В Петропавловске-Камчатском 05:22, 08 Марта, понедельник
ночью -18°C
днем -9°C
ветер 5,6 м/с
Завтра 09 Марта
-17 ... -6°C
ветер 3,3 м/с

Мистер Дрифтер объявлен нон грата

Дрифтер10 июня Госдума приняла в третьем, окончательном чтении закон, который позволит ввести запрет на дрифтерный промысел лосося. Этого решения мы ждали почти 6 лет.

Авторы законопроекта – члены Совета Федерации Валентина Матвиенко, Борис Невзоров, Геннадий Горбунов, Александр Верховский, а также депутаты Госдумы Ирина Яровая, Владимир Кашин, Виктор Кидяев и Леонид Огуль.

Он принят практически единогласно (374 - «за», 3 - «воздержались», против - «0»). После подписания Президентом он вступит в силу с 2016 года.

Речь идет о внесении в федеральный закон о рыболовстве новой статьи «Требования по сохранению анадромных видов рыб на путях нерестовых миграций». Она запрещает вести промышленный и прибрежный лов лосося дрифтерными сетями в российских внутренних морских водах, территориальном море, исключительной экономзоне.

Таким образом, будет исключен дрифтерный лов, который осуществляют не только морские суда, но и рыбацкие бригады на Северных Курилах, которые также используют дрифтерные сети на рыбопромысловых участках (перехватывая лосось западно-камчатского происхождения на его пути к нашему полуострову).

Борьба за эти изменения велась почти 6 лет. Все это время дискуссии о дрифтерном промысле шли в высоких кабинетах, на различных заседаниях, страницах газет, многочисленных сайтах.

Главный аргумент защитников дрифтерного промысла заключается в том, что он забирает лишь малую часть допустимого улова лосося – около 6 процентов. Дрифтерная квота сейчас составляет 22,5 тысячи тонн (японские и российские рыбаки делят ее пополам). В сравнении с объемами, которые добываются во время путины на берегу, эта цифра действительно может показаться ничтожной.

Однако есть другие цифры и факты, которые показывают обратную сторону дрифтерного лова.

Как правило, на этот промысел у берегов Камчатки выходят 35 японских и 16 российских судов, каждое из которых  выставляет порядки из дрифтерных сетей длиной до 32 км. В результате более 1.600 км моря оказываются перекрыты для свободного прохода лососей на нерест, так как дрифтерный промысел ведется на путях нерестовых миграций. При том, что Уголовный кодекс расценивает добычу водных биоресурсов на миграционных путях как преступление.

Промысел каждого вида лосося на дрифтерном промысле лимитирован. Однако на дрифтерных судах не раз фиксировали сортировку улова в пользу наиболее ценной нерки в ущерб другим видам. 

ДрифтерДоля нерки в уловах могла достигать 70 процентов и больше, а горбуши – всего лишь около 2 процентов. Хотя в море такого соотношения видов не может быть в принципе. Это значит, что на борту оставляли преимущественно нерку, а другие виды лосося отбраковывали.

Более того, нерка тоже проходит неофициальную селекцию. Дело в том, что на дрифтерном промысле лосось делится на 2 сорта. Ко 2-му, более дешевому, относится рыба, получившая повреждения в орудиях лова. Порядка 50 процентов улова лосося в дрифтерах теряет товарный вид и как 2-й сорт выбрасывалась за борт. Значит, половина улова нерки тоже шла за борт.

Таким образом, упомянутая цифра в 22,5 тысячи тонн вырастает в разы. Именно такой объем лосося дрифтерный промысел на деле отнимает у береговых рыболовецких предприятий.

Стоит сказать, что у дрифтерного промысла есть в России мощное лобби, которое эффективно защищало интересы как российских дрифтерщиков, так и японских. Им удалось увеличить свою квоту, а также перевести дрифтерный лов, который велся под эгидой научных программ, на промышленную основу (хотя и раньше это был чистый бизнес). Японцы добились того, что российские пограничные инспекторы, которые контролировали их промысел в нашей экономзоне, ушли с японских добытчиков.

Но в этот раз лобби не помогло. Очевидно, свою роль сыграло международное положение. Как известно, Япония поддержала санкции против России. В начале июня японский кабмин заявил, что отмена санкций «является преждевременной». Так что решение Госдумы о запрете дрифтерного промысла выглядит как симметричный ответ. А то, что под него попало несколько российских компаний, которые вели дрифтерный лов, можно считать побочным эффектом.

Эта новость уже наделала переполох на Хоккайдо, где сетной лов лососевых является ключевым для экономики. Министр сельского, рыболовного и лесного хозяйства Японии уже заявил, что «приложит все усилия, чтобы рыбный промысел продолжался в обычном режиме». Но это заявление явно преждевременно.

 

Сергей НИКОЛАЕВ

Фото Петра Мартыненко

 

 

Справка

В 2009 году Законодательное собрание Камчатского края под руководством Бориса Невзорова начало борьбу за запрет дрифтерного промысла. Было направлено несколько обращений руководству страны.

Тогда же в федеральный центр направили свыше 20 тысяч подписей камчатцев, высказавшихся за запрет дрифтерного промысла. Эта работа была последовательно продолжена и после того, как депутатский корпус Камчатки возглавил Валерий Раенко. По инициативе камчатских депутатов Совет Федерации провел два заседания профильного комитета, посвященные проблеме дрифтера. Эта тема также была в центре внимания во время визита на Камчатку в 2014 году председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко.

 

 

 

 

Валерий РАЕНКОПредседатель Законодательного собрания Камчатского края Валерий Раенко:

- Сегодня мы все искренне благодарны председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко, которая глубоко вникла в проблему и проявила принципиальную позицию, отстаивая запрет дрифтера. Нашему депутату Ирине Яровой, которая убедила своих коллег в Госдуме, что дрифтер - это смертный приговор популяции камчатского лосося. Нашему сенатору Борису Невзорову, который 7 лет последовательно бился за запрет дрифтерного промысла. Я приведу лишь несколько цифр: в результате действия принятого закона, по подсчетам экспертов, подходы лосося к берегам Камчатки вырастут в несколько раз. Экономика России получит дополнительно свыше 5 млрд рублей ежегодно. Отечественная рыба попадет на столы россиян, а не будет уходить на рынки Юго-Восточной Азии. А в рыбной и смежной отраслях будут созданы порядка 4 тысяч новых рабочих мест, поскольку все прибрежные рыбозаводы будут загружены работой. Ну, а береговой рыбопромышленный комплекс - это жизнь и развитие наших поселков, следовательно, всего Камчатского края. Это наша большая общая победа: победа Камчатки, рыбной отрасли и всей страны в целом!

 

 

 

Владимир ГАЛИЦЫНВладимир ГАЛИЦЫН: «Закон о запрете дрифтера – это победа»

Как считает врио заместителя председателя правительства края – министр рыбного хозяйства Владимир Галицын, принятие данного закона поможет решить одну из главных задач, которая сегодня стоит перед рыбохозяйственным комплексом Камчатки, - это увеличение ресурсной базы рыболовства.                                           

- Дополнительные 20-30 тысяч тонн рыбы, которые благодаря запрету дрифтерного промысла будут подходить к побережью Камчатки, – это весомый вклад не только в развитие рыбохозяйственного комплекса, но и всей береговой инфраструктуры, - сказал В. Галицын. – Ведь за последние годы в крае построено 17 современных рыбоперерабатывающих заводов, общий объем инвестиций составил 16 млрд рублей, созданы дополнительно тысячи рабочих мест. Вот реальный показатель эффективной работы регионального рыбохозяйственного комплекса. Отмечу, что Камчатка в этом отношении выгодно отличается от других субъектов, у наших коллег, к сожалению, таких показателей нет.

 

Врио зампреда отметил, что в настоящее время возможности береговой переработки на Камчатке изменились принципиально. Так, еще в 2008 году на берегу перерабатывалось всего до 30 процентов уловов тихоокеанских лососей, остальные 70 процентов - на плаву. В настоящее время эти пропорции изменились, и составляют 80 процентов (на берегу) и 20 процентов (в море), соответственно.

- Уверен, что с 1 января 2016 года, когда закон вступит в силу, вся рыба будет перерабатываться на берегу, что даст новые рабочие места, увеличит налоговые поступления. Поэтому такой дополнительный объем - это существенный толчок в развитии экономики всего региона, - сказал В. Галицын.

Врио зампреда отметил, что в 2014 году у берегов Камчатки вели дрифтерный промысел тихоокеанских лососей 16 российских и 35 японских судов. Причем, по данным науки, до 80 процентов их уловов – это рыба камчатских популяций.

- Практически ни килограмма рыбы от выловленных этими судами объемов не завозится на территорию России, вся эта рыба в необработанном виде уходит за пределы страны, на экспорт. Россияне ее не видят ни в свежем, ни в переработанном виде. Соответственно, вся прибыль уходит за пределы Российской  Федерации, - сказал В. Галицын. – При этом мы в течение многих лет вводим значительные ограничения в отношении промысла тихоокеанских лососей на западном и восточном побережьях Камчатки. В этом году мы пытаемся сохранить рыбу на р. Большой и вводим существенные ограничения, в частности проходные дни на морских ставных неводах и на реках. А дрифтерные суда, которые рыбачат в прикамчатских водах и вылавливают камчатскую рыбу, ничем не ограничены. Они ведут промысел практически бесконтрольно.

- Для Камчатки и вообще для Дальнего Востока принятие закона о запрете дрифтерного промысла – победа, - добавил В. Галицын.

2600

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Переместите вправо
Загрузка...
Материалы, опубликованные на сайте, не рекомендуются к просмотру лицам в возрасте до 16 лет без присутствия взрослых