Читайте нас в социальных сетях:
Еженедельная краевая газета
Выходит с 11 октября 2006 года
26 Января, среда
Переменная облачность
ночью -16°C
днем -8°C
ветер 3.3 м/с
Завтра 27 Января
Облачно
-13 ... -6°C
ветер 6.1 м/с

Екатерина ГИЛЬ: Камчатка – моя жизнь, моя река

23:10
705

Мы живём на прекрасной земле, которая славится во всём мире своей уникальной природой. Но не только: многие путешественники отмечают удивительную душевность камчадалов, их чуткость и отзывчивость, искреннее желание прийти на помощь. А о представителях коренных народов и вовсе говорят, что они открыты как дети! Наша земля является родиной уникальных талантов, к которым, без сомнения, можно отнести и Екатерину Гиль.

– Я выражаю Вам огромную благодарность, что нашли время пообщаться и рассказать не только о тех людях, которые окружали Вас на протяжении жизни, и важных событиях, но и о себе. И хотя о многом можно узнать в интернете или в «Скрижалях Камчатки», смею надеяться, что в этом интервью будет что-то более личное, более откровенное…

– Хорошо, – согласилась Екатерина Трифоновна, – спрашивайте!

– Мне всегда интересно знать, как люди становятся теми, кем они являются на сегодняшний момент: то ли наш путь действительно опредёлен судьбой, то ли это осознание приходит с течением времени? А может, и наследственность здесь играет свою роль? Как бы Вы ответили на вопрос – почему Вы такая, какая есть, и занимаетесь тем, чем занимаетесь?

– Я тоже много об этом думала, и меня осенила простая мысль: никогда не знаешь, к чему ты в итоге придёшь. Конечно, цель, направление были даны в семье. Мы, дети, благодарим нашу добрую мать, которая нас всегда обласкивала, и отца, который говорил, что жизнь –не лёгкая прогулка, что нужно идти вперёд несмотря ни на что. Эти напутствия поддерживали меня в различных жизненных ситуациях много раз. Так же, как и личный пример родителей, их немногословность, умение находить в каждодневной работе красоту! Мы могли часами любоваться, как отец выполняет простые строительные дела или выезжает в тундру на упряжках – эти маленькие воспоминания из детства мне помогали идти по жизни. И не жалеть себя, когда кажется, что ничего не удаётся, а пересмотреть свои действия. А этому меня уже Гиль научил: он нас просто заставлял каждый вечер перед сном прокручивать весь день, спрашивая себя – в чём были неправы и где сделали ошибку, чтоб больше никогда её уже не повторять. Эти простые и чёткие уроки – зацепки на всю жизнь.

Екатерина Трифоновна Уркачан (в замужестве Гиль) родилась в день Великой Победы 9 мая 1951 года в посёлке Палана Тигильского района в многодетной семье. Отца звали Трифон Петрович Уркачан, эвенское имя Тыле Тэлэчча, он был оленеводом. Мама, Анна Михайловна Яганова, родом из древнего корякского села Лесная, где жили красивые голосистые люди. То есть наша героиня наполовину эвенка, наполовину корячка-нымыланка. Мама вела домашнее хозяйство и занималась овощеводством.

–А как звучит Ваше родное имя?

– Отец мне дал имя своей мамы – Ээна. Моя бабушка была женщина неговорящая, но шила очень красиво – могла изготовить как добротную рабочую одежду, так и утончённую праздничную, и научила этому мою маму. Но главное, она ещё обладала знанием, которое помогало выживать в условиях Севера. Для меня до сих пор непостижимо – как, каким нутром она угадывала будущие ненастья? Я горжусь, что меня назвали в честь бабушки.

– Кто-нибудь из Ваших семерых братьев или сестёр достиг такой же известности, как Вы?

– Это я один уродец, – совершенно серьёзно ответила Екатерина Трифоновна.

– Почему Вы так про себя говорите?

– Потому что так бывает, что один дурак выжил из-за своей непохожести, – Екатерина Трифоновна наконец-то рассмеялась. – Хотя я ошибаюсь – нас двое. Моя старшая сестричка Александра, уже будучи взрослой, добилась больших успехов в этнографии – собирании и пересказах старинных чукотских и корякских преданий. То есть – если кому что-то дано, то в любом возрасте оно догонит.

– Но Вы могли бы пойти по стопам мамы или даже папы, но выбрали совершенно другую дорогу. Что на это повлияло?

– Моё физическое состояние с малых лет было, можно сказать, никчёмное, не полагали даже, что я буду жить. Настолько я была слаба здоровьем…Когда я выходила на улицу, то даже могла услышать: «Ты ещё жива?». Но я старалась быть полезной, вся домашняя забота о братьях и сёстрах (а я средняя в семье) была на мне. И ею я могла долго и упорно заниматься: мыть, драить, стирать, готовить – во всём помогать маме.

– А с чем было связано такое положение дел со здоровьем?

– Когда мы переоделись из наших меховых одежд в матерчатые, то у меня случилось переохлаждение и я сильно простудилась. Потом я падала зимой в реку и еле спаслась… Но почему-то с завидным упорством я из этого выходила – и выхожу и сейчас, – Екатерина Трифоновна рассмеялась. – А когда впервые попала на репетицию к Александру Гилю (вначале подглядев её в окно), то вот там я и поняла, что моё тело предназначено для движения. Мои руки-ноги куда угодно клонились и как угодно складывались – такая была супергибкость. Это случилось в Палане, в Доме культуры. Правда, на следующий день после репетиции я не могла встать, но пришлось идти в школу. Там меня нашёл Александр и пригласил в ДК снова, сделав мне расписание занятий: с 15 до 16 и с 19 до 23. Причём мама была недовольна моим увлечением, но он сам с ней поговорил. И вот что удивительно – в школе долго учиться я не могла: появлялись дикие головные боли, а на репетициях, где нужно было подолгу находиться вниз головой, у меня ничего не болело. И когда спрашивают, что для меня значит танец, то я говорю – это как жизнь, это как дышать!

В хореографический самодеятельный ансамбль, позднее получивший имя «Мэнго», Екатерина Уркачан пришла по приглашению Александра Гиля в 1966 году в возрасте 15 лет. Уже в 1967-м исполнила главную партию Айи в первом корякском балете «Мэнго». Триумф балета на сценах Камчатки, затем – Хабаровска и Москвы, положил начало славе корякского коллектива и широкой известности его артистов. Последующие 25 лет Екатерина Трифоновна являлась ведущей солисткой ансамбля, звездой и любимицей Камчатки, блистая также в балете «Эмэм Кутх» и во многих хореографических миниатюрах, вошедших со временем в золотой фонд ансамбля: «Ойя-ухажер», «Тропинка», «Ярмарка в Палане», «Чайки» и других.

– То есть для Вас встреча с Александром Гилем была судьбоносной во всех смыслах?

– Да, это так. Нас ещё тогда удивляло, что мы младше Александра всего на 8–9 лет, но так его уважаем, будто он какой-то патриарх. Слова его всегда были выверенными, тон – уважительным, мысль – конкретной, ну, а что до работы, то все должны были включаться в неё на 100 %. Параллельно ещё изучали актерскую психологию, так как Гиль считал, что надо развиваться всесторонне.

– Но, кроме того, что Александр Гиль стал Вашим учителем по жизни и танцам, Вы разделили с ним свою женскую судьбу… Глядя на его портреты, можно сказать, что он был очень интересный мужчина!

– Очень! – тут же согласилась моя собеседница. – 27-й год пошёл, как его нет, но я нигде не видела более красивого мужчины… У него было много поклонниц! Но в какой-то момент он пересмотрел своё поведение ловеласа и увидел во мне человека, который все 24 часа может работать рядом, помогая ему…

Он подмечал меня, наверное, года два-три, задавая вопросы: «Так сколько нам лет?»… А когда мне исполнилось 18, он меня и позвал. Поженились мы в 74-м, когда мне было 24 года.

– А Вы были влюблены в него с самого начала?

– Не-а! Наверное, я его и с этой стороны заинтересовала: все женщины и девушки в него влюблены – кто тайно, кто открыто, а у меня абсолютно никакой реакции!

– Вы стали не только женой Гиля и его соратницей, но также и солисткой ансамбля…

– В принципе я была стержнем, – добавила Гиль.

Даже в интернете не найти обстоятельств ухода Александра Гиля, кроме скупой фразы «Трагически погиб». Это случилось 7 июля 1988 года в украинском селе Шелестово Харьковской области, куда он поехал посмотреть, как строится его будущий – «для пенсии» – дом… Александру Гилю было всего 45 лет...

– А Вы никогда не думали встать во главе коллектива после трагического ухода мужа? Ведь Вы были ему ближе всех…

– Даже если бы и возникло такое предложение, я бы никогда не посягнула быть руководителем. Почему? Конечно, я научена была многому, но это огромная ответственность. Я продолжала танцевать. В 1992 году мы с Николаем Лазаревым, заслуженным артистом России, сделали бенефис и покинули ансамбль.

Вместе с коллективом, ставшим с 1974 года профессиональным, Екатерина Гиль совершила многочисленные гастрольные поездки по городам СССР и многим странам. Причем «Мэнго» стал первопроходцем корякского искусства на сценах мира. Екатерина Трифоновна Гиль внесла значительный вклад в становление и развитие ансамбля «Мэнго», за что в 1982 году ей было присвоено звание заслуженной артистки РСФСР. Она – лауреат сценической премии имени А. В. Гиля, её портрет и биография представлены в портретной галерее выдающихся личностей полуострова «Скрижали Камчатки» (1998). В феврале 2001 года Е. Т. Гиль стала преподавателем национального танца Народной академии при КамГУ. Затем около двух лет провела в Палане, работая в окружном центре народного творчества. В 2004 году Екатерина Трифоновна вернулась в Петропавловск. В 2005-м ансамблю было присвоено имя Гиля.

Написала 2 книги-воспоминания – «Жизнь в танце» (2005 г.) и «И чувства Северу вручаю…» (2018 г.). Дело жизни четы Гиль продолжается: сын Тарас – тоже артист ансамбля «Мэнго».

– Екатерина Трифоновна, Вы можете себя назвать счастливой женщиной?

– Суперсчастливой! – улыбнулась она. – Я до сих пор чувствую себя окрылённой! И самое моё большое счастье – видеть всю семью рядом и двумя машинами уехать куда-нибудь в тундру и там проводить время…

– С Камчаткой никогда не расстанетесь?

– Я уехала из благополучной Америки (в 1993–1996 гг. по приглашению американской стороны Гиль занималась возрождением алеутской культуры с детьми штата Аляска). И когда мне говорили: «Катя, ты куда едешь? Там у вас темно, нет света и еды…», я отвечала, что именно поэтому я должна вернуться... Я буду здесь. Это моя жизнь, и это моя река.

Предлагаем вашему вниманию выдержки из книги камчатского журналиста Наталии ПИГАРЕВОЙ «Камчатские житейские истории – 3» (издательство «Новая книга», 2017 г). Книга очерков повествует об интересных фактах биографии и личной жизни многих известных жителей края.

Цикл материалов открывает встреча с солисткой легендарного корякского национального ансамбля танца «Мэнго» Екатериной ГИЛЬ. И не случайно! 9 августа отмечается Международный день коренных народов – безусловно, значимый праздник для Камчатки. А тремя месяцами раньше, 9 мая 2021 года, Екатерина Трифоновна отметила свой личный юбилей!

Книгу Н. Пигаревой «Камчатские житейские истории – 3» спрашивайте в магазинах компании «Новая книга». А также не пропустите новые программы «Житейские истории» на YouTube-канале Информационного агентства «Камчатка».

Делитесь новостями Камчатки в социальных сетях:

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.