Еженедельная краевая газета
Выходит с 11 октября 2006 года
О газете
В Петропавловске-Камчатском 04:03, 20 Сентября, понедельник
ночью 7°C
днем 10°C
ветер 5.8 м/с
Завтра 21 Сентября
7 ... 15°C
ветер 7.5 м/с

Незаменимые бывают!

06:30
2209

Дети на сцене – это буря умиления. Зритель к ребятишкам всегда добрее: и волнение простит, и забытый поворот, и неловкие движения. А вот когда выступает образцовый детский танцевальный ансамбль «Тополек», прощать ничего не приходится. Стройность, синхронность, четкость… И вместо умиления – восторг и немой вопрос: как им, маленьким, удается быть такими большими артистами? В чем секрет?

Когда этой осенью «Тополек» готовился отметить свой 45-й день рождения, я задала этот вопрос сотрудникам центра внешкольной работы – «порта приписки» ансамбля-юбиляра. Ответ был очень лаконичным: секрет успеха «Тополька» зовут Наталья ЗЕЛЕНЧУК.

Она руководит ансамблем с первого дня – вот уже 45 лет. А общий трудовой стаж Натальи Ивановны – 60 лет. После юбилея ансамбля руководитель собирается уйти на законный отдых. Давно заслужила, но никак не могла решиться.

«Незаменимые бывают! Когда Зеленчук уйдет, «Тополек» закончится», – говорят коллеги. Смены для нее просто не смогли найти. Редкий педагог. Редкий хореограф. Редкий человек.

Про железный характер Натальи Зеленчук уже легенды складывают. Вот только мало кто знает, как это «железо» ковалось, – насколько непростая жизнь стоит за этим непростым характером.

Детские раны

Она родилась в 1941-м в Рязани, вскоре война забросила ее на Украину. У всех детей той поры детства почти не было, но не у каждого война забирала так много.

– Родители были военные, – делится воспоминаниями Наталья Ивановна. – Маму расстреляли. А меня, как рассказывала бабушка, спрятали от фашистов в капусте и молили Бога, чтобы я не заорала. Я не заорала. Поэтому и осталась жива.

Удалось ей выжить и во время бомбежки детского дома, в который малышка попала, когда ей еще и трех лет не исполнилось. Много детей тогда погибло, многих ранило. Наташе осколки разорвали спину, попали в легкое. Фашисты захватили их детдом и превратили его в концлагерь. Когда маленьких узников готовились переправить в Германию, детдом освободили партизаны. Из того страшного года Наталья Ивановна в основном только ранение и помнит – тело не дает забыть. А других воспоминаний остались крохи: то ли из-за малых лет, то ли душа так защищалась. Да и отец, после того как воссоединился с дочкой, старался эту кровоточащую тему лишний раз не поднимать.

Сломанная мечта

– Вскоре после окончания войны я пошла в школу, и там практически сразу увлеклась танцами, – рассказывает Наталья Ивановна. – По учебе я звезд с неба не хватала, но была хорошисткой. Можно сказать, вынужденной. Мне установили в семье такое правило: если получаю тройку, на танцевальный кружок меня не пускают. А танцы для меня были всем! Когда к нам в Днепропетровск приехала выступать Майя Плисецкая, и я увидела ее на сцене – просто заболела балетом! Я ни о какой другой профессии и думать не могла.

В течение пяти лет Наташа буквально жила в танцевальном классе и мечтала о большой сцене. Однажды случайное падение поставило на этих мечтах жирный крест. Упав с борта машины в кузов, Наталья потеряла сознание. В больнице услышала приговор врачей: очень сложный перелом ноги – о пуантах придется забыть. Не на месяц, не на год. Навсегда.

– Плакала, рыдала, всерьез думала о самоубийстве, – вспоминает Наталья Ивановна. – Мой отец по специальности врач-нейрохирург и психиатр. Он нашел правильные слова. Как-то ему удалось меня убедить, что жизнь не закончилась, что мир гораздо шире, ярче, красивее, что можно и помимо хореографии найти дело по душе. Я же не только танцами увлекалась, ходила еще в музыкальную школу и в драматическую студию. У меня обнаружился красивый голос.

Помимо всех возможных художественных талантов у Натальи был еще один – организаторский. Она с ранних лет занималась общественной работой, в комсомол вступила на 2 года раньше обычного, в 13 лет она уже стала секретарем комсомольской организации школы. А сразу после 9 класса по комсомольской путевке отправилась на целину в Казахстан, распределили на стройку элеватора. Худенькая, маленькая девчонка, когда-то мечтавшая о балете, таскала тяжеленные мешки с бетоном. Да еще и свою бригаду держала в ежовых рукавицах, выдавая рекордные показатели.

Учитель музыки

Ей везде хотелось быть в передовиках! И, конечно, защищать честь строительно-монтажного управления на конкурсе самодеятельности отправили именно Наталью. После мероприятия к нашей бойкой певунье подошел директор одной из местных школ (он был членом жюри) и спросил, не хочет ли Наталья преподавать музыку. Это было очень неожиданное, но приятное предложение.

– Педагогического образования у меня не было, – рассказывает Наталья Ивановна. – За плечами – только 9 классов и музыкальная школа. Но директор объяснил, что учителя в огромном дефиците. А в том, что я хорошо владею голосом и инструментом, он лично убедился. Так и началась моя школьная карьера. Простых учеников мне не попадалось: то я в трудовой колонии работала, то в детском доме. Но, несмотря на мой несерьезный возраст, ученики меня почему-то всегда слушались. Наверное, благодаря моему характеру, который достался по наследству. Папа мой был министром здравоохранения в Молдавии, брат командовал крейсером… У меня в семье все такие были, со стержнем.

Тополек

Своего будущего мужа Наталья встретила в Семипалатинске. Супруг поехал на заработки на Камчатку, чуть позже забрал сюда и молодую жену с дочкой. Для привыкшей к переездам Натальи это было очередное путешествие. Еще одна точка на карте, которая так неожиданно стала любовью и судьбой. Именно Камчатка вернула Наталье Ивановне танец, с которым она когда-то попрощалась «навсегда».

– Раньше учебные заведения соревновались в художественной самодеятельности, – рассказывает Наталья Зеленчук. – Важно было, чтобы в каждой школе были представлены все направления и жанры. В 29-й школе, в которую я по приезде устроилась работать, не было танцевального кружка. Узнав о моем хореографическом прошлом, руководство попросило меня позаниматься со школьниками танцами. Это был первый опыт. А когда я уже пришла работать в новую 30-ю школу, взялась за танцы в полную силу.

Тогда, 45 лет назад, в 30-й школе и начал «расти» «Тополек». Кстати, название коллективу придумала дочь Натальи Ивановны, которая танцевала в самом первом составе ансамбля. Сегодня этим первым артистам – уже за 50. Многие из них с танцем связали свою жизнь и состоялись как профессионалы. И, конечно, с великой благодарностью вспоминают своего учителя, который подарил им крылья.

Первые шаги «Тополька» были отнюдь не робкими. Буквально сразу же последовали призовые места на городских и областных конкурсах. А уже через год коллектив получил звание лауреата Всесоюзного конкурса творчества трудящихся за высокое исполнительское мастерство. А ведь в то время ребята репетировали в обычном школьном кабинете, совершенно не приспособленном для занятий танцами. Там даже станков не было – тянули ножку, держась за подоконник. Но это не мешало маленьким артистам покорять новые вершины.

– Наверное, самым запоминающимся событием для нас стала поездка в лагерь «Артек», – рассказывает Наталья Ивановна. – Там проходил международный конкурс, в котором участвовало более 6 тысяч артистов со всего света. И «Тополек» завоевал две золотые медали! Там наше выступление так впечатлило японцев, что они пригласили наш ансамбль к себе на конкурс. От Японии у детей было столько эмоций – они как будто на другую планету слетали! И, кстати, с этого конкурса мы тоже вернулись с наградой – завоевали приз зрительских симпатий.

Шли годы, дети росли и улетали из родного гнездышка, приходили новые звездочки. Все менялось. Но три вещи оставались неизменными: Наталья Ивановна – во главе, классика – в репертуаре, ноги – в кровь.

Зеленчук никогда не заигрывала со зрителем, не шла на поводу у модных направлений.

– Уличную хореографию, которая сейчас в изобилии представлена на сцене, лично я не считаю искусством, – Наталья Зеленчук неумолима. – Классика – это высокий стандарт, это основа основ. Это четкие правила и высокая сложность. Чтобы добиться вершин в классической хореографии, нужно работать на износ. Многие называют ее жестким искусством, я бы назвала жестоким.

Что на сцене совершенство, то за кулисами – боль и кровь. К сожалению, готовых преодолевать ежедневную боль ради искусства становится все меньше.


Яна ЩЕГОЛИХИНА

Фото из архива ансамбля «Тополек»

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.