скоро в Долину полетят самолеты?

- Мы объяснили, что это нецелесообразно, поскольку из-за особенностей рельефа невозможно обеспечить безопасность. Другое дело – строить такие площадки рядом с границей заповедника, а когда технология будет отработана, возможно, придет время построить площадку и в резервате. Этот вопрос сегодня активно обсуждается.

- Большим событием в 2022 году станет проведение на Камчатке Всероссийского молодежного экологического форума "Экосистема", который откроется в конце августа. Чего вы ожидаете от мероприятия, что планируете обсудить с коллегами?

- Столь масштабного мероприятия подобного направления у нас никогда не проводилось. Предстоит проделать огромную работу, чтобы соответствовать заявленному уровню участников и гостей. А с учетом того, что на форум обещает прибыть первое лицо государства, это будет не только интересное, но во многом судьбоносное для будущего Камчатки мероприятие. Конечно, важно хорошо встретить гостей. Но самая главная задача – использовать эту драгоценную возможность для решения целого ряда экологических проблем.

Ну, а как для организации, для нас важно получить поддержку на развитие «Школы защитников природы». В стране природоохрана – это уже целая отрасль, есть кадры, но их подготовка целенаправленно не ведется, особенно что касается территориальных форм охраны природы.

Важно подсветить все проблемные направления, в том числе экологический туризм. Это серьезный вызов для Камчатки, ведь с одной стороны, у нас строится аэропорт, гостиницы, а с другой – очень мало современно оборудованных территорий для посещения туристами. Их практически нет. Поэтому необходимо не только звать гостей, но и создавать инфраструктуру, которая позволит и демонстрировать природные объекты с комфортом для посетителей, и сохранять.

Нужно увеличить объем научных исследований. С учетом уникальности камчатской природы, окруженной океаном, у нас ведется очень мало научно-исследовательской работы, в том числе о воздействии различных отраслей экономики на природу.

Важно, чтобы молодежь могла реализовать себя на Камчатке, в том числе работая в экотуризме. Кроме того, такие площадки позволяют привлекать специалистов из других регионов. Мы ждем к себе научных специалистов из России и со всего мира, потому что Камчатка является уникальной лабораторией для исследовательской работы, которая может привести к великим открытиям. Ведь одно из последних крупных географических открытий было сделано именно на Камчатке – это открытие Долины гейзеров. А сколько еще тайн хранит наш удивительный и невероятный край - только предстоит узнать.

Беседовала Мария ШУПЕНИК

Петр ШПИЛЕНОК: Если человек является венцом природы, относиться к природе варварски недопустимо 0Петр ШПИЛЕНОК: Если человек является венцом природы, относиться к природе варварски недопустимо 1Петр ШПИЛЕНОК: Если человек является венцом природы, относиться к природе варварски недопустимо 2

Делитесь новостями Камчатки в социальных сетях:

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.